16+
Среда, 14 ноября 2018
  • BRENT $ 65.03 / ₽ 4430
  • RTS1100.05
14 сентября 2014, 12:17 Политика

Куда пойдет Шотландия. До референдума остались считанные дни

Лента новостей

Эксперты не сомневаются в экономической жизнеспособности Шотландии в случае отделения от Соединенного Королевства. И бюджетная позиция будет более или менее устойчивой, во всяком случае на начальном этапе. Важными могут оказаться политические риски

Глава Шотландской национальной партии Алекс Салмонд.
Глава Шотландской национальной партии Алекс Салмонд. Фото: Reuters

Еще полгода назад в Шотландии сторонники единой Великобритании уверенно лидировали в опросах, но теперь исследования общественного мнения показывают, что националистам удалось переломить тенденцию. Им необходимо набрать простое большинство, чтобы Шотландия вышла из трехвекового союза с Англией и отделилась от Англии, Уэльса и Северной Ирландии. Шотландский референдум о независимости, который состоится 18 сентября 2014 года, стал одной из главных тем мировых СМИ.

В высших властных кругах Великобритании Алекса Салмонда когда-то считали безобидным пропагандистом несбыточной мечты о расторжении 300-летней унии между Шотландией и Англией, пишет The Wall Street Journal. Теперь харизматичного лидера Шотландской национальной партии всего несколько дней отделяют от исторического референдума о независимости, который заставил опасаться распада Соединенного Королевства и вынудил лидеров ведущих партий страны и главу кабинета в последнюю минуту корректировать свои планы.

Демонстрируя небывалое единение, премьер-министр Дэвид Кэмерон (консерватор) и лидеры лейбористов и демократов Эд Милибэнд и Ник Клегг во вторник заявили, что выезжают в Шотландию для участия в кампании против референдума о независимости, идея которого, судя по последним опросам, становится все более популярной в последнее время. На минувшей неделе поступили результаты опроса YouGov, согласно которому более половины жителей Шотландии (51%) хотят независимости от Великобритании, сообщает Scottish Daily Record.

Идее шотландской независимости, как любят говорить историки, столько же лет, сколько самому парламентскому союзу Шотландии с Англией, образованному в 1707 году. После подписания Закона об унии шотландский парламент перестал существовать, и его члены вошли в новый британский парламент в Вестминстере. К этому времени уже около века Англия и Шотландия находились под властью одного монарха: в 1603 году король Шотландии Яков VI унаследовал английский трон, став преемником Елизаветы I Английской. Он был коронован королем Англии под именем Якова I. И объединение Корон, и объединение парламентов встречало сопротивление со стороны как шотландцев, так и англичан.

«Фактически Шотландия считает себя отдельным государством и в культурном, и в историческом плане. В унии были предусмотрены положения, позволяющие шотландцам сохранить самостоятельными свою правовую систему, университеты и церковь, это очень важные сферы, в которых различия между странами отчетливо проявляются до сих пор», — отмечала в интервью BFM.ru преподаватель истории раннего Нового времени доктор Эстер Майерс из Университета Рединга.

После обнаружения нефти в Северном море споры о независимости в начале 1970-х вышли на новый виток, когда обозначился еще один очень весомый аргумент в пользу автономии: благодаря нефтяной выручке у Шотландии появлялись финансовые возможности для реальной независимости, говорит д-р Майерс. «Это очень важно, поскольку традиционно считается, что причины заключения Союза носили экономический характер».

В 1979 году проводился референдум, на котором националисты во главе с Шотландской национальной партией (SNP) потерпели поражение. После начала деволюции и восстановления шотландского парламента в конце 1990-х тема независимости завоевывала новых сторонников.

И критики, и сторонники называют Салмонда оппортунистом, ловко использующим каждый предоставленный шанс для продвижения своей повестки, отмечает The Wall Street Journal. Когда шотландец Энди Маррей первым из британцев за 77 лет стал победителем Уимблдонского теннисного турнира в 2013 году, Салмонд на трибуне развернул шотландский бело-голубой флаг. Правда, при всем его рвении относятся к нему по-прежнему очень по-разному, пишет The Wall Street Journal.

«Я не верю Салмонду, — заявил изданию владелец галереи в Эдинбурге, расположенной недалеко от здания шотландского парламента в Холируде. — Он хочет быть королем Шотландии любой ценой, и эта цена будет убийственно высока».

Официальная позиция Салмонда, однако, заключается в том, что для независимой Шотландии Елизавета II останется главой государства, хотя на этот счет в стане националистов существуют разные точки зрения.

С самого начала, когда было заявлено о референдуме, в SNP подтверждали свою лояльность монархии и не хотели упразднять объединение двух корон. В связи с этим историки и эксперты ставили вопрос, в каком виде будет существовать Великобритания и в какой мере возвращается ситуация, существовавшая до 1707 года: «В 17 веке [после объединения под властью одного монарха, но до создания парламентского союза] в определенном объеме существовала общая британская внешняя политика в дипломатической, военной и морской сфере, поэтому прецедент для продолжения сотрудничества в этих вопросах есть. Другой прецедент, разумеется, — это Ирландия», — комментировала вопрос в интервью BFM.ru д-р Майерс.

Придется определить и условия членства в ЕС. Сторонники независимости заявляют, что намерены присоединиться к единой Европе в течение полутора лет, но в ЕС говорят, что потребуется больше времени, и добавляют, что страна-участник блока должна иметь собственную валюту. Таким образом, Европа отвергает планы Шотландии о дальнейшем использовании фунта стерлингов. Глава Банка Англии Марк Карни также недавно предупредил шотландцев, что валютный союз и суверенитет вместе невозможны.

Сторонники унии говорят, что с независимостью связано много рисков, националисты возражают, что процветанию Шотландии только мешает привязанность к далекому и не интересующемуся ее нуждами Лондону, политику которого, в частности, в сокращении расходов, шотландцы не поддерживают.

В любом случае выход Шотландии будет иметь серьезные последствия для британского политического ландшафта и экономики страны, третьей по величине в Европе. Вклад Шотландии в ВВП Соединенного Королевства составляет 148 миллиардов фунтов стерлингов (или 9,2%). Потенциальная потеря миллиардов фунтов в год нефтегазовых доходов может подорвать усилия центрального правительства в Лондоне по стабилизации государственных финансов после болезненной рецессии. Эта статья доходов достигала максимально 12,3 миллиарда фунтов стерлингов в 2009 году, но теперь это почти вдвое меньшая сумма. Одним из главных неизвестных остается то, как в случае отделения Шотландии будут распределены нефтегазовые активы.

Голосование за независимость может напугать зарубежных инвесторов: последние данные опросов уже ударили по курсу фунта стерлингов и по рынку облигаций.

Экономист Джон Кэй в статье для The Financial Times подытоживает возможные ответы на некоторые основные вопросы.

Он отмечает, что вопрос об экономической жизнеспособности не ставится. Доходы на душу населения в Шотландии более или менее равны показателю в целом по Великобритании, кроме того, этот регион — самый богатый после юго-востока. По численности населения (5 миллионов человек) Шотландия примерно как Дания и Финляндия.

Доля занятости в госсекторе немного выше среднего по стране. В основном можно говорить о более высокой укомплектованности кадрами в системе здравоохранения и образования. Но показатели заболеваемости и смертности достаточно высокие. В экономике важную роль играют туризм, премиальная гастрономия и напитки — виски, морепродукты и мраморная говядина. Нефть Северного моря помогла развить сильный энергосектор.

Какая будет валюта?

В ответ на заявления, что Шотландия планирует сохранить валютный союз с остальными частями Соединенного Королевства, представители британских партий заявляли, что это даже не обсуждается. В Шотландской национальной партии на это пригрозили, что не признают долю госдолга. Но это все демонстрация позиций, полагает Кэй. Между тем независимая Шотландия какое-то время будет продолжать пользоваться фунтом, а дальнейшие шаги и перспективы нужно будет обсуждать с остальными соседями по Соединенному Королевству.

Кто будет кредитором последней инстанции?

Если Шотландия присоединится к ЕС, в стране должен будет действовать собственный механизм страхования депозитов и центральный банк. И если защиту вкладчиков обеспечить возможно, то спасение крупного банка международного уровня центробанку страны будет не по силам. Это может подтолкнуть ведущие финансовые организации перенести главный офис в Лондон. По данным Reuters, два крупнейших британских банка, часть акций которых принадлежит правительству Великобритании, переедут в Лондон, если жители Шотландии проголосуют за независимость от Англии. Речь идет о частично национализированных банках Lloyds и RBS, офисы которых сейчас есть в Шотландии.

Что будет с североморской нефтью?

В основном британские нефтегазовые месторождения могут оказаться в территориальных водах Шотландии. Нефтяные доходы в зависимости от конъюнктуры могут составлять от 4 до 10 миллиардов фунтов. Это в среднем примерно 5% шотландского национального дохода и 10-15% госрасходов, отмечает Кэй.

Какие возможны последствия для шотландского бюджета?

На Шотландию в случае признания ее независимости, определенно, будет пропорционально возложена часть госдолга и бюджетного дефицита (хотя правительство в Вестминстере останется гарантом ранее эмитированных долговых обязательств). В настоящее время доходы шотландского правительства формируются за счет перечислений от минфина Королевства, при этом госрасходы на душу населения на 10-15% выше, чем по стране в целом. Возможно, не случайно эта процентная разница соответствует структурной доле нефтяных доходов.

По мнению Кэя, бюджетная позиция Шотландии на начальном этапе будет не лучше и не хуже, чем у соседей по островам, но со временем для новоиспеченного независимого государства с ухудшением демографической ситуации и сокращением нефтяных поступлений она может оказаться более сложной. Важное значение будут иметь темпы роста.

Какие новые полномочия в экономической и политической сфере получит независимая Шотландия?

Шотландский парламент уже контролирует здравоохранение, образование, транспорт и в значительной степени инфраструктуру. Политика в области благосостояния и доходов пока решается на общенациональном уровне, как и большинство налоговых вопросов.

Даже если Салмонд потерпит поражение, его правительству в Эдинбурге, пользующемуся и без того достаточной автономией, Вестминстером (центральным правительством в Лондоне) уже обещаны многочисленные утешительные призы, пишет The Wall Street Journal. В частности, как подчеркивает издание, речь идет о новых полномочиях в экономических и социальных вопросах, в том числе в налоговой, транспортной сфере и сфере жилищных субсидий для малообеспеченных.

По-настоящему важным вопросом, по мнению Кэя, является даже не экономика, а политика. Пойдет ли независимая Шотландия по динамичному пути развития, который демонстрируют некоторые (но не все) малые европейские государства? Или же она увязнет в клановом капитализме и местечковом социализме, которые будут блокировать инициативу и подавлять экономический рост?

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию