16+
Пятница, 24 ноября 2017
  • BRENT $ 63.55 / ₽ 3722
  • RTS1156.85
2 августа 2012, 21:17 ПроисшествияОбществоПраво

Отец обвиняемой по делу Pussy Riot списал все на скоморошество

Лента новостей

В Хамовническом суде Москвы сегодня допросили отца участницы группы Pussy Riot Екатерины Самуцевич — Станислава Самуцевича. На следствии он крайне негативно характеризовал увлечения дочери, но от своих слов в суде отказался

Надежда Толоконникова, одна из обвиняемых по делу Pussy Riot. Фото: АР
Надежда Толоконникова, одна из обвиняемых по делу Pussy Riot. Фото: АР

В Хамовническом суде Москвы сегодня продолжился допрос свидетелей обвинения по делу участниц панк-группы Pussy Riot. Показания дал Станислав Самуцевич — отец подсудимой Екатерины Самуцевич. Он заявил, что его дочь не принимала участия в «панк-молебне» 21 февраля этого года, она даже не дошла до алтаря, когда ее вывели на улицу. Свидетель намерен подать иски к СМИ. Между тем, во время следствия он крайне негативно характеризовал увлечения дочери, но от своих слов в суде отказался.

В четверг страсти в зале суда кипели нешуточные. Сначала присутствующих эвакуировали из здания в связи с угрозой взрыва, затем свидетель обвинения ушла с процесса. А в завершение адвокаты обвинили судью в том, что «сталинские суды были гораздо честнее и справедливее, чем» суд, который она ведет.

Началось же заседание с уже традиционного отвода судье Марине Сыровой. Он стал пятым с начала разбирательства, стартовавшего 30 июля. На этот раз возражения действиям председательствующей высказала подсудимая Мария Алехина.

Напомним, помимо нее на скамье подсудимых находятся Надежда Толоконникова и Екатерина Самуцевич. Всех троих обвиняют в хулиганстве (ч.2 ст. 213 УК) в храме Христа Спасителя 21 февраля этого года. Тогда участницы группы Pussy Riot, одетые в короткие платья и яркие шапки-маски, вбежали на солею и амвон, вход на которые запрещен, и попытались спеть песню «Богородица, прогони Путина!». Позже в сети появился клип. Девушкам грозит от штрафа до 7 лет лишения свободы.

Алехина возмутилась тем, что судья «нарушает принцип состязательности» сторон, постоянно игнорирует ходатайства защиты, допускает нелицеприятные высказывания о квалификации защитников и умственных способностях обвиняемых и не желает «создать условия для полноценного участия подсудимых в заседании». Отметим, что ранее подсудимые не раз протестовали против плотного графика процесса, жалуясь на то, что они фактически «не едят и не спят». В свою очередь прокурор и представители потерпевших обвинили процессуальных противников в затягивании разбирательства.

Телефонный террорист сообщил о бомбе

Через пять минут после того, как судья удалилась на вынесение решения, всех, кто находился в зале, попросили в срочном порядке покинуть здание. Оказалось, что в приемную председателя суда позвонил телефонный «террорист». «В задании суда заложена бомба. Свободу Pussy Riot!» — пересказала содержание «беседы» с злоумышленником пресс-секретарь суда Дарья Лях. По ее словам, она сразу же предположила, что случившееся — провокация, но сотрудники суда обязаны реагировать на подобные сообщения. Ждать кинолога с собакой не пришлось — он постоянно присутствует в зале, где идет слушание. Вскоре приехала карета «скорой помощи», а затем и пожарные.

В итоге, через час процесс возобновился. Отвод был отклонен и суд продолжил допрос свидетелей обвинения, начавшийся накануне. В их число попал и Станислав Самуцевич. Кстати, он до последнего дня не знал о своем статусе и был удивлен, узнав, какая роль ему отведена.

Отвечая на вопросы прокурора Александра Иващенко, отец подсудимой рассказал, что о группе Pussy Riot он узнал уже после инцидента в храме Христа Спасителя. «Я обратился к следователю, чтобы узнать, за что моя дочь арестована», — сказал Самуцевич. По его словам, после просмотра видеозаписи из церкви оказалось, что его дочь «вошла в храм и, не доходя до алтаря, была выведена охранниками». «Таким образом, в последующих действиях она участия не принимала, — сделал вывод отец подсудимой. — На вопрос о том, почему мою дочь задержали, следователь Артем Ранченков сказал мне, что она имела намерение принять участие в акции, участвовала в этой группе и отказывается содействовать следствию. Этого оказалось достаточно для ее последующего ареста».

— Ваша дочь крещеная? — поинтересовалась у свидетеля представляющая интересы потерпевших адвокат Лариса Павлова.
— Крещеная.
— А в храме вы бывали?
— Да.
— Какое у вас отношение к происходящему здесь? — подключилась к допросу адвокат подсудимых Виолетта Волкова.
— То, что происходит, совершенно неадекватно тому, что произошло, а церковь и власть провоцируют развитие ситуации, — последовал ответ.

Станислав Самуцевич сообщил, что дома у него и дочери имеются иконы, и «Екатерина никогда не просила их убрать». «В нашей семье, которая воспитана в православной культуре, никакой ненависти к православным нет и быть не может», — заверил он.

— А для вас как для православного верующего допустимо совершение в церкви танцев, прыжков и выкрикивание таких лозунгов как «Срань господня»? — перешел к «каверзным» вопросам прокурор Никифоров, процитировав слова песни группы Pussy Riot.
— Традиции скоморошества допустимы в церкви до сих пор, — последовал неожиданный ответ.
— А нахождение в масках и в открытых платьях?
— Когда вы войдете в храм в жаркий день, то увидите много женщин в открытых платьях,— оправдывал дочь Станислав Самуцевич.
— Нам как в протокол записать — «нахождение в церкви в масках и открытых платьях я считаю допустимым?» — не выдержала ухода от ясных ответов судья.

После этого по ходатайству прокурора судья огласила показания отца подсудимой, которые он давал в ходе следствия 21 марта.

«Иногда мне казалось, что она зомбирована»

Тогда Станислав Самуцевич рассказал, что его дочь была очень одаренной девушкой. Она окончила школу с серебряной медалью, а до красного диплома в МЭИ ей не хватило всего одной пятерки. «У нее должно было быть хорошее будущее», — делился Самуцевич со следователем. По его словам, после окончания института дочь устроилась на работу в НИИ, которое занималось разработкой оборудования для подводных лодок. Однако через два года уволилась, не выдержав длительных командировок во Владивосток. Затем она стала зарабатывать на жизнь разработкой компьютерных сайтов. Она покупала продукты, помогала по дому и вообще «вела себя как хорошая, послушная дочь». Однако все разительно изменилось, когда она поступила в школу фотографии им. Родченко. «Там она познакомилась с так называемыми сторонниками современного искусства и на этой почве со студентами МГУ Надеждой Толоконниковой и Петром Верзиловым (муж Толоконниковой, лидер арт-группы «Война»)», — следовало из показаний Станислава Самуцевича. «Толоконникова втянула мою дочь в движение феминисток, — говорил он следователю. — … Иногда мне казалось, что она зомбирована, является членом какой-то секты, так как совершала глупые и необдуманные поступки. Она не желала слышать логику». Он отметил, что Екатерина не принимала наркотики и спиртное. Перемены в дочери он объяснил «влиянием других лиц». После того, как в октябре 2011 года ее задержали за акцию в метро «Аэропорт», она стала еще более скрытной и не рассказывала отцу про другие акции группы Pussy Riot. Тем более, после этого случая отец потребовал, чтобы новая подруга дочери — Надежда Толоконникова — больше не приходила к ним домой.

Отказ от показаний

— Вы подтверждаете эти показания? — спросила судья.
— Не все. После ареста я находился в душевном смятении. Некоторые слова носят оценочный и неправильный характер, — посчитал Станислав Самуцевич.

В частности, он назвал неверными показания о том, что его дочь «психически изменилась» после знакомства с художниками-неформалами. Он высказал мнение, что его слова на следствии не имеют юридической силы, так как он думал, что это была просто приватная беседа со следователем, а не допрос.

«Но ведь вы протокол читали, подпись поставили» — заметила судья. На что свидетель признался, что пошел на это ради того, чтобы получить свидание с дочерью.

В завершение Станислав Самуцевич сообщил, что намерен подать иски о защите чести и достоинства к ряду СМИ, которые оклеветали его дочь.

Еще одна свидетельница — уборщица Богоявленского кафедрального собора Елена Жукова — не была очевидицей того, что случилось в храме Христа Спасителя. Она, как и допрошенная накануне в суде казначей Елоховской церкви Итери Ионашвили, видела аналогичную акцию участниц панк-группы Pussy Riot 18 января в Богоявленском соборе. В ней участвовали три девушки и один молодой человек. Никого из них свидетельница опознать не смогла, так как они были в масках.

Как и ранее допрошенная свидетельница, Елена Жукова сочла, что обвиняемые нанесли оскорбление православным.

Примечательно, что пятая свидетельница обвинения — Матильда Иващенко — в четверг покинула суд за несколько минут до начала допроса. Она училась в одном институте с Марией Алехиной (Институт журналистики и международного творчества) и дала ей крайне негативную характеристику на следствии. Весь день свидетельница провела в коридорах суда, но когда пришло время выйти на свидетельскую трибуну «дала задний ход». Прокурор объяснил, что она ушла из-за плохого самочувствия. Но многие подумали, что неожиданный отказ выступить в суде объясняется иными причинами — в четверг журналисты активно обсуждали комментарии в блоге свидетельницы. Там она не просто негативно, а оскорбительно отзывалась о подсудимых.

«Сталинский суд»

Под вечер прокуратура перешла к изучению письменных доказательств — материалов дела. Остаток заседания прошел под крики возмущенных адвокатов, которые пытались заявить ходатайства о допросе свидетелей защиты (в их число входил Алексей Навальный и писательница Людмила Улицкая) и просмотре видеоматериалов, а также потребовали, чтобы судья полностью огласила все 8 томов уголовного дела. Судья отказала.

— Вы не уважаете участников процесса. Сталинские суды были гораздо честнее и справедливее, чем этот суд! — негодовала Виолетта Волкова.
— Я делаю вам замечание, — последовала реакция судьи.
— Да хоть два, — не сдавалась адвокат.

Заседание закончилось в половине девятого вечера. Процесс возбновится завтра. У обвинение в запасе еще пятеро свидетелей.

Рекомендуем:

  • Фотоистории