16+
Четверг, 21 октября 2021
  • BRENT $ 84.42 / ₽ 5977
  • RTS1904.77
6 октября 2021, 00:59 Политика

Владимир Путин всерьез задумался о проблемах спасения климата. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Климатическая повестка может стать почти уникальной по нынешним временам темой, по которой Москва может относительно спокойно разговаривать и даже сотрудничать с Западом, отмечает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Президент России Владимир Путин 6 октября намерен обсудить на отдельном совещании трансформацию российского энергетического сектора. Накануне в ходе совещания с членами правительства президент заявил о планах повысить темпы роста экономики за счет экологических мероприятий. По его словам, Россия уже лидирует в области зеленой энергетики. «Доля энергии от АЭС, гидроэлектростанций, ветряных и солнечных электростанций превышает у нас 37%», — сообщил Путин. Также он обратил внимание на «истерику и неразбериху на рынке углеводородов в Европе», потому что там не происходит плавного перехода к зеленой энергетике. Удастся ли России избежать таких ошибок?

Похоже, российское руководство взялось за тему зеленой энергетики всерьез. Так что «истерика и неразбериха на рынке углеводородов» в Европе, которую упомянул Путин, в этом смысле послужила дополнительным стимулом. Президент явно имел в виду и зашкаливающие цены на газ, и признание уже некоторыми странами преждевременности поспешного сворачивания традиционных форм энергетики типа угольной в пользу так называемых зеленых.

Цены на уголь, кстати, тоже бьют рекорды, а надежность и, главное, рентабельность «возобновляемой энергетики» еще далека от желаемой и проигрывает традиционным формам. Кстати, тот же массовый перевод транспорта на электричество потребует нарастить его генерацию процентов на 20-30. А вот за счет каких источников — пока не вполне понятно.

У России появляется шанс предложить собственные подходы к решению климатических проблем уже на предстоящем в ноябре климатическом саммите в шотландском Глазго. К тому же климатическая повестка может стать почти уникальной по нынешним временам темой, по которой Москва может относительно спокойно разговаривать и даже сотрудничать с Западом.

В то же время некоторые точки разногласий очевидны уже сейчас. Например, атомную энергетику, которую Путин, а также некоторые европейские страны типа Франции относят к «зеленой», другие страны Европы таковой не считают. Также европейцы не хотят пока учитывать, что наша страна не только является одним из крупнейших «производителей» парниковых газов с мировой долей по двуокиси углерода в 5%, но и поглотителем этих самых газов, поскольку обладает самой большой на континенте площадью лесов.

Подобные расхождения станут камнем преткновения во время переговоров в том числе на тему так называемого углеродного налога, который готовится ввести Евросоюз и который больно ударит по российским экспортерам стали, удобрений, цемента, углеводородов.

Также Россия пока не собирается солидаризироваться с целями, поставленными ЕС — достичь к середине века углеродно-нейтральной экономики. Наоборот, наша страна нарастит эмиссию на более чем 8%. Однако тут надо учитывать, что до недавних пор такая эмиссия как раз с нашей стороны сокращалась, поскольку российская экономика долгое время находилась в кризисе после распада СССР. Но надо будет сильно постараться, чтобы европейские партнеры «зачли» нам эту будущую возросшую эмиссию, учитывая как раз ее компенсацию работой наших лесов. Это если они не будут гореть во все возрастающих масштабах, тем самым лишь добавляя выбросов парниковых газов, и не только их.

Не очень понятно пока, насколько удачно у России получится сочетать даже плавный переход к зеленой энергетике с устойчивым экономическим ростом. Во-первых, такой переход потребует многомиллиардных — в долларах — инвестиций, которые не появятся из воздуха. Во-вторых, современная российская экономика критически зависит от углеводородов. Российский бюджет на 35% зависит от нефти и газа. А доля именно в узком смысле понимаемой «возобновляемой энергетики» составляет менее 10%. В-третьих (и в-главных), наша страна катастрофически отстает от того же Запада по энергосбережению. Да даже от таких стран, как Гондурас и то отстает.

Планы снижения энергоемкости нашей экономики (то есть величины потребления энергии по отношению к ВВП) на 40% к 2020 году, намеченные еще при президенте Медведеве, полностью провалены. Реальное снижение составило лишь 9%. Тогда как энергоемкость ВВП во многих развитых странах за десять лет снизилась на 15-20%. Энергоемкость российской экономики по-прежнему выше, чем в развитых странах, в полтора-два раза. А поскольку на домохозяйства приходится лишь около 15% от общего энергобаланса, то главная проблема энергорасточительства кроется в промышленном производстве. При этом в отечественной атомной энергетике КПД ни на одном реакторе не достигает даже 30%. А теплоэлектростанции работают обычно на 30% установленной мощности.

Впрочем, эти недостатки можно считать даже нашим относительным преимуществом. Поскольку плавность перехода к зеленой энергетике можно обеспечить во многом за счет повышения эффективности и КПД в энергетике традиционной. А когда вы перестанете видеть повсеместно, наконец, трубы теплоснабжения, проложенные открытым способом и обернутые рваной во многих местах стекловатой, рядом с которыми холодной зимой греются бродячие собаки, то вы сможете уверенно сказать, что да, Россия, наконец-то, собралась на «зеленый переход» всерьез.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию