16+
Суббота, 21 июля 2018
  • BRENT $ 73.00 / ₽ 4637
  • RTS1114.59
8 октября 2010, 09:41 Макроэкономика
Константин Куц

Константин Куц

Немцы расплатились по долгам 1-й Мировой. Или нет?

История с немецкими военными долгами довольно запутанна. Выйдя из войны проигравшей, разоренной, обессиленной, Германия согласилась выплатить заведомо неподъемную компенсацию жертвам военных действий — главным образом, французам и бельгийцам. Список потерь, упомянутых в документе, велик. «500 племенных жеребцов, 2000 телят, 90 тысяч молочных коров, 20 тысяч овец, 15 тысяч свиноматок», — всего этого не досчитались по итогам войны только крестьяне Франции и Бельгии.

С финансовой точки зрения, Первая мировая война закончилась для Германии лишь в начале октября 2010-го, спустя 92 года после фактического завершения первого в XX веке масштабного вооруженного конфликта. Аккурат к 20-летию объединения страны, был выплачен остаток многомиллиардного военного долга, установленного Версальским договором 1919 года. Историческое событие, которое самих немцев мало заинтересовало. «Без всякой помпы Германия сдала Первую мировую войну в архив», — прокомментировало агентство DPA.
Отношение немцев к Первой мировой войне, в которой погибло около 12 млн человек, напоминает отношение к ней россиян: было, прошло, быльем поросло. Два года назад во Франции на кончину последнего ветерана «Великой войны», отозвался Елисейский дворец, в Германии уход из жизни последнего немецкого участника тех событий, случившийся тремя месяцами ранее, был отмечен заметками из рубрики «Разное»: Эрих Кестнер, бывший ганноверский судья и тезка известного немецкого писателя, умер в возрасте 107 лет. В Бельгии на военных кладбищах времен Первой мировой, где покоятся десятки тысяч немцев, часто бывают британцы и французы. «Немцы там редкие гости, эта война их не интересует», — признаются в германском союзе по уходу за военными мемориалами.

В 2009 году, в годовщину подписания Версальского договора, германской прессе пришлось даже специально разъяснять, почему немцы все еще вынуждены расплачиваться по своим военным долгам — частью коллективной исторической памяти это не стало. Онлайн-магазин amazon.de в числе наиболее продаваемых немецких книг о Первой мировой войне упоминает роман Ремарка «На Западном фронте без перемен», написанный еще в 1929 году. На первом месте в этом списке — школьное учебное пособие. Для сравнения, во Франции ежегодно выходит до 70 книг, посвященных событиям Первой мировой войны, — это сборники исторических документов, научные исследования, рассказы очевидцев, романы. «Память встает из окопов», — заметил обозреватель «Figaro Litteraire». Именно во Франции, близ города Реймс, в сентябре этого года был открыт и первый в Европе памятник русским героям Первой мировой.
История с немецкими военными долгами, впрочем, и, правда, довольно запутанна. Выйдя из войны проигравшей, разоренной, обессиленной, Германия согласилась выплатить заведомо неподъемную компенсацию жертвам военных действий — главным образом, французам и бельгийцам. Список потерь, упомянутых в документе, велик. «500 племенных жеребцов, 2000 телят, 90 тысяч молочных коров, 20 тысяч овец, 15 тысяч свиноматок», всего этого — не досчитались по итогам войны только крестьяне Франции и Бельгии.

По условиям Версальского договора немцы оказались должны 226 млрд золотых марок, позднее компенсационные выплаты были снижены до 132 млрд. Однако и эта сумма оказалась слишком велика. Экономический кризис 1920-х годов, инфляция лишь усугубили ситуацию: немецкое правительство, погашая долги, определенные Версальским договором, было вынуждено занимать у соседей. Жестокость Версальского соглашения стала одним из пунктов политической программы нацистов, рвавшихся к власти. Едва оказавшись во главе страны, Гитлер отказался платить по военным долгам.

После Второй мировой условия Версальского договора вновь оказались актуальны. Однако лондонские мирные переговоры проходили и в другом тоне, и по другим правилам — стороны, наученные горьким опытом, действительно хотели договориться. «Геополитическая ситуация была иной: от Германии ожидали, что она станет сильным партнером в альянсе против коммунистической диктатуры», — поясняет газета «Die Welt». Уплату процентов по «Версалю» победители нацизма отсрочили вплоть до объединения Германии (в 1950-е годы призрачного). Возобновленные в 1990 г., эти платежи растянулись еще на 20 лет. По данным немецкого Минфина, только по процентам ФРГ выплатила около 200 млн евро. Долги по репарациям были погашены еще в 1983 году.

Что было бы, если бы Версальское соглашение было мягче? Как ни любят размышлять на тему «позорного мира» историки, общего мнения на сей счет нет. Газета «Tagesspiegel» вспоминает экономиста Джона Мейнарда Кейнса, одного из членов британской делегации, участвовавшей в переговорах в Версале. Он говорил, что бессмысленно требовать чего-то от разрушенной Германии; однако если немцы перестанут быть торговыми партнерами, то это ударит по всей Европе. «Взаимозависимость современных производственных и торговых процессов не различает ни победителей, ни побежденных», — писал он в своей книге. Его слова не были услышаны, «французы и британцы хотели избавиться от конкурента», — резюмирует издание.

Погашение военного долга можно считать в некотором роде программным: Германия выступает за очень жесткую финансовую дисциплину и вынуждена неукоснительно следовать правилам. В этом смысле уплата финальной части репараций, определенных Версальским договором, — это часть все той же цепи, что и относительно недавнее подписание в России соглашения о соблюдении принципов корпоративной этики; именно немцы выступили инициаторами борьбы с коррупцией, о которой минувшей весной договорилась 61 международная компания, работающая в России.

В этом мире все как-то связано. «Чтобы понять современные войны на Ближнем Востоке, стоит вспомнить Европу в 1914 году», — убеждена австрийский историк Бригитта Хаманн. По ее словам, подъем Гитлера невозможно объяснить вне событий Первой мировой войны. «Базовую структуру современных войн проще распознать на материалах Первой мировой, нежели Второй, — говорит венский историк. — Система, тогда еще более-менее основательная, вдруг сломалась. Германия отправилась на войну в глубочайшем убеждении, что имеет в своем распоряжении самую безупречную в мире стратегию, а в итоге были потеряны всякие авторитеты, и старый мир погиб. Когда занимаешься Первой мировой войной, то узнаешь много нового о слабостях и легкомыслии политиков. Это убежденность, с которой и сейчас начинают войны: с нами ничего не произойдет, мы — сильнейшие. Тогда маленькая война против Сербии за три дня стала мировой войной. Об этом должен думать любой государственный муж, прежде чем начинать войну».

Исследователь убеждена, что Первая мировая война должна стать частью общей «культуры памяти» на континенте. «Преступления Второй мировой имеют совершенно другой масштаб, — говорит Бригитта Хаманн. — Но в таких вопросах нет места конкуренции. Нужно помнить историческую взаимосвязь между войнами».

Между тем, история с военными долгами, возможно, еще не закончена. По данным «Financial Times Deutschland», в судах Майями, Нью-Йорка и Чикаго находится уже полдюжины исков владельцев ценных бумаг времен немецкого рейха, которые требуют от правительства ФРГ новых выплат. Шансов на победу у истцов немного, однако, если требования их признают справедливыми, то на имущество, принадлежащее ФРГ в Соединенных Штатах, может быть наложен арест. «Призрак Первой мировой все еще не рассеялся, — пишет газета, — и даже спустя 92 года».
 

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию