16+
Суббота, 18 ноября 2017
  • BRENT $ 62.72 / ₽ 3705
  • RTS1132.45
7 июня 2011, 13:03 Медицина
Антон Носик

Антон Носик

Камбоджийский Швейцер

Этого забавного швейцарского дядьку зовут доктор Беат Рихнер.
Не смотрите на инструмент: на самом деле, он педиатр.

Вскоре после окончания мединститута в родном Цюрихе 27-летний Рихнер отправился по линии Швейцарского Красного креста лечить детей в Камбодже. Практика в пномпеньской клинике Канта Бопа была недолгой: в город вошли красные кхмеры, которые убили в стране 900 врачей из находившихся там 950. Рихнер уцелел — вернулся в Цюрих, работал в детской горбольнице, потом открыл собственную практику. Попутно играл на виолончели, писал песни, издавал детские книжки с собственными картинками... А в 1991 году к нему обратился гражданин Сианук, он же дважды коронованный король Камбоджи, и попросил помочь с восстановлением детской клиники в Пномпене. Так Рихнер вернулся в Индокитай.

Сегодня под его руководством в Камбодже действуют уже пять детских клиник. Больше 85% детей в стране охвачены их услугами. Смертность среди пациентов — около 1%. Это при том, что в "обычных" камбоджийских условиях (климат, антисанитария, инфекции) даже десятипроцентный ожог для тамошних детей смертелен. А обжигаются дети каждый день, потому что в традиционном камбоджийском доме пищу готовят, разводя огонь на земле. И ни до каких способов оградить этот огонь от детей тысячелетняя цивилизация кхмеров пока не додумалась.

Финансирование клиник доктора Рихнера происходит по любопытной схеме. 10% даёт правительство Швейцарской Конфедерации. Ещё 3% от щедрот отстёгивает государственный бюджет Королевства Камбоджа. Остальные 87% доктор Рихнер собирает в виде пожертвований. Не от местных, разумеется, жителей — у тех нет денег даже за лечение заплатить: душевой доход 90% населения не превышает 50 центов в день. Поэтому все услуги клиник Канта Бопа для пациентов бесплатны, включая проживание родителей с детьми. За доставку пациентов в больницы приходится отдельно доплачивать... Всё это счастье оплачивают неравнодушные швейцарцы, американцы, французы, немцы. При этом ни гроша не дают ни Всемирная организация здравоохранения, ни швейцарские фармацевтические гиганты, ни правительства стран, по вине которых Камбоджа впала в нынешнее своё отчаянное состояние — США, КНР, Таиланда, Вьетнама. У них своих забот хватает.

Суммарный бюджет пяти клиник Канта Бопы — 35 миллионов долларов в год. Из которых, как выше уже сказано, 4,5 миллиона дают два правительства (представляю, как смеялась бы мадам Христенко, в её хозяйстве столько стоит посредническая накрутка на полтора томографа — из 170 закупленных). Недостающие 30,5 миллионов доктор Рихнер должен как-то собрать сам. Иначе даже внукам социалистического премьер-министра Хун Сена (в прошлом — члена правительства Пол Пота) придётся лечить скарлатину за границей... В 2011 году в больницы Канта Бопы госпитализировано 108.000 детей (средний срок госпитализации — 5 койко-дней), ещё 733.010 детей получили амбулаторную помощь. Ещё там принимают роды, чтобы спасти детей от заражения ВИЧ и туберкулёзом (которым в Камбодже страдает 65% населения). Ещё там готовят камбоджийских врачей — взамен убитых Пол Потом.

Так что приходится доктору Рихнеру тратить много времени на то, что некоторые [...] любят назвать "попрошайничеством" [...]. Самый простой и доступный вид сбора денег — еженедельные виолончельные концерты-лекции, которые доктор Рихнер устраивает в лектории клиники в Сием Реапе каждую субботу в 19:15. Выручка от этих концертов составляет 5 миллионов долларов в год — в пять раз больше, чем даёт бюджет Камбоджи. На концерты приходят туристы со всего мира, приехавшие побродить по древним храмам Ангкора. Доктор приветствует их довольно прямолинейным заявлением:

— У пожилых людей мы просим денег. Молодых призываем сдавать кровь. А у тех, кто среднего возраста, просим и кровь, и деньги.

Я на этом концерте познакомился с еврейским пенсионером из Майами (которого зовут Леви, как моего сына) и молодым берлинцем по имени Бенедикт. Мы сидели на одном ряду. Потом мы с Леви пошли и сдали немного денег. А назавтра (то есть буквально вчера) в Банке крови детской клиники имени Джаявармана VII я столкнулся с Бенедиктом: он, как и я, сообразил, что кровь правильней всего сдавать после хорошего обеда. С медицинской точки зрения это, наверное, неправильно, но психологически очень комфортно. Взяли у нас по 350 кубиков красной жидкости. Оба мы оказались нулевой группы, Rh+.

Кого-то наша кровь поможет спасти от лихорадки Денге: в Камбодже как раз недавно вспыхнула новая эпидемия, и Всемирная организация здравоохранения на помощь совершенно не спешит. Хотя её чиновники немало проводят времени в соседнем с клиникой Джаявармана «Софителе», где койка у окна всего лишь по 340 евро за ночь... Но тут уж [...] каждому своё: кто-то из Цюриха едет жить в Сием Реап, а кто-то из Женевы раскатывает по пятизвёздным отелям, рассуждая об организации здравоохранения в бедных странах... Швейцарцы тоже разные бывают.

Дай Вам Бог здоровья, доктор Рихнер.
И, разумеется, денег.

Рекомендуем:

  • Фотоистории