16+
Вторник, 18 июня 2024
  • BRENT $ 84.15 / ₽ 7491
  • RTS1126.25
20 октября 2022, 23:10 Политика

Может ли Борис Джонсон вернуться на пост британского премьера? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Шансы Бориса Джонсона высоки, отмечает политолог. По опросам, он сильно опережает Риши Сунака, который пытался бороться за кресло премьера еще летом, напоминает он

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Премьер-министр Великобритании Лиз Трасс подала в отставку, пробыв на своем посту всего 44 дня, это самый короткий срок в истории. Она продолжит исполнять обязанности до момента избрания нового главы Консервативной партии и, соответственно, премьер-министра. Это может случиться уже до конца октября. Лиз Трасс работала в правительстве страны с 2012 года, успев побывать на нескольких важных министерских должностях, но нигде не задерживалась долго. Она, в частности, была первым в истории женщиной — министром юстиции.

Лиз Трасс «споткнулась» о проект бюджета, который и члены правящей Консервативной партии, и избиратели в целом восприняли не просто в штыки, а как план заведомо провальный и неадекватный сложной ситуации в экономике. Главным казначеем она назначила своего единомышленника по либертарианским взглядам Квази Квартенга. Он был, видимо, призван олицетворять политику мультикультурного и этнического разнообразия, однако верстать бюджет — это все же другое. С ходу Квартенг замахнулся на масштабные реформы, призванные добиться роста экономики на 2,5% в год. Главным средством достижения цели было объявлено снижение налогов чуть ли не на 45 млрд фунтов. Казначей Квартенг — и его в этом полностью поддержала премьер Трасс — предлагал: снизить базовую ставку подоходного налога с 20% до 19%; снизить корпоративный налог; снять ограничения на банковские бонусы; отменить повышенную ставку подоходного налога в 45% для зарабатывающих более 150 тысяч фунтов в год; заморозить счета за электроэнергию для населения на два года; отменить дополнительный сбор в размере 1,25% от дохода каждого физлица на поддержку здравоохранения.

Возмущение в обществе возникло прежде всего потому, что такой план был выгоден в основном состоятельным гражданам. И было непонятно, откуда правительство возьмет деньги на выполнение уже принятых обязательств. Фунт стерлингов в ответ на смелые инициативы упал до минимальных за несколько десятилетий значений, а вот ставки по кредитам резко подскочили. Казначей подал в отставку, его сменил несколько дней назад Джереми Хант, но Трасс это уже не спасло от начавшегося в рядах консерваторов бунта против нее. Не спас и стремительный отказ от выдвинутого ею «Плана роста — 2022» и сокращения налогов. Все реформы были отменены. Ситуацию подогревают еще и лейбористы, которые впервые за много лет, по опросам, обошли консерваторов по популярности (51% против 23%) и на этом основании требуют внеочередных выборов.

Хуже всего то, что Трасс начала метаться, не пытаясь настаивать на своей программе, не объясняя общественности ее смысл. Вместо этого посыпались предложения противоположного характера — об увеличении ставки корпоративного налога, об отказе от двухлетнего плана заморозки счетов за электроэнергию, — которые никто тоже не удосужился объяснить. Это уже пахло банальным несоответствием должности.

Решающую роль в отставке Трасс сыграл «Комитет 1922», существующий уже почти 100 лет и объединяющий парламентариев тори-заднескамеечников, так сказать, «совесть партии». Это та самая живая партийная жизнь, опирающаяся на многолетние традиции, устоявшиеся понятия политических принципов, которая формирует настроения в партии, способные влиять на судьбы ее лидеров. У комитета есть своя организационная структура, он регулярно проводит заседания и обсуждения, вызывая на ковер в том числе и лидеров. Именно «Комитет 1922» инициировал вынесение вотума недоверия Терезе Мэй в 2018 году. Он не прошел, но через год Мэй все равно ушла в отставку. В 1980-х тот же комитет «додавил» «железную леди» Маргарет Тэтчер, тоже вынудив уйти. Да и Бориса Джонсона отправили в отставку таким же давлением. Хотя вотум недоверия ему тоже не прошел. Для вынесения предложения о вотуме недоверия лидеру партии достаточно поддержки 15% членов парламентской фракции тори. Голосование при этом тайное. В случае с Лиз Трасс дело до этого даже не дошло. Ее провалы стали столь очевидными, что держаться за должность вопреки партийным представлениям о приличиях стало бессмысленно.

Среди кандидатов на ее место фигурирует Риши Сунак, который пытался бороться за кресло премьера летом. Но и сам Борис Джонсон, видимо, решил, что уже достаточно отдохнул от власти. И его шансы высоки. По опросам, он сильно опережает Риши Сунака, который утратил блеск потенциального лидера после того, как сыграл важную роль в свержении Джонсона, — а в Великобритании не любят, когда подсиживают столь открыто. На третьем место среди фаворитов министр обороны Бен Уоллес.

Что же касается влияния, которое окажет новый или старый премьер на российско-британские отношения, то это можно воспринимать как «вести с Марса», которые тут ничего не изменят. Отношения безнадежно испорчены на годы вперед. И даже чисто гипотетический приход лейбористов в случае внеочередных выборов ничего кардинально не поправит.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию