16+
Понедельник, 17 января 2022
  • BRENT $ 86.21 / ₽ 6605
  • RTS1471.08
18 декабря 2021, 17:08 Стиль жизниКультура

Директор Театра на Бронной: «Если будем слишком скромными, большая часть зрителей о нас не узнает»

Лента новостей

Елена Мироненко рассказала о ходе реставрации исторического здания и предстоящем возвращении труппы в район Патриарших прудов. Какие преимущества даст работа в обновленном театре и зачем понадобилась сцена с 66 тоннами металлоконструкций?

Елена Мироненко.
Елена Мироненко. Фото: пресс-служба театра

Как театры конкурируют на рынке свободного времени? Уместно ли им заниматься хайпом? Как привлекать зрителя в театр за пределами Третьего транспортного кольца? На эти вопросы Business FM ответила директор Театра на Бронной Елена Мироненко. С ней беседовала Александра Сидорова.

Мы сегодня в Театре на Бронной в районе Патриарших прудов. В том самом историческом здании, которое два года назад отправилось на реконструкцию, в театре Константина Юрьевича Богомолова. И сегодня мы беседуем с его директором Еленой Мироненко. Елена Николаевна, мы с вами виделись на открытии Дома культуры ГЭС-2. Как раз тогда вы упомянули, что, наверное, ближайшее громкое светское открытие после ГЭС-2 — это ваше открытие. Когда нам его все-таки ждать?
Елена Мироненко: Конечно, если говорить про ГЭС-2, где мы с вами увиделись, это было долгожданное открытие. То, что нас ожидает весной 2022 года, когда мы подготовимся к переезду и громкому открытию здесь, на Патриарших прудах, думаю, тоже будет одним из самых долгожданных событий в культурной среде. И не только в культурной, но и в светской. Ни для кого не секрет, что Театр на Бронной является одним из самых модных, упоминаемых, посещаемых театров. Сейчас у нас зашла очень активная команда. Театр был обновлен не только с точки зрения строительства, но и с точки зрения команды. Труппа серьезно пополнилась новыми яркими именами. Такими как Даниил Чуп, Григорий Верник, Василиса Перелыгина, Ксения Трейстер. Мы понимаем, что совершенно новые звездочки, которых мы открываем, тоже скоро дадут о себе знать. Художественная политика театра, Константина Богомолова тоже отличается постоянным привлечением и открытием новых имен молодых режиссеров. Сейчас у нас ставит Эдгар Закарян — «Гамлета», Микита Ильинчик готовит «Вишневый сад», Александр Молочников буквально ежедневно репетирует свой спектакль по «Безотцовщине». Константин Юрьевич также готовит свою постановку. И буквально на следующей неделе у нас будет предпремьерный показ режиссера, тоже совершенно молодой девушки Евгении Громовой, спектакля Юрия Трифонова «Оля + Сережа».
Но это, получается во Дворце на Яузе, а что тут, в Театре на Бронной?
Елена Мироненко: Конечно, мы вынуждены работать сейчас во Дворце на Яузе, и в некотором смысле площадка для нас уже тоже стала родной. Есть особая атмосфера, связанная с этим дворцом, потому что у него тоже крайне интересная история, как и у Театра на Бронной, там снимался фильм «Карнавальная ночь». Но у Театра на Бронной, здесь, где мы с вами сейчас беседуем, конечно же, намного больше знаковых моментов, связанных с очень выдающимися творцами. Хотелось бы, чтобы после нашего возвращения больше было таких мероприятий. Об этом мы с Константином Юрьевичем говорим постоянно, обсуждаем, как мы это будем делать: экскурсии по району, по театру, по закулисью, экскурсии в цеха, чтобы можно было провести даже мастер-класс, например, с бутафорами и понять, что же это такое — театр. И мы хотим небольшие наши секреты приоткрыть.
Если можно, подробнее к экскурсиям и мастер-классам мы еще вернемся. Пока поделюсь впечатлениями о своей экскурсии по зданию театра, которую провели ваши коллеги. У меня было ощущение, что я его местами даже не узнаю. Я помню то здание, тот зал, где скрипели кресла, вот это почему-то запомнилось на последнем сборе труппы с Константином Юрьевичем — скрипящие кресла. Сейчас это выглядит совершенно иначе. Конечно, пока каких-то стульев в зале еще нет, но стройка выглядит очень масштабно. Можете, пожалуйста, поподробнее про нее рассказать. Что сделано, в какие сроки, может быть, возникали какие-то технические сложности, как все это разрешали в течение почти двух лет?
Елена Мироненко: С февраля 2020 года идет ремонтно-реставрационный процесс. Театр сильно меняется, несмотря на то что это объект культурного наследия. Реставраторы проделали, на мой взгляд, просто колоссальную работу. Вообще все очищено от пыли, от грязи, от наслоений красок — более тысячи квадратных метров поверхности, лепнины. 40% этой лепнины, это 400 квадратных метров, практически были демонтированы, аккуратно перевезены в реставрационные мастерские и восстановлены. Потому что большая часть лепнины была утрачена, либо затерта, либо закрашена как раз многочисленными наслоениями. Эта работа велась практически год. Сейчас вся лепнина наконец вернулась на свои места. Нас уже начинают называть новым Эрмитажем — это то, что я слышала от наших гостей, которые оказывались на стройке и видели результат. Скоро будет возвращена совершенно шикарная люстра на свое место, также после процесса реставрации. Я думаю, Александра, вы отметили, каким стал новый цвет. Но он совсем не новый. Как раз в многочисленных наслоениях краски был обнаружен вот такой интересный оттенок голубого, который мы решили использовать с главным художником театра Ларисой Ломакиной, постоянным соавтором Константина Богомолова во всех спектаклях. Решили его использовать в помещениях и зрительного зала, и в фойе.
И даже вашего кабинета.
Елена Мироненко: Тренировались на моем кабинете, тестировали, как будет выглядеть этот цвет в пространстве. Можно увидеть, что одна стена более темная, а здесь стены более светлые. Убедились окончательно в правильности принятого решения. Могу отметить, что у нас среда становится инклюзивной, она будет доступна для маломобильных групп населения. Появится лифт, хотя это было сложно сделать в таком историческом здании. Но мы нацелены на то, чтобы наш театр был дружелюбным и позволял разным людям прикоснуться к искусству, к актуальному театру. И я бы еще отметила интересное ноу-хау, которое у нас появится, — мы отказываемся от касс в их традиционном понимании, у нас более 80% билетов продаются онлайн. Поэтому у нас будет такая велком-зона, где администраторы будут встречать гостей, помогать приобретать билеты через автоматы. Там же будет размещен и сувенирный магазин. Что касается сувенирных магазинов, они есть в некоторых театрах. Я сама долгое время работала в музее и в музейной среде и могу откровенно сказать, что там сувенирные магазины, конечно, более разнообразные и продвинутые с точки зрения подачи, ассортимента, упаковки. Мне очень жалко, что многие театры, имея такие ресурсы и традиции, очень интересные задумки, ряд спектаклей, который можно было бы тоже использовать для производства мерча, этим не пользуются. Мы, конечно, уже сейчас начали пробовать свои силы. У нас можно приобрести сувенирную продукцию на сайте театра: футболки, толстовки, блокноты и даже, как это ни странно, каминные спички, которые мы выпускали к премьерному спектаклю «Дядя Лева». Планируем к открытию расширить ассортимент нашей продукции.
Коллеги сказали, что сцена какая-то уникальная по техническому и общему материальному оснащению. Мне называли порядки цифр. Исходя из всего того, что мне сказали, пожалуй, это будет самая технически оснащенная сцена Москвы в драматических театрах.
Елена Мироненко: Одна из самых оснащенных, это точно. Конечно, было очень много металлоконструкций, которые мы заменяли. Потому что сцена не только самое волшебное место в театре, но и самое опасное. Сейчас на сцене находится 66 тонн металлоконструкций. На них крепятся и свет, и звук, и многие другие элементы, которые позволяют использовать все наши технологии в полном объеме. Мы активно задействуем проекцию, у нас сейчас будет появляться и новая режиссерская связь, будет полностью обновлено звуковое и световое оборудование. Конечно, это позволит нам показать зрителю другие театральные возможности. Не секрет, что у нас конкуренция не столько среди театров, сколько вообще внутри рынка свободного времени. Здесь, опять же, на сцену выходят и кинотеатры, и различные развлекательные центры, и совершенно другая визуальная картинка мира, которая с помощью новых технологий, информационной открытости формируется у нашего современного зрителя. Погоня, скажем так, за тем, чтобы не отставать. Конечно, мы обязаны пользоваться новинками и показывать другой эффект, другой результат.
Пока театр жил во Дворце на Яузе, мне казалось, что театру сложно. Потому что театр за пределами Третьего транспортного кольца — это в принципе тяжело. Москвичи привыкли, что театр в центре. Понятно, что на имя нового на тот момент художественного руководителя Константина Юрьевича Богомолова наверняка все шли куда бы то ни было, но тем не менее какие были с этим сложности?
Елена Мироненко: Действительно, несмотря на то что система транспорта в Москве развита, трафик и пробки никто пока не отменял. С этим связаны в том числе наши традиционные во время нахождения на Яузе десятиминутные задержки. Зрители прибывают, много тех, кто так или иначе опаздывает. В связи с этим мы периодически вынуждены задерживать начало показов. Но у нас все спектакли с огромным количеством звездных имен. В них играют Екатерина Варнава, Игорь Верник, Мария Шумакова, вот сейчас Даниил Чуп — молодая звездочка, который уже нарасхват, Александр Семчев, Сергей Епишев. Люди, видя яркие имена, до нас доезжают. Надеюсь, что мы будем продолжать в том же духе. Тем более что, оказавшись в центре Москвы, мы всего этого избежим и получим ту аудиторию, которая будет испытывать большее удобство, чем добираясь до Дворца на Яузе.
Но теперь к вам будут не только на спектакли ходить, но и на лекции, на мастер-классы. И вообще, мне показалось, что концепция Театра на Бронной в чем-то будет похожа, уж простите мне это сравнение, на «Гоголь-центр», куда тоже приходят и в лекторий, и в кафе. У вас будет нечто подобное, такой дом культур — театр?
Елена Мироненко: Даже не дом культур. Вообще, мне кажется, что все учреждения культуры, которые так или иначе оказываются в битве за свободное время посетителей, не могут себя капсулировать лишь в таком узком формате. Мы понимаем, что человек, выбирая нас, ждет разнообразия. И мы настроены на то, чтобы он был максимально лоялен и возвращался не только сам, но и приходил со своей семьей. У нас сейчас детские спектакли очень активно [проводятся] в связи с Новым годом. Есть планы по созданию новых детских постановок уже на Бронной. Семейная аудитория нас, конечно, тоже интересует. Поэтому мы должны им предлагать и экскурсии, и лекции, и выставочные пространства, которые сейчас у нас тоже появляются. Я бы отметила, что в связи со строительными работами нам удалось некоторые помещения улучшить с точки зрения их дальнейшего применения в качестве лекториев, выставочного пространства.
Я читала у вас в соцсетях, что бизнес может арендовать себе площадку под мероприятие, устроить свой внутренний показ спектакля для, например, корпоративных сотрудников.
Елена Мироненко: Мне кажется, что у театра сейчас планов для бизнеса тоже громадье. Уже есть запрос со стороны различных участников рынка, которые хотели бы показывать эксклюзивные премьеры до того, как они выходят к публике. Есть те, кто хочет для детей сотрудников, например, устраивать какие-то мероприятия. Такой запрос существует, для меня это важно. С точки зрения менеджмента театра, мы понимаем, что выйти на самоокупаемость практически невозможно. Это большой коллектив, большой фонд оплаты труды, различные расходы — коммунальные и так далее. Поэтому развитие театр получает за счет увеличения внебюджетных доходов. А значит, должны быть высокие продажи, сильные партнеры, меценаты, которые помогают театру делать зарплату артистов и сотрудников выше, помогают создавать новые постановки, гастролировать. Для меня очень важно монетизировать то, что производит театр. Отсюда, например, появление сувенирной продукции, дополнительных, не совсем театральных опций, таких как экскурсии, мастер-классы или какие-то эксклюзивные продажи для бизнеса. Это возможность сделать театр сильным, конкурентоспособным, давать в итоге настоящее искусство тем зрителям, которые оказываются у нас в зале.

Поскольку нас слушает бизнес, очень хотелось бы услышать какие-то более подробные кейсы по поводу экскурсий, мастер-классов или специальных показов. Какой порядок цифр, какие компании и какого масштаба к вам уже обращаются, что вы им предлагаете?
Елена Мироненко: Есть компании, которые приходят через частные сервисы, консьерж-службы, которые занимаются обслуживанием посетителей вип-уровня. У них есть интерес на более закрытые мероприятия, например организация отдельной гостевой, где перед показом спектакля будут напитки, фуршеты или что-то еще. Есть опция, связанная с индивидуальными экскурсиями в закулисье. Мы буквально два месяца назад делали светскую премьеру совместно с одним очень крупным партнером, который пригласил своих сотрудников и клиентов на спектакль «Дядя Лёва». Мы сделали конкретно под них это мероприятие, и такая опция в театре тоже существует.
Насколько это для театра серьезное подспорье? Может быть, кто-то в труппе высказывается серьезно за или против таких историй, когда искусство не для массового зрителя, а в чем-то для элитарного?
Елена Мироненко: Это все сказывается на улучшении качества жизни театра. Здесь споров быть не может. У нас сейчас абсолютно лояльные сотрудники, которые понимают, что без поддержки со стороны бизнеса, без увеличения внебюджетных доходов речи о создании новых постановок и увеличении зарплат, каких-то премиальных вещах, быть не может. Конечно, мы можем замкнуться и говорить, что мы только за искусство. Но при этом можем оказаться очень нищими, чего нам бы не хотелось, потому что Театр на Бронной — это сильный театр, театр для образованной, интеллигентной, буржуазной в хорошем смысле слова публики, которая понимает, зачем она пришла, за какими смыслами.
Не могу не спросить про актуальную театральную тему, о которой вы высказывались у себя в соцсетях. Можем назвать это условно хайпом в театре и его допустимостью. Все мы помним историю с МХАТ имени Горького и Ольгой Бузовой. Проходила информация, что у вас в театре одну из ролей, правда, во втором составе в «Вишневом саде» Микиты Ильинчика будет играть трансгендерная модель. Потом вы эту информацию опровергли. Как вы относитесь к такому явлению, как хайп в театрах? Уместен он или нет, где эта грань между допустимым и недопустимым?
Елена Мироненко: Эту грань, мне кажется, крайне сложно отслеживать извне. Конечно, у меня было высказывание, связанное с участием Бузовой, потому что хайп ради хайпа не имеет никакого смысла. Но бывает так, что хайп воспроизводится благодаря какому-то неожиданному решению режиссера, благодаря участию каких-то действительно выдающихся имен. Вот как сейчас [Робер] Лепаж, например, «Мастера и Маргариту» поставил. Хайп? Хайп. Но он в смысле искусства хайп, а не потому, что он ради хайпа был сделан. К этому я отношусь хорошо, потому что, опять же, если мы вернемся к предыдущей теме обсуждения, все это хорошо помогает нам конкурировать на рынке свободного времени. А конкурируем мы с гигантами, с монстрами: с шоу-бизнесом, с кинопроизводством, где совершенно другие ресурсы, которые инвестируются в маркетинг и продвижение. Поэтому, если будем слишком скромными, большая часть зрителей о нас не узнает.
По поводу актеров вы уже сказали, что очень многих привлекает художественный руководитель. Вы как человек, который активно взаимодействует и с труппой, и с приглашенными артистами, какие настроения видите? Все-таки есть основная труппа, играющая здесь давно, актеры в возрасте, и молодые ребята, которые поступают в труппу. Некоторые у вас работают по трудовой, другие — по договору. Вот к такому привлечению, скажем так, друзей художественного руководителя, в том числе к спектаклям, как относятся в театре? Нет ли какой-то конкуренции внутренней в этом смысле?
Елена Мироненко: У нас, мне кажется, сейчас климат в коллективе очень здоровый. Оздоровление, появление новой крови произошло и было достаточно безболезненным. У нас не было каких-либо страшных скандалов, связанных с тем, что труппа обновляется. Административная управленческая команда тоже обновилась очень серьезно, процентов на 80. Где-нибудь вы слышали о скандалах, связанных с этим?
Нет, с Малой Бронной все тихо, в отличие от многих театров.
Елена Мироненко: Ничего. Потому что мы с Константином Юрьевичем придерживаемся позиции, что делаем это благородно, красиво, максимально интеллигентно, насколько позволяет ситуация. И то, что звездные имена и выдающиеся, громкие артисты играют с тоже выдающимися артистами труппы Театра на Бронной, — это очень большой плюс. Приходят молодые люди, не имеющие опыта. Для них есть возможность поработать с теми, кто давно на сцене Театра на Бронной. И [приходят] приглашенные артисты, которые имеют разнообразный опыт работы на совершенно разных площадках. У нас мы видим сохранение традиций. Например, Вера Владимировна Майорова, Людмила Матвеевна Хмельницкая выходят, и в «Дяде Лёве» [есть] такая связь времен. Потому что спектакль «Покровские ворота» был впервые поставлен именно в нашем театре в 1974 году Михаилом Козаковым, а только потом превратился в популярнейший фильм. И сейчас те же самые артистки, которые играли в 1974 году, выходят в нашем премьерном спектакле «Дядя Лёва». Это совершенно сумасшедшее, историческое событие для театра. Труппа должна быть мобильной, здоровой, должна быть готова к решениям художественного руководителя. И споров здесь о том, насколько это, кем и как воспринимается, быть не может, потому что первостепенна художественная политика. И если актеры отвечают запросам художественного руководства, то не важно, приглашенные они или уже находящиеся в труппе.
Я помню тот самый сбор труппы два года назад, о котором мы с вами уже говорили. Константин Юрьевич на нем поднимал не только художественные вопросы и вопрос о занятости труппы, но и ценовой. Он сразу сказал, что билеты будут стоить дороже, потому что те цены, которые были два года назад, свидетельствовали о невостребованности Театра на Бронной. Сейчас они действительно выше. Какая ценовая политика сейчас, какой максимум ставите себе, чем руководствуетесь?
Елена Мироненко: Сейчас у нас достаточно сбалансированная политика по билетам. Можно купить как за одну тысячу, так и за 15 тысяч. От этого зависит, в какой части зала вы находитесь, какой угол обзора получаете. Я отношусь положительно к тому, что театр ставит высокую стоимость билетов. С одной стороны, мы таким образом отсекаем публику, которая не совсем готова получить продукт. Он супертехнологичный, а это тоже инвестиция, гонорары приглашенных артистов, которые должны участвовать в спектаклях, расходы на производство декораций и так далее. То есть затратная часть складывается из множества элементов. По сути, каждый зритель, приходя в наш театр, инвестирует в его развитие, потому что у нас нет такого, что мы практически все только зарабатываем, — мы это распределяем. Например, если у нас у сотрудников есть окладная часть, то все, что касается стимулирующих выплат, премиальных, — это складывается именно из внебюджетной части. А ее основа — это доход от продажи билетов.
Очень актуален для многих театральных директоров вопрос перекупщиков. Мы буквально на днях говорили с Владимиром Уриным, у которого проблемы с «Щелкунчиком». Впрочем, ничего нового. В «Гоголь-центре» несколько месяцев назад, когда давали «Декамерон», билеты перепродавались за 80-90 тысяч. Насколько для вас это острый вопрос? Видите ли вы как менеджер возможность решить эту проблему?
Елена Мироненко: Это актуальный вопрос для любого театрального менеджера. Мы видим, как у нас «Бесы» у перекупщиков за 50 тысяч продаются и так далее. Я могу здесь только один рецепт дать, самый оптимальный: мы должны быть быстрее, выше, сильнее. Если мы в поисковых системах таргет и прочее настраиваем лучше, чем перекупщики, то всегда будем на первом месте. И зрители в выдаче любого поисковика выберут нас. Конечно же, сайты мошенников создаются, мы их отслеживаем, пишем различные письма и обращения, чтобы максимально быстро удалить. Но наша задача при этом их опережать, чтобы наш сайт и упоминание Театра на Бронной всегда было в топе.
Сейчас вы будете первой ссылкой, если вбивать в «Яндексе», в Google?
Елена Мироненко: Да, мы первая ссылка — mbronnaya.ru.
По поводу репертуара. Я знаю, что вы увлекаетесь оперой. Константин Юрьевич недавно ввязался в такое дело, как балет, правда, не на площадке Дворца на Яузе, не в Театре на Бронной. Как-то будет в связи с вашим увлечением, его новой творческой областью меняться репертуар? Возможно, не только драматические спектакли будут, но и другие жанры, другие формы?
Елена Мироненко: Очень актуальный вопрос. Буквально сегодня с Константином обсуждали, что мы действительно, имея такую увлеченность самыми разнообразными жанрами и видами театрального искусства, сможем развивать и музыкальное направление, музыкально-драматическое. У нас есть даже небольшая оркестровая яма, которую мы не стали закрывать. Хотя первоначальный план реконструкции предусматривал, что у нас не останется этой оркестровой ямы. Мы успели этот процесс предотвратить, отвоевать ее. С учетом того, что оркестровая яма позволит зрителям услышать настоящих музыкантов, будем все это использовать в деятельности театра и в расширении нашего репертуара.
А труппа поет?
Елена Мироненко: Любой артист должен быть мультифункциональным. Их же обучают практически всему: и петь, и фехтовать, и танцевать. Конечно, это не оперные солисты, но в любом случае голосом владеть они обязаны.
За время руководства Константина Юрьевича зритель театра сильно изменился. Это люди, которые следят за трендами, довольно активны, в том числе в деловом плане. Как будет сейчас с введением исторического здания меняться функционал театра и этот зритель? Вы уже сказали, что будет больше семейных спектаклей, но, по крайней мере, перед многими нашими слушателями и сотрудниками стоит вопрос: как увлечь детей театром? У вас у самой есть сын. Это же ребята, которые в первую очередь лезут в TikTok, а потом уже, возможно, с родителями сходят в театр. Вот как этот зритель будет молодеть, меняться?
Елена Мироненко: Вопрос важный, и не зря мы затронули TikTok. Мы в этом году завели наш театральный TikTok, таким образом рассчитываем получить новую аудиторию. У нас есть ролики, которые посмотрели более миллиона зрителей. Конечно, это молодежь, которая, может быть, до этого никогда не то что про наш театр, а вообще про театр даже не думала. Мы видим, что у нас аудитория действительно немного омолаживается. Я понимаю, что после переезда сюда мы получим в том числе и семейную аудиторию. Это один из таких глобальных планов, чтобы наша аудитория не стояла на месте, потому что без нового зрителя ни один театр не выживет, а его нужно воспитывать. Для этого как раз различные лаборатории, лекции, просветительские форматы необходимы как воздух. Зачастую даже взрослый зритель, приходя в театр, не совсем понимает, что его ждет. Ему где-то необходимо помочь. То же самое будем делать с подростками и с детьми. Мы сейчас активно работаем со школами, чтобы они понимали, что у нас есть ресурс и некоторые спектакли, которые могут пригодиться учителям для общего развития, чтобы они посещали, в том числе и группами, наш театр.
Прочитать Достоевского с комментариями Константина Юрьевича Богомолова. Спасибо вам за разговор! Держитесь курса!
Елена Мироненко: Спасибо! С наступающим Новым годом!

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию