16+
Понедельник, 23 октября 2017
  • BRENT $ 57.78 / ₽ 3319
  • RTS1132.77
24 октября 2011, 15:55
Спецпроект: Спецпроект Сколково

Проект с приставкой «супер»

Лента новостей

В Сколково разрабатывается инновационный суперконденсатор. В этом устройстве действительно заложены супервозможности по безопасному накоплению и передаче электричества

Фото: Михаил Родионов - директор по развитию компании ЭЛТОН

Суперконденсатор — это энергонакопитель. В отличие от обычного аккумулятора он обладает значительно более высокой мощностью, при этом он быстро накапливает и передает большие объемы энергии. На зарядку уходит менее минуты. Если аккумулятор служит максимум 5 лет, то срок работы суперконденсатора — 15 лет, он рассчитан более чем на миллион циклов зарядки-разрядки. Накопитель практически не требует никакого техобслуживания и действует при экстремальных температурах. Суперконденсаторы сейчас активно начинают использовать в автомобилях с гибридными двигателями, а также в системах стартерного пуска моторов.

Суперконденсаторы известны в мире уже несколько десятилетий. Но сколковский резидент разработал новый тип энергонакопителя. Об особенностях и конкурентных преимуществах своей продукции рассказал директор по развитию компании «Элтон» Михаил Родионов.

— В чем преимущество наших конденсаторов? Они используют водный электролит, который совершенно безвреден для окружающей сред, он не взрывоопасен, не пожароопасен, его вполне можно применять в средствах транспорта при перевозке людей. Но чтобы безопасно применять большую часть суперконденсаторов, приходится очень жестко соблюдать режим работы, поскольку изменение напряжения на этих конденсаторах, скачки температуры очень плохо сказываются на их состоянии. Они могут, как литий-ионные батареи, при перегреве взрываться. Это их свойство.

— Ваши конденсаторы безопасны?

— Да. И нужно очень сильно постараться и так неправильно их использовать, чтобы получить какие-то драматические последствия. Причем они все равно не будут такими же, как у симметричных конденсаторов, которые могут взрываться. Плюс к этому, все конденсаторы по конструкции имеют так называемую герметичную структуру, то есть у них нет возможности стравливать жидкость или газы, которые там могут образовываться. Все знают, что в кислотных аккумуляторах образуются газы, это одна из проблем их эксплуатации в больших масштабах, например, на электрокарах или тепловозах. У нас же не герметичная конструкция, у наших конденсаторов есть клапан, который позволяет эту проблему избежать — проблема взрыва и выделения какого-то вредного вещества исключена.

— А помимо безопасности, какие другие преимущества у вашего суперконденсатора?

— Простой щелочной электролит, который в других суперконденсаторах составляет очень большую долю стоимости, у нас значительно дешевле. То есть щелочь гораздо дешевле того электролита, который применяется в подавляющем большинстве суперконденсаторов. Я бы сказал, что безопасность и дешевизна при тех же удельных характеристиках — основные преимущества наших конденсаторов.

— Какой может быть цена вашего продукта?

— Цена конденсаторов измеряется в стоимости за килоджоуль. Нормальная мировая цена — около пяти долларов за килоджоуль. Мы в своих расчетах полагаем, что можем выйти на 4 с небольшим. Плюс, надо понимать, что Россия для нас в некотором смысле будет уникальным рынком, потому что та стоимость, о которой я говорю, это не стоимость в России, это стоимость на зарубежном заводе.

— Здесь дешевле будет производить?

— Безусловно. Пока, как ни странно, кое-что в России дешевле производить. Но будет ли так через два-три года, я не уверен.

— Помимо вас, в России еще есть несколько компаний, которые также ведут эти разработки. В мире уже, наверно, десятки таких фирм. Есть ли подобные вашему конденсатору аналоги в мире?

— Таких аналогов я не видел, особенно в той стадии, на которой мы находимся. Мы же сейчас на переходном этапе — от пилотного производства к пониманию, как должно выглядеть массовое производство.

— Каков основной рынок сбыта для вашей продукции? Это будет производство конденсаторов для автомобилей?

— Это стартерный пуск автомобиля. Сейчас часто звучат слова «микрогибриды», «система страт-стоп». Фактически модернизируется привод автомобиля таким образом, чтобы машина могла почаще останавливаться и заводиться. Мы просто останавливаем двигатель на светофоре, а потом его легко заводим. Понятно, что так просто эта модернизация не дается, аккумуляторные батареи не выдерживают такого напора, такого количества импульсов, поэтому как раз суперконденсаторы здесь находят все более широкое применение. Наш основной конкурент Maxwell, на который мы смотрим с большим интересом, примерно год назад объявил об установке примерно миллиона своих систем страт-стопа на автомобили концерна Peugeot-Citroen. Это на данный момент крупнейшая сделка, но чтобы было понятно, в каждой такой системе стоит два конденсаторных элемента. Отсюда понятно, что это достаточно большой рынок.

— Конкретные переговоры с автопроизводителями уже были?

— У нас уже ведется несколько проектов. Мы участвуем в известном проекте «Ё-мобиль», там как раз стоят суперконденсаторы, это изделия «Элтон». Уже больше года испытываются гибридные автобусы. Пять таких машин уже ездят по стране. Мы ведем переговоры с большим количеством производителей других средств транспорта: это и тепловозы, и метро, и трамваи, и троллейбусы. За последний год мы встречались практически со всеми российскими производителями пассажирского или личного транспорта транспорта, и мало у кого из них мы не увидели интереса.

Мировой рынок суперконденсаторов оценивается сейчас максимум в полмиллиарда долларов. Однако прогнозируются высокие темпы роста — по 30% в год. Объем российского рынка, по экспертным оценкам, сейчас не превышает 50 млн долларов. Крупнейшими производителями суперконденсаторов считаются американская компания Maxwell, японская Panasonic, южнокорейская Nesscap и французская Batscap. В России производством суперконденсаторов занимаются пять компаний. Их продукция практически полностью идет на экспорт.

— Помимо автомобильного рынка сбыта, у вас еще есть какие-то потенциальные рынки, где также может быть применена ваша технология?

— Вторая наша технология — это тоже конденсаторы. Они предназначены для буферного накопления энергии в большой энергетике. Они могут применяться на всех этапах производства, распространения и потребления энергии: когда нужно — в кармашек ее положил, когда нужно — вынул.

— Как это может действовать?

— Тарифы электроэнергии разные днем и ночью, на этом тоже можно играть. Потребители могут ночью запасать более дешевую электроэнергию, а потреблять ее днем.

— Вы собираетесь продавать гигантские конденсаторы для предприятий?

— Да, это достаточно крупные конденсаторы.

— Большие конденсаторы вы уже готовы строить, или это стадия теоретической разработки?

— Это уже не в стадии теоретической разработки. Первые образцы были созданы несколько лет назад. Но энергетика очень большая. Чтобы испытать гибридный автомобиль, можно договориться за несколько месяцев, а чтобы просто поставить что-то в энергетическую систему, нужно не меньше года, потому что планирование идет годами. Перспектива 5–10 лет — это очень оптимистичный прогноз, когда подобного рода накопители получат широкое распространение. Сейчас во всем мире идет активное тестирование разных технологий, поэтому я считаю, что здесь мы входим в очень удачное время. В тот момент, когда мы будем готовы выйти на рынок и рынок как раз буде готов и, я надеюсь, уже знаком с нашими изделиями.

— Ваша компания существует достаточно давно и давно занимается разработками. Почему вы со своим проектом пошли в фонд «Сколково», если вы его прежде достаточно успешно реализовывали самостоятельно?

— Появилась возможность получить грант. Нам выделили 251 млн рублей. Вход был очень плавный, спокойный, никаких особых сложностей мы не испытали.

— От «Сколково», помимо денег, на какую отдачу вы еще рассчитываете?

— Отдача уже есть. Мы начинаем крутиться, вращаться, общаться. Это своего рода интеллектуальная социальная сеть, в которую мы включились. И более того, мы с некоторыми участниками проекта уже начинаем собственные проекты, где могли бы применять свои изделия. Безусловно, пиарная составляющая «Сколково» нарастает. А таким компаниям, как наша, часто не очень легко, помимо научной деятельности и опытных работ, заниматься еще достаточно агрессивным продвижением себя на рынке. В этом «Сколково» сразу начало нам помогать.

Да и само «Сколково» сейчас растет. Я вижу, что их влияние в стране постепенно нарастает, и мы будем пользоваться этим все больше и больше.

Рекомендуем:

  • Фотоистории