16+
Понедельник, 16 июля 2018
  • BRENT $ 72.79 / ₽ 4537
  • RTS1176.38

Каталог персон

Все персоны
Дмитрий Николаевич Мариничев

Дмитрий Николаевич Мариничев

президент «Радиус Групп»

12 июля 1975 г. р.

Российский предприниматель, интернет-омбудсмен, член экспертного совета «Агентства стратегических инициатив» и генерального совета «Деловой России». Возглавляет компанию Radius Group — системного интегратора и оператора ЦОД Зеленограде.

8 июля 2014 года был назначен на общественную должность омбудсмена по вопросам, связанным с ликвидацией нарушений прав предпринимателей при осуществлении регулирования, контроля функционирования и развития интернета.

Высказывался за отсрочку от вступления в силу 242-ФЗ (от 21 июля 2014 года), требующего от зарубежных IT-компаний хранить персональные данные россиян на территории РФ, в частности, отмечая отсутствие четкого определение информации, которая подпадает под действия этого закона.

    Мнение к материалу от 21 сентября 2016 года:
    ««Чистой воды хакерство»: ФСБ хочет «прослушивать» весь Интернет»
    «Я, конечно, не знаком с технологиями, которые позволяют дешифровать абсолютно весь трафик, тем более в режиме real time, но технологии по перехвату трафика и подмены сертификатов, конечно, существуют, здесь ничего сверхъестественного нет. Нужно понимать, что это в некотором роде похоже на хакерство, а если по-другому сказать, то это похоже просто на воровство частной собственности, к которой относится информация. Поэтому для меня не совсем понятно такого рода заявление — дешифровать и перехватить весь трафик россиян. В то же время я вообще не очень представляю, как дешифровать трафик, например, в мессенджерах, который защищен end-to-end шифрованием, это и технологически не особенно возможно. Самое страшное — это ставит под угрозу, например, управление банковским счетом, потому что те же самые ключи и весь ваш трафик по управлению вашими деньгами также будет дешифрован и будет находиться в руках неизвестных людей, а это чистой воды хакерство. Нельзя же на государственном уровне узаконить такую преступную деятельность. Я являюсь абсолютным сторонником и апологетом того, что при условии наличия какого-то дела, оперативно-розыскных мероприятий относительно потенциальных преступников в обязательном порядке у спецслужб должны быть механизмы получения доступа к информации точно так же, как и при проведении обысков, когда они получают ордер. Это нормальное явление, потому что это безопасность общества. Но применять такого рода действия ко всем гражданам России, согласитесь, это за рамками разумного».
    Мнение к материалу от 20 февраля 2018 года:
    «Закон для галочки: под блокировку VPN-сервисов еще не попал ни один провайдер»
    «VPN-сервисами мы пользуемся с вами сплошь и рядом; вся офисная, вся банковская информация, все, что касается денежных средств, коммерческой тайны, доступа сотрудников к корпоративным сетям — это все VPN-каналы, это все VPN-сервисы. Поэтому огульная блокировка всех этих сервисов может привести к большим проблемам для бизнеса. Но не только для бизнеса — и для частных лиц, в том числе. Поскольку и частные лица пользуются большим количеством сервисов в интернете, которые работают по VPN-каналам. Видео IP, которое мы с вами в России смотрим — они также это делают поверх VPN-каналов. Как много этих сервисов вокруг нас — в принципе, весь интернет из них состоит. Естественно, контролировать и заставлять всех провайдеров VPN-сервисов, к которым относятся и частные лица, и корпорации, и компании — это, по меньшей мере, похоже на то, чтобы не разрешать, ну, не знаю — ругаться матом на собственных кухнях».
    Мнение к материалу от 17 августа 2017 года:
    «Чем грозят ограничения для иностранцев операторам «большой четверки»»
    «От чего зависит? От того, каким образом это будет право применяться или каким образом будет контролироваться. Возьмите, к примеру, двух операторов связи. У них может быть доля участия больше 20%, когда они коммутируются между собой. Точка коммутации эта будет точкой обмена трафиком или не будет? Имеют ли они право коммутироваться между собой без принятия во внимание этой точки, как находящейся в реестре? Или они должны будут коммутироваться исключительно на точках обмена трафиком третьего лица, которое предоставляет эту услугу? Тогда они должны будут проводить внутреннее взаимодействие исключительно посредством третьего лица, что, конечно, для бизнеса не есть хорошо. Поэтому вопрос, насколько нужно контролировать точки обмена, остается достаточно открытым, так как они из себя, в общем-то, ничего не представляют. Я не до конца понимаю, зачем нужно в таком формате контролировать физику процесса. Точно так же можно контролировать прохождение оптоволокна, что оно должно проходить исключительно по территории России, но оно и так проходит по территории России. Точка обмена трафиком, кому бы она ни принадлежала, все равно находится на территории России. Наверное, какой-то достаточно мощный тренд огосударствления и присутствия государства везде и всюду. Если так двигаться дальше, то в принципе, конечно, весь телеком может стать просто государственным и, собственно говоря, и никого другого там не будет — никаких игроков, никакого бизнеса, никакого частного капитала».

    Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию