16+
Среда, 22 ноября 2017
  • BRENT $ 62.60 / ₽ 3705
  • RTS1147.61
22 февраля 2012, 09:12 Право

Суд не выпустил «решальщика» Каганского из СИЗО

Лента новостей

Максиму Каганскому, подозреваемому в посредничестве при получении взятки бывшим следователем столичной полиции Нелли Дмитриевой, продлили срок содержания под стражей. Главную обвиняемую в этом деле, напротив, отпустили под подписку

Обвиняемый Максим Каганский в зале Пресненского суда. Фото: Григорий Собченко/BFM.ru
Обвиняемый Максим Каганский в зале Пресненского суда. Фото: Григорий Собченко/BFM.ru

Пресненский суд Москвы во вторник, 21 февраля, продлил до 24 мая срок содержания под стражей Максиму Каганскому. Он проходит как посредник в деле бывшего следователя столичной полиции Нелли Дмитриевой, которой вменяется получение взятки в размере 3 млн долларов. Защите не удалось убедить суд отпустить Каганского под залог в 5 млн рублей или под домашний арест. Между тем, вчера стало известно, что несколькими днями раньше следствие изменило меру пресечения главной обвиняемой — Дмитриева вышла из СИЗО под подписку о невыезде.

О том, что 17 февраля Нелли Дмитриева покинула стены следственного изолятора, адвокаты Каганского узнали непосредственно перед заседанием суда, на котором рассматривалось ходатайство следователя Столичного управления Следственного комитета России Сергея Андрющенко о продлении обвиняемому срока ареста еще на три месяца.

Позже неофициальную информацию об освобождении Дмитриевой подтвердил официальный представитель Следственного комитета России Владимир Маркин. Он сообщил, что «Дмитриева активно сотрудничает со следствием и полностью признала свою вину». «Это обстоятельство, наряду с тем, что у нее были выявлены проблемы со здоровьем и есть маленькие дети, способствовало принятию решения об изменении меры пресечения», — пояснил Маркин.

Напомним, экс-следователь Главного следственного управления Главного управления МВД РФ по Москве Нелли Дмитриева была задержана 3 октября 2011 года. По версии следствия, при посредничестве Максима Каганского она обещала за 3 млн долларов решить вопрос о непривлечении к уголовной ответственности коммерсанта Бориса Юдина, одного из руководителей компании «Медика», а также прекратить дело в отношении его партнеров, которые были объявлены в розыск по обвинению в контрабанде томографа для одной из карельских больниц. 5 октября Пресненский суд санкционировал арест Дмитриевой.

Месть за похоронную процессию

Сразу же после задержания, а также в суде она заявила, что уголовное дело в отношении нее сфабриковано при помощи сотрудников Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России (ГУЭБиПК, бывший Департамент экономической безопасности МВД). Их истинной целью якобы являлся ее начальник — руководитель Главного следственного управления (ГСУ) Главного управления МВД по Москве Иван Глухов, который не устраивает нового руководителя ГУБЭПиК генерала Дениса Сугробова. По словам Дмитриевой, оперативник Дмитрий Александров убеждал ее уехать из Москвы на несколько дней: в этом случае взятку напрямую понесли бы генералу.

На одном из первых допросов Нелли Дмитриева заявила, что не общалась с Максимом Каганским на служебные темы, а через своего знакомого просила помочь с устройством ее сына на работу в какую-нибудь нефтяную компанию.

Ссылаясь на слова Дмитрия Александрова, она рассказала, что генерал Денис Сугробов якобы имел личные счеты к Максиму Каганскому: тот не только дружил с сыном Ивана Глухова, но и был доверенным лицом бывшего первого заместителя ДЭБ МВД генерал-майора Андрея Хорева. Пересказывая слова оперативника, Дмитриева сообщила о том, что руководитель ГУЭБиПК, в частности, хотел отомстить за инцидент, к которому будто бы были причастны Каганский и Хорев. Последние якобы прислали домой к Сугробову сотрудников агентства ритуальных услуг, которые пришли хоронить его здравствующую жену.

Дмитриевой предъявлено обвинение в получении взятки (часть 6-я статьи 290 УК РФ).

Что же касается Максима Каганского, то бывший сотрудник МВД, а ныне бизнесмен, был заочно арестован судом 19 октября прошлого года, поскольку скрылся от следствия. Спустя три месяца — 17 января — его разыскали в Новосибирске и доставили в Москву. Здесь Каганскому предъявили обвинение в посредничестве при получении взятки (часть 4-я статьи 291.1 УК РФ). Следствие утверждает, что Каганский выступал связующим звеном между должностными лицами органов внутренних дел и предпринимателями и за деньги мог решать вопросы с расследованием практически любых дел, вплоть до их развала. Каганский свою вину отрицает.

Заседание по вопросу о продлении ему меры пресечения началось около восьми вечера и заняло меньше часа.

Озвучивший ходатайство руководителя следственной бригады следователь Павел Павлов, указал, что Каганский обвиняется в особо тяжком преступлении. «В случае изменения меры пресечения на не связанную с лишением свободы, он может сообщить данные, ставшие ему известными в ходе предварительного следствия, — сказал представитель следствия. — Каганский также имеет реальную возможность оказать воздействие на свидетелей, уничтожить доказательства, сбор которых в настоящее время еще не завершен».

Павлов сообщил, что в настоящее время назначены и не окончены фоноскопические экспертизы. Кроме того, следствие планирует назначить баллистическую и культурно-историческую экспертизы, которые займут некоторое время.

Представитель следствия отметил, что до своего задержания Каганский скрывался от следствия, в связи с чем был объявлен в федеральный, а затем в международный розыск.

Его поддержал представитель прокуратуры, который обратил внимание суда на то, что при задержании у Каганского был обнаружен поддельный паспорт на другую фамилию.

«Высосанное из пальца обвинение»

В свою очередь адвокаты просили изменить их подзащитному меру пресечения на залог в размере 5 млн рублей, который были готовы внести лично, или на домашний арест. «Мы категорически возражаем против удовлетворения ходатайства следствия. Оно немотивированно, незаконно и необоснованно, — заявил защищающий Каганского адвокат Владимир Жеребенков. — Если обвинение надумано и высосано из пальца, как человека можно держать под стражей?».

Его поддержал второй защитник обвиняемого Сергей Никитенко. Он усомнился в том, что вымогательство взятки вообще имело место. «Как Дмитриева могла участвовать в вымогательстве взятки, если все знали, что дело может быть декриминализированно?» — задал вопрос адвокат. Владимир Жеребенков добавил, что на момент инкриминируемых событий дело о контрабанде у Дмитриевой уже не находилось — его забрал Следственный департамент МВД.

Отметим, что дело в отношении руководителей компании «Медика» было прекращено в декабре минувшего года в связи с тем, что контрабанда перестала быть уголовно-наказуемым деянием.

31-летний Максим Каганский возражал против дальнейшего нахождения в СИЗО. Он заявил, что в его уголовном преследовании был заинтересован его бывший деловой партнер Андрей Козбанов. По данным защиты, этот человек, наряду с Каганским, являлся совладельцем 11 автозаправок в Волгограде, которые оцениваются в 15 млн долларов. «Козбанов являлся моим партнером по бизнесу, незадолго до возбуждения дела у нас возникли противоречия по распределению долей. Ему уголовное дело было выгодно», — сказал обвиняемый.

Он добавил, что доводы следствия о необходимости некоторого времени для проведения баллистической экспертизы является формальным, а на изъятое у него дома при задержании оружие имелись разрешительные документы.

Однако эти аргументы не подействовали на судью Алексея Шипикова. Проведя в совещательной комнате не больше 15 минут, он удовлетворил просьбу следствия.

Покидая суд, адвокаты Каганского заявили о намерении обжаловать решение районного суда в Мосгорсуде.

Генерал Глухов пока не ушел

При этом адвокаты усомнились в том, что следователя Нелли Дмитриеву могли отпустить на свободу в обмен на показания против кого-то из высокопоставленных генералов МВД, в частности Ивана Глухова, который в конце января получил строгий выговор от министра внутренних дел Рашида Нургалиева «за серьезные недостатки в организации управленческой деятельности». Сразу после этого он ушел в отпуск.

По словам Владимира Жеребенкова, в пользу его точки зрения говорит тот факт, что вопреки слухам, Глухов после отпуска не написал рапорт об увольнении, а вышел на работу. «Его подчиненные говорят, что в понедельник Глухов вышел на работу и приступил к исполнению своих обязанностей», — сказал адвокат. При этом защитник не исключил, что Нелли Дмитриеву «могли склонить к даче признательных показаний против нее самой, воспользовавшись ее тяжелым состоянием здоровья».

Одетый во все черное, обвиняемый Максим Каганский выглядел на суде заметно стройнее, чем на фотографиях, которыми пестрит Интернет. В суд его пришла поддержать жена Анастасия. Она проходит по делу как свидетель. Фото: Григорий Собченко/BFM.ru

Рекомендуем:

  • Фотоистории