16+
Пятница, 22 сентября 2017
  • BRENT $ 56.45 / ₽ 3268
  • RTS1120.13
30 сентября 2011, 21:39 Право

В мнимую продажу «Волготанкера» пытались вмешать Игоря Сечина

Лента новостей

На процессе по делу генерал-лейтенанта милиции Александра Бокова показания дал предприниматель Алексей Чегодаев. Он рассказал о том, как подсудимый обещал ему помочь в покупке акций компании «Волготанкер»

Генерал-лейтенант милиции Александр Боков не понимает, в чем его обвиняют. Фото: РИА Новости
Генерал-лейтенант милиции Александр Боков не понимает, в чем его обвиняют. Фото: РИА Новости

Никулинский суд Москвы в пятницу, 30 сентября, приступил к рассмотрению уголовного дела генерал-лейтенанта милиции Александра Бокова. Его обвиняют в мошенничестве почти на 10 млн долларов. По версии следствия, за эту сумму подсудимый вместе с двумя соучастниками пообещал предпринимателю Алексею Чегодаеву помочь в покупке контрольного пакета акций некогда крупнейшего речного перевозчика Волжско-Камского бассейна — ОАО «Волжское нефтеналивное пароходство «Волготанкер».

Подсудимый не признал причастность к преступлению. В суде он заявил, что лишь оказывал потерпевшему консалтинговые услуги. Эту версию опроверг потерпевший, который подробно рассказал о четырехлетнем опыте общения с подсудимым.

Согласно фабуле обвинения, озвученного прокурором Натальей Трошкиной, на преступный путь генерал Боков вступил весной 2005 года. Ему помогали двое других подсудимых — руководитель Международного фонда поддержки казачества Михаил Креймер и директор компании «Стройбетон» Сергей Степанов.

Боков убедил бизнесмена Алексея Чегодаева в том, что имеет связи в администрации президента и правительстве России. Он свел коммерсанта с Михаилом Креймером, которого представил как помощника заместителя руководителя администрации президента Игоря Сечина. Предпринимателю сообщили, что последний якобы дал согласие на приобретением Чегодаевым «Волготанкера» за 170 млн долларов. Однако часть суммы — 46 млн долларов — должна была пойти на взятки чиновникам, поскольку 20% акций «Волготанкера» принадлежали государству. После завершения сделки Чегодаев должен был оформить на сына Бокова небольшую часть акций перевозчика.

Чегодаев согласился и в 2006–2007 годах передал Бокову, а также выступавшему в роли посредника Сергею Степанову в общей сложности 9,8 млн долларов. Однако обещанной «услуги» так и не получил, а генерал перестал выходить с ним на связь.

«Консалтинговые услуги» генерала Бокова

Обвинение утверждает, что Боков совершил преступление из корыстной заинтересованности. Будучи руководителем бюро по борьбе с организованной преступностью на территории стран СНГ, он «использовал свое служебное положение». Полученные деньги Боков вовсе не планировал передавать «наверх», а присвоил, распределив среди соучастников, сказала Трошкина. По словам прокурора, подсудимым было известно, что на 73% акций «Волготанкера» наложен арест, так как в отношении их владельца, бывшего председателя совета директоров компании Александра Александровича, было возбуждено уголовное дело.

«Вам понятно предъявленное обвинение?» — спросила подсудимого судья Валентина Комарова. «Нет, не понятно, — ответил генерал. — Я не понимаю, каким образом я использовал служебное положение. И я не понимаю, почему меня обвиняют в том, что я был назначен на должность и освобожден от нее по обстоятельствам, не связанным с возбуждением уголовного дела». Подсудимый заявил, что никогда не демонстрировал потерпевшему Алексею Чегодаеву свою служебную форму, не показывал удостоверение. «Он не знал, в какой должности я работаю, и не интересовался этим», — заверил Боков.

По версии подсудимого, он только выполнил просьбу Михаила Креймера познакомить его с потерпевшим. А его фактически обвинили в том, что он «не обеспечил передачу взятки государственным чиновникам». Однако ни о каких взятках «наверх» речи не шло, утверждал Боков. Он сообщил, что получал деньги от Чегодаева за «консалтинговые услуги, что не исключало обращения в госорганы».

Адвокат подсудимого Лариса Масленникова назвала предъявленное ее подзащитному обвинение «голословным». «Да, звучит все красиво и впечатляет обывателя с учетом размера сумм. Но что же конкретно совершил Боков? Где доказательства того, что он распорядился имуществом потерпевшего по своему усмотрению?» — задалась вопросами адвокат. Она заявила, что намерена доказать отсутствие в действиях ее подзащитного преступления и наличие гражданско-правовых отношений с потерпевшим.

Михаил Креймер был краток. «Вину не признаю», — сказал он. Аналогичное отношение к обвинению высказал и Сергей Степанов. «Никаких мошеннических действий не было, я в них не принимал участия и не считаю себя виновным», — заявил подсудимый.

Затем на свидетельскую трибуну пригласили потерпевшего.

Люди команды

«С Александром Викторовичем я познакомился весной 2005 года, — начал рассказ Алексей Чегодаев. — Мне сказали, что это серьезный человек, что он решает все вопросы по согласованием с властью покупок стратегических объектов». По словам коммерсанта, в то время он являлся владельцем Одесского нефтяного порта и был заинтересован в покупке «Волготанкера», принадлежавшего ранее структурам ЮКОСа.

Чегодаев пояснил, что после развала нефтяной компании «Волготанкер» стал самостоятельным предприятием. К 2005 году задолженность предприятия по налогам составила 120 млн долларов. 80-процентным пакетом акций «Волготанкера» через четыре офшорные фирмы владел бизнесмен Александр Александрович. В 2005 году его обвинили в злоупотреблении полномочиями, хищении вверенного имущества, а также в его легализации и, возбудив уголовное дело, объявили в розыск.

«Боков мне сказал: «Если ты хочешь работать в России, тебе нужна команда, люди, которые помогут тебе приобрести ресурсы. В нее входят сотрудники из администрации президента», — продолжил Чегодаев. Он отметил, что с самого начала позиция генерала была простой: «Я буду решать все вопросы и я даю гарантию. Я генерал и как генерал со всеми общаюсь из администрации, и за все буду отвечать».

Коммерсант сообщил, что на одной из последующих встреч генерал познакомил его с Михаилом Креймером, а также с тогдашним вице-президентом Внешторгбанка Вячеславом Шеяновым. Последний должен был курировать сделку через ВТБ, организовать его встречу в Лондоне с Александровичем и обеспечить юридическое сопровождение покупки «Волготанкера».

Отметим, что Шеянов проходит по делу как свидетель. В банке ВТБ BFM.ru сообщили, что не комментируют его роль в деле Александра Бокова.

«Боков мне сказал, что Креймер входит в его команду и является помощником Игоря Сечина», — рассказал потерпевший. Креймер же, по словам Чегодаева, данный «факт» подтвердил: «Он сказал, что является неофициальным помощником Сечина, а официальные ничего не решают. Он также сказал, что мой вопрос уже согласован с уважаемыми людьми, и у меня есть 30 минут для того, чтобы решить, будут ли мои компании участвовать в тендере по покупке «Волготанкера».

Коммерсант отметил, что, по сути, ему поставили ультиматум: он немедленно платит 2 млн долларов, которые «относят» заместителю руководителя администрации. Всего же «наверх» нужно будет «занести» 46 млн долларов. Предприниматель согласился, оформив под свои гарантии в «Русском международном банке» 2-миллионный кредит на Сергея Степанова.

Чегодаев пояснил, что несмотря на баснословно высокую сумму, которую ему озвучил Боков, сделка по покупке «Волготанкера» была ему выгодна. Аудиторы оценили стоимость компании в 230 млн долларов. «Мне она обходилась в 100 с чем-то млн долларов, даже с учетом передачи 46 млн долларов Бокову», — объяснил коммерсант.

Неожиданное прозрение

Он сообщил, что Вячеслав Шеянов действительно организовал ему в Великобритании встречу с Александром Александровичем, переговоры с которым прошли успешно. Однако потом генерал огорошил его известием: никакой сделки с Александровичем не будет, а «Волготанкер» обанкротят. «Сечиным принято решение «кошмарить» его. Все акции будут забраны по суду», — заявил Боков. Впрочем, генерал заверил, что соглашение с Чегодаевым остается в силе, и он станет владельцем акций компании.

По словам потерпевшего, в 2005–2007 годах он лично и через своих помощников передал Бокову еще 7,8 млн долларов, а также подарил 100 тысяч долларов на покупку снегоходов, когда подсудимый получил генеральское звание. Довольно долго коммерсант верил генералу.

«Но время шло, а счастья не было. Я начал догадываться», — сокрушался коммерсант. В 2007 году через своих знакомых бизнесмен выяснил, что активы «Волготанкера» приобрели структуры ЛУКОЙЛа. «Меня просто кинули на 10 млн», — высказал Чегодаев свои претензии Бокову, но тот был невозмутим: «Он сказал, что «это бред, такого быть не может». Михаил Креймер, в свою очередь, объяснил случившееся так: «Сечин меня предал».

Чегодаев требовал вернуть деньги, но Боков и его знакомые делать это не спешили. Генерал перестал отвечать на телефонные звонки и стал уклоняться встреч. Тогда осенью 2010 года потерпевший обратился с заявлением в ФСБ.

В пятницу суд не успел закончить допрос потерпевшего. Он продолжится 12 октября. Как ожидается, в этот день по ходатайству защиты подсудимых будут оглашены показания бизнесмена, которые он давал на следствии. Адвокаты уже усмотрели противоречия.

Рекомендуем:

  • Фотоистории