16+
Среда, 27 января 2021
  • BRENT $ 56.17 / ₽ 4216
  • RTS1427.74
13 января 2021, 19:19 Право

Обвиненная в афере с имуществом Алексея Баталова подала иск к дочери актера

Лента новостей

Наталия Дрожжина просит Замоскворецкий суд расторгнуть договоры пожизненной ренты с Марией Баталовой. Адвокат наследницы актера планирует предъявить встречный иск

Алексей Баталов.
Алексей Баталов. Фото: Александра Мудрац/ТАСС

Обвиняемая в мошенничестве с наследством народного артиста СССР Алексея Баталова Наталья Дрожжина подала иск о расторжении договоров пожизненной ренты с дочерью актера Марией Баталовой. Заявление уже зарегистрировано Замоскворецким судом Москвы. Ответчица планирует обратиться к истице со встречным иском о признании договоров недействительными.

Наталии Дрожжиной и ее мужу Михаилу Цивину вменяется ч. 4 ст. 159 УК РФ («мошенничество в особо крупном размере»). Статья предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет. Несмотря на тяжесть обвинения, в октябре 2020 года суд избрал Дрожжиной и Цивину меру пресечения в виде запрета определенных действий. Фигуранты не могут общаться с потерпевшими и свидетелями. Давать интервью СМИ, выходить из дома, пользоваться телефоном и интернетом им можно.

По мнению адвокатов фигурантов Анатолия Кучерены и Веры Асеевой, отказ суда отправить обвиняемых в СИЗО главным образом связан с результатами экспертизы. Она установила, что подпись вдовы Баталова 85-летней Гитаны Леонтенко под договорами ренты является подлинной. Ей также принадлежит подпись в нотариальной книге, рассказали адвокаты. Возникший конфликт они связывают с забывчивостью пожилой женщины.

Согласно этим данным, Гитана Леонтенко действовала от имени 52-летней дочери Марии Баталовой, у которой с рождения ДЦП, подписав по доверенности в сентябре 2019 года три договора пожизненного содержания. В соответствии с ними дочь актера передала Дрожжиной в собственность студию отца в доме № 2 на улице Серафимовича общей площадью 21,6 квадратного метра, одну третью доли в пятикомнатной квартире в том же доме (общая площадь жилища составила 104,7 квадратного метра), а также квартиру в 1-м Самотечном переулке площадью 54,7 квадратного метра.

Проверка от А до Я

В сентябре 2018 года Леонтенко обратилась с заявлением в Следственный комитет, указав, что не подписывала договоры ренты. Никаких иных обвинений — в хищении денег от сдачи жилья в аренду или средств с банковских счетов — Леонтенко не выдвинула, говорят защитники. «Здесь с самого начала были законные гражданско-правовые отношения, — заявила Business FM Вера Асеева, — нотариуса проверили от А до Я. Все свои действия он совершил на основании закона». Адвокат добавила, что, как только у близких Баталова возникли претензии к Цивину и Дрожжиной, они отозвали у них генеральные доверенности.

В иске, копия которого имеется в распоряжении Business FM, Наталья Дрожжина мотивирует свою просьбу расторгнуть договоры ренты, ссылаясь на то, что не может выполнять взятые на себя обязательства из-за возбужденного следователем Следственного управления по ЦАО СКР уголовного дела.

Дрожжина считает, что Мария Баталова в одностороннем порядке фактически отказалась от взятых на себя обязательств. «Ответчица отказывается от расторжения договора по соглашению сторон, очевидно, имея противоправный умысел на дальнейшее уголовное преследование меня и причинение мне вреда с неизвестной мне целью», — сетует Дрожжина.

Тактический ход

Управляющий партнер адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» Федор Трусов видит в действиях защиты обвиняемых тактический ход. По его словам, если суд расторгнет договоры ренты, то они, по сути, будут считаться узаконенными судом. Это в свою очередь может создать преюдицию — когда решение одного суда обязательно для другого без проверки фактов.

«Суд установит, что не было введения в заблуждение при заключении договоров. Таким образом, решение суда, вступившего в силу, может иметь преюдициальное значение для уголовного дела», — сказал эксперт.

Анатолий Кучерена считает, что все претензии Марии Баталовой стоит предъявлять своей матери. Он процитировал слова адвоката Юлии Антоновой, представляющей интересы семьи знаменитого актера, в интервью «МК». По словам Антоновой, Мария «даже не знала, что такие договоры заключаются за ее спиной». «В чем нарушение закона? Пусть теперь Мария обращается к маме и спрашивает ее, почему были заключены договоры пожизненной ренты», — заявил Business FM защитник.

В свою очередь Юлия Антонова в интервью радиостанции назвала иск о расторжении договоров пожизненного содержания продолжением избранной линии защиты о гражданско-правовом характере конфликта. При расторжении договора стороны действуют по доброй воле, отмечает она.

«Мы же считаем, что этот договор не расторгать надо, а признавать недействительным. Потому что все три договора были заключены с нарушением действующего законодательства», — подчеркнула адвокат. «В этом случае и последствия будут совершенно иными. Дело в том, что расторжение договора не влечет взыскания убытков, а вот признание сделки недействительной влечет взыскание убытков с виновной стороны», — добавила Антонова.

«Подпись вот сюда поставьте, сюда и вот сюда»

Антонова отмечает, что ни Мария Баталова, ни Гитана Леонтенко не заключали вышеназванные соглашения. О них им стало известно лишь спустя год, в июле 2020 года.

«Гитана Аркадьевна подписывала очень много документов, которые приносил Цивин. Среди них были и нотариальные документы, и простые. Никогда ни один документ не зачитывался по содержанию, не разъяснялся, а подавался с такими словами: «Подпись вот сюда поставьте, сюда и вот сюда». Поэтому Гитана Аркадьевна и говорит, что договоров пожизненного содержания, в которых бы была четко выражена ее воля, она не заключала, они не были нужны ей или ее дочери», — сказала Антонова. «А могла ли она подписать документы под влиянием обмана и заблуждения, когда Цивин ей их подсунул? Могла. Но в данном случае, мы посмотрели, здесь даже подпись на договорах не ее, не говоря уже о нотариальном заверении, которое полностью не соответствует закону», — добавила адвокат.

Проведенную по делу почерковедческую экспертизу Антонова считает несостоятельной. Она отмечает, что выводы экспертов нередко ошибочны, вспоминая случай с шестилетним «пьяным мальчиком», в крови которого эксперт нашел алкоголь. «Тут ситуация аналогичная. Экспертиза не соответствует закону, она необоснованна», — убеждена представитель семьи актера. Она сообщила, что от имени Марии Баталовой, скорее всего, подаст встречный иск к Наталии Дрожжиной о признании договоров ренты недействительными.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию