16+
Суббота, 23 марта 2019
  • BRENT $ 66.90 / ₽ 4326
  • RTS1213.40
26 ноября 2012, 19:49 Общество

Экс-адвокаты Pussy Riot начинают политическую карьеру

Лента новостей

Скандал между участницами и их бывшими адвокатами набирает силу. В ответ на заявление Екатерины Самуцевич о том, что экс-защитники не отдают ей паспорт, ключи от квартиры и документы из Евросуда, адвокаты сегодня устроили пресс-конференцию

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Экс-адвокаты участниц группы Pussy Riot сегодня провели пресс-конференцию, на которой им пришлось объясняться по претензиям, которые ранее озвучила Екатерина Самуцевич. Напомним, Самуцевич заявила, что ей не отдают паспорт, ключи от квартиры и документы из Европейского суда.

Адвокаты отвергли все предъявленные им претензии и заявили, что не оставят слова своей бывшей подзащитной без внимания, ведь она фактически обвинила их в совершении уголовного преступления — мошенничества (статья 159 УК).

Впрочем, Николай Полозов, Марк Фейгин и Виолетта Волкова признались, что не собираются подавать на бывшую клиентку в суд, но будут отстаивать свою деловую репутацию.

В самом начале пресс-конференции Николай Полозов отмел звучавшие не раз в адрес защитников упреки в том, что адвокаты в этом громком деле больше времени тратили на собственный пиар, нежели на юридическую помощь Надежде Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерине Самуцевич.

Именно это, по мнению многих, и привело к тому, что девушки, устроившие 21 февраля так называемый «панк-молебен» в Храме Христа Спасителя, получили по два года лишения свободы за «хулиганство» (статья 213 УК). Позже при рассмотрении кассационной жалобы в Мосгорсуде одна из осужденных — Екатерина Самуцевич — отказалась от услуг этих адвокатов, и ей заменили реальный срок на условный.

«Девушки изначально поставили перед нами сверхзадачу — вести дело как политическое, чем мы и занимались», — заявил Николай Полозов. При этом адвокаты заверили, оказание фигуранткам юридической помощи от этого не пострадало — они подавали ходатайства, писали жалобы, в общем, делали все необходимое. «С юридической стороны никаких претензий к нам не было», — отметил Полозов.

Перечень взаимных обид

Защитники не скрывали, что были неприятно удивлены, когда вдруг вышедшая на свободу Екатерина Самуцевич стала обвинять Виолетту Волкову (формально именно с ней у Самуцевич было заключено соглашение) в том, что юрист не отдает ей паспорт, ключи от квартиры и ответ из Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), куда все участницы панк-группы этим летом подали жалобу на свой арест и неправомерное содержание под стражей.

Напомним, что еще до этого заявления Самуцевича была предана огласке история с попыткой зарегистрировать товарный знак Pussy Riot: в начале ноября в СМИ просочилась информация о том, что «Кинокомпания «Веб-Био» в апреле этого года подала заявку в Роспанент с просьбой зарегистрировать за ней товарный знак.

Владелицей ООО оказалась жена Марка Фейгина Наталья Харитонова. В конце концов фирме было отказано в регистрации товарного знака. Но Екатерина Самуцевич заявила, что заявка подавалась без ведома участниц панк-группы, которые всегда выступали против ее коммерциализации.

Виолетта Волкова рассказала, что паспорт, ключи и шнурки от ботинок, которые обычно забирают у арестованных, она давным – давно вернула Екатерине Самуцевич через Петра Верзилова, мужа Надежды Толоконниковой. Об этом ее якобы попросила сама ее подзащитная, поскольку Верзилов является «старым другом Кати». При этом адвокат признала, что никаких расписок с Верзилова она не взяла.

На вопрос BFM.ru, почему защитница не отдала вышеназванные предметы отцу Екатерины Самуцевич, адвокат уже после пресс-конференции пояснила, что в то время следователи его «обрабатывали», и Станислав Самуцевич даже дал некоторые показания против участниц панк-группы. «За последние полгода ни Самуцевич, ни кем другим не высказывались претензии о передаче этих предметов. То, что происходит, для меня — загадка», — сказала адвокат.

Впрочем, говорят экс-адвокаты группы, у Екатерины Самуцевич и Петра Верзилова в последнее время сложились «непростые отношения». В одном из последних интервью телеканалу «Дождь» участница панк-группы уличила мужа Надежды Толоконниковой в том, что он брал деньги за организацию интервью с ней.

Петр Верзилов и Екатерина Самуцевич сегодня были недоступны для комментария.

Звонил, но не дозвонился

Адвокаты утверждают, что не раз пытались передать Екатерине Самуцевич документы из ЕСПЧ, но их попытки не увенчались успехом. «Мы неоднократно пытались встретиться с новыми адвокатами Самуцевич, в том числе с адвокатом Ириной Хруновой, выйти на связь, чтобы мы могли передать им документы из ЕСПЧ», — сказал Николай Полозов.

Виолетта Волкова подтвердила, что ответ из Страсбургского суда находится у нее, но она не может «передать его посторонним лицам»,без участия новых адвокатов Самуцевич. «Это предписывает кодекс адвокатской этики. Я прошу с нами связаться и получить от нас документы, в краже которых нас обвиняют на страницах прессы», — публично обратилась Волкова к своей бывшей подзащитной.

Все были в курсе

Комментируя вопрос о регистрации бренда Pussy Riot, Марк Фейгин сообщил, что это было заранее согласовано со всеми участницами панк-группы. Зарегистрировать бренд решили для того, чтобы защитить использование товарного знака посторонними людьми. Поскольку, по закону, товарный знак мог быть зарегистрирован на юридическое лицо, было решено, что заявку на регистрацию подаст его супруга, которая возглавляет телекомпанию «Веб-Био», сказал Фейгин.

Впоследствии, после освобождения обвиняемых, планировалось передать право на товарный знак девушкам. «Мы думали, грешным делом, что их через 8-10 дней выпустят», — признался Марк Фейгин. Он даже продемонстрировал заключенный с Алехиной, Толоконниковой и Самуцевич договор, в котором это прописывалось.

Кроме того, журналистам показали результаты почерковедческой экспертизы, проведенной с целью опровержения обвинений Екатерины Самуцевич о возможной подделке ее подписи. Исследование констатировало, что подписи под документами с просьбой зарегистрировать товарный знак выполнены ею. При этом адвокаты категорически отвергли предположение о том, что для регистрации бренда могли использоваться пустые листы с подписью их подзащитной.

«Все, что мы хотели сделать, это защитить их. Все это привело к тому, что обвинили нас. Видимо, мы ошибались», — сокрушался Марк Фейгин.

Он отметил, что опасения защитников оказались небеспочвенны — во многих странах, в частности, в Швейцарии Эстонии и Великобритании бренд PussyRiot успели зарегистрировать люди, которые не имеют к группе никакого отношения. Адвокаты утверждали, что после выхода Самуцевич на свободу, они хотели встретиться с ней и обсудить тему регистрации бренда, однако та отказалась.

Чтобы подтвердить, что адвокаты не прячут документы от своих бывших подзащитных, Фейгин, Волкова и Полозов сегодня в присутствии журналистов передали паспорт, блокнот и студенческий билет уже находящейся в мордовской колонии Надежды Толоконниковой ее отцу.

«Подавать в суд на бывших клиентов — крайняя мера»

Присутствующих волновал вопрос, не собираются ли обиженные адвокаты подать в суд на своих бывших клиенток. Но сенсационных заявлений не прозвучало. «Подавать в суд на бывших клиентов — это самая крайняя мера. Но если продолжатся обвинения в совершении нами преступлений, нам придется на это как-то реагировать, в том числе через адвокатскую коллегию» — сказала Виолетта Волкова.

Марк Фейгин заявил, что с нетерпением ждет, когда Екатерина Самуцевич напишет жалобу на бывших защитников в адвокатскую палату. Он уверен, что сможет защитить репутацию. «Репутация для нас самое и самое главное. Когда идет речь о мошенничестве, мы обязаны на это реагировать», — подчеркнул юрист.

Впрочем, подводя итог сказанному, адвокаты сошлись во мнении, что выпады в их адрес это не что иное, как «инспирированная властями кампания». Они признались, что недооценили «мощь властей, с подачи которых началось это дело», и не исключили, что займутся политикой «в той или иной степени».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию