16+
Вторник, 24 октября 2017
  • BRENT $ 57.19 / ₽ 3292
  • RTS1128.96
16 июня 2015, 16:31 Право

Верховный суд может лишить Минобороны главного секрета

Лента новостей

Речь идет о потерях российской армии в мирное время. В суд обратились общественники, в том числе обвинявшиеся в госизмене журналист Григорий Пасько и многодетная мать Светлана Давыдова. Активисты считают, что соответствующий указ президента нарушает положения закона «О гостайне»

Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Президентский указ о засекречивании сведений о потерях армии в мирное время обжалован в Верховном суде России. Соответствующий иск подала группа гражданских активистов. Среди заявителей — обвинявшиеся в госизмене журналист Григорий Пасько, многодетная мать Светлана Давыдова, а также ее защитник Иван Павлов. Последний намерен доказать, что нормативный акт нелегитимен, и при необходимости собирается дойти до Конституционного суда.

Иск, поданный в Верховный суд, подписали всего девять человек. Это блогеры, журналисты, общественные деятели, адвокаты и правозащитники. Для того чтобы решить судьбу заявления, у Верховного суда есть восемь дней. «В течение них Верховный суд России может принять иск к рассмотрению, отказать в рассмотрении, оставить без движения или дать время для исправления недостатков», — рассказал BFM.ru Иван Павлов, возглавляющий фонд «Команда 29» (бывший фонд «Свободы информации»).

Он пояснил, что указ главы государства о засекречивании потерь в вооруженных силах в мирное время был оспорен в Верховном суде, поскольку именно там можно обжаловать указы президента. Аргументов у истцов несколько. «Во-первых, президент вышел за рамки, установленные для сведений, составляющих гостайну. Эти рамки определены законом «О государственной тайне», — привел он свои доводы. — Сведения о потерях личного состава вооруженных сил не относятся ни к одной из категорий, установленных этим законом. Поэтому президент недопустимо расширил перечень сведений, составляющих гостайну». Кроме того, заявители считают, что сведения о гибели солдат являются сведениями о чрезвычайных происшествиях. «Именно так нужно относиться к гибели и ранениям солдат. А сведения о чрезвычайных происшествиях, согласно закону «О гостайне», не могут быть засекречены. Поэтому президент ввел пункт, который не соответствует положениям федерального закона», — считает Павлов.

Он ссылается на зарубежный опыт в этом вопросе. На своей странице в Facebook юрист пишет, что данные о потерях во всех войнах и спецоперациях публикуются в Соединенных Штатах Америки и Великобритании. В Израиле такую информацию можно получить непосредственно в Министерстве обороны.

Если Верховный суд России придет к выводу о правомерности действий президента и сошлется, на то, что его действия соответствуют какому-нибудь закону, у истцов появится возможность обратиться в Конституционный суд. Однако сначала общественникам придется пройти все инстанции Верховного суда.

С 28 мая этого года данные о военных, погибших в мирное время в ходе спецопераций, считаются государственной тайной, а их разглашение грозит семью годами колонии (статья 283 УК РФ — «Разглашение гостайны»). На официальном интернет-портале правовой информации был размещен соответствующий указ президента РФ. Он внес изменения в перечень сведений, отнесенных к гостайне от 30 ноября 1995 года. Своим указом Владимир Путин дополнил 10 пункт указа президента Бориса Ельцина, которым 20 лет назад, во время первой чеченской кампании, были засекречены сведения о потерях в военное время.

В соответствии с новым текстом указа, к государственной тайне отнесены «сведения, раскрывающие потери Минобороны России, личного состава в военное время, в мирное время в период проведения специальных операций».

Депутат псковского областного законодательного собрания, представитель партии «Яблоко» и один из истцов Лев Шлосберг уверен: общество имеет право знать о потерях, которые несет армия, притом как в мирное, так и в военное время.

Лев Шлосбергпредставитель партии «Яблоко»«Тот указ Ельцина, который был издан в 95-м году и мотивирован чеченскими событиями, войной в Чечне, он так ни разу и не был применен, потому что в России не объявлялась война, военное время. Но 273-м указом Владимир Путин внес изменения в указ Ельцина от 1995 года и добавил мирное время. Мы считаем, что это абсолютно незаконно в принципе, потому что это нарушает права граждан на информацию».

Лев Шлосберг считает, что «указами президента не могут регулироваться права и свободы человека».

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заверил, что подписанный указ никак не связан с событиями на востоке Украины. Поданный иск в Кремле решили не комментировать. «Есть уже подписанный указ, и люди используют свои права, а решение будет принимать суд», — сказал Песков.

Эксперт по кризисным ситуациям, ветеран службы внешней разведки Лев Корольков отмечает: «Практически любой нормативный законодательный акт имеет какие-то недочеты, либо противоречия даже с общим правом, с конкретными статьями Конституции». По его словам, опубликованный указ был «принят не на голом месте»: «Опубликование данных о потерях среди военнослужащих даже в мирное время позволяют раскрыть направленность деятельности, где она конкретно ведется, дать ситуационный анализ. Это часто используется в информационной войне. Особенно это связано с гибелью тех, кого мы считаем добровольцами», — сказал он. По мнению Королькова, основания для принятия такого указа имелись.

Рекомендуем:

  • Фотоистории