16+
Среда, 23 мая 2018
  • BRENT $ 79.01 / ₽ 4856
  • RTS1186.68
24 июня 2015, 16:28 Финансы
Спецпроект: ПМЭФ-2015

Могут ли туристы пользоваться банковской картой в Крыму

Лента новостей

Председатель совета директоров Российского национального коммерческого банка, который работает на полуострове, рассказал в интервью Business FM, как отдыхающий может воспользоваться банковской картой в Крыму

Вид на новый жилой комплекс в Севастополе.
Вид на новый жилой комплекс в Севастополе. Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

Как работает бизнес в Крыму сегодня, и какие возможности по оплате услуг существуют для отдыхающих россиян? Можно ли пользоваться кредитными картами? Об этом Руслан Арефьев, председатель совета директоров Российского национального коммерческого банка (РНКБ), который имеет в Крыму более 230 отделений, рассказал в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу на Петербургском международном экономическом форуме.

На просторах России ваш банк знают очень мало, потому что ваш банк работает специфически в Крыму. Мы знаем, какая ситуация с Крымом, что наши крупные банки основные отказались от работы там, так что вы выполняете миссию плацдарма российской финансовой системы в этом нашем новом субъекте Федерации. Самый первый, самый простой, самый важный вопрос сейчас, в летний сезон. Россияне едут в Крым, у них есть всем известный набор карт, которыми они привыкли пользоваться. Смогут ли они пользоваться ими в Крыму? Как им быть в Крыму с деньгами?
Руслан Арефьев: Я не соглашусь с тем, что нас не знают в России — уже начинают узнавать. То, что касается нашей миссии, мы, действительно, системообразующий банк Крыма, у нас — больше 230 отделений по всему Крыму, обслуживается около миллиона физических лиц, мы эмитируем на данный момент карточку «Про100». Этот миллион человек имеет эти карты, у нас установлено порядка 670 банкоматов по всему Крыму и свыше 5 тысяч POS-терминалов в торговых точках. В принципе, крымчане, как и все остальные россияне, не обделены полным набором банковских услуг и чувствуют себя составной частью Российской Федерации. Что касается туристов, которые приезжают в Крым, на данный момент значительная часть пластиковых карт российских банков, которые эмитированы на территории РФ, и в случае, если не установлены банком-эмитентом какие-либо ограничения, могут точно также в этих 5 тысячах торговых точек обслуживаться. То есть приезжающие туристы могут оплачивать товары и пользоваться нашими банкоматами.
Простой, бытовой совет: отправляясь в Крым, надо узнать у своего банка, все ли будет в порядке с данной картой, которая данным банком эмитирована, и в банке скажут точно.
Руслан Арефьев: Да. Здесь просто даже некоторые банки выпускают исключительно локальные карты, которые ограничены определенными целями и задачами, и за границей ими нельзя расплатиться. Есть другая ситуация. Мы сделали специальную услугу для туристов, пользуются ей, естественно, не только туристы, пользуются некоторые пенсионеры, которые прописаны, например, в Краснодарском крае, а живут в Симферополе — речь идет о карточке «Дельфин». Это карточка мгновенного доступа. Вы, приехав в Крым, можете зайти в любое из 232 наших отделений, буквально в течение получаса получить эту карточку, и дальше при помощи интернет-банка или мобильного приложения перевести со своей основной карточки на эту карточку деньги. Дальше вы точно так же можете оплачивать этой картой товар в магазинах, снимать наличные в банкоматах. В принципе, существует еще другая возможность пополнения этой карты, это порядка 3900 терминалов «Элекснета», которые установлены по всей России. То есть даже если вы приехали в Крым, например, и у вас закончились деньги, ваши родственники или знакомые могут спокойно через любой из терминалов вам перевести.
В целом, как я понимаю, большинство известных россиянам карт, выпущенных в России, работают в Крыму, просто стоит об этом заранее побеспокоиться, стоит узнать, будет ли она там работать.
Руслан Арефьев: Я думаю, что с течением ближайшего времени, скорее всего, практически все российские карточки будут работать.
Теперь что касается бизнеса. Насколько мы представляем, украинские банки в течение прошедшего года практически все по тем или иным причинам, в той или иной форме работу свернули, соответственно практически весь бизнес крымский был вынужден в течение года поменять свою банковскую прописку. Как все это происходило, какие потери для бизнеса это принесло?

Руслан Арефьев: Для бизнеса это был крайне сложный период. Очень много предприятий закрылось, очень много предприятий находится в достаточно тяжелом положении. Где-то проблема с собственниками, где-то проблема с контрактами, потому что 80% продукции поставлялось на Украину, сейчас они пытаются переориентироваться на российский или китайский рынки. В Крыму, я не ожидал, очень сильно развиты взаимоотношения с Китаем, я был очень сильно удивлен. Очень много бизнесменов находят сейчас контракты в Китае, продукция оттуда поставляется, закупается оборудование. Здесь можно посмеяться, но на самом деле это действительно так. Что касается непосредственно бизнеса, мы всячески стараемся и помогаем развитию. Крайне тяжело у нас идет процесс наращивания кредитного портфеля. Связан он с очень многими причинами. Очень тяжелая ситуация с залоговым обеспечением.

Не зарегистрирована собственность до конца.
Руслан Арефьев: Да. Там проблема еще в том, что помимо зданий, сооружений, когда мы их принимаем в обеспечение, нам еще необходимо взять землю, на которой они находятся. А до конца этого года наложен мораторий на работу с землей, потому что необходимо довыпустить определенные законодательные документы, и это крайне осложняет всю процедуру. Сейчас большинство кредитов, которые мы выдаем, это либо кредиты под оборудование, либо овердрафт, либо вообще бланковый кредит, то есть без обеспечения. Но мы стараемся сейчас — я не побоюсь, где-то порядка 70-80% кредитов, которые в Крыму выданы юрлицам, это кредиты, которые выдаем мы. Мы надеемся, что до конца года нам удастся удвоить кредитный портфель. Мы ставим себе достаточно амбициозные планы. Что касается кредитования физлиц, мы — единственный банк в Крыму, который продолжил кредитование в декабре, когда ставка была повышена. Благодаря этому мы очень сильно выросли в глазах крымчан. У нас портфель физических лиц кредитный наращивается очень стремительными темпами, в день где-то от 20 до 50 млн рублей кредитов мы выдаем. Линейка продуктов очень широкая, единственное, что мы сейчас еще не запустили, планируем в третьем квартале запустить, это кредитные карты. Кстати, ипотечное кредитование может быть интересно не только крымчанам, но и всем россиянам. У нас есть специальные продукты, стандартные, мы сотрудничаем с Росвоенипотекой, это ипотека для военных. Есть у нас ипотека под вторичный рынок, есть потребкредит тоже под залог недвижимости. Любой из россиян, если кто-то подберет себе недвижимость на территории Крыма, может обратиться в наши офисы, мы создали специальные ипотечные центры, и получить кредит на покупку той недвижимости, которая им понравилась.
Все мы запомнили, как во время «прямой линии» житель Крыма спросил президента Путина про Приватбанк, у него был кредит в Приватбанке, а Приватбанк ушел оттуда. «Ну не платите», ─ ответил президент. Для бизнеса это такое сильное высказывание, потому что наряду с тем, что люди не заплатили свои неоплаченные кредиты Приватбанку, точно так же они не смогли получить депозиты, не смогли получить остатки на счетах. В итоге, мне кажется, все должно было запутаться окончательно. Сейчас фактически бизнес начинает с чистого листа банковскую жизнь, или все-таки остатки на счетах украинских банков как-то были изъяты или переведены, или РНКБ, возможно, с помощью АСВ выкупал банковский бизнес украинских банков на территории Крыма? В целом, как все это выглядело?

Руслан Арефьев: Если можно, я на конкретных банках не буду останавливаться. Мы стараемся не комментировать наших коллег. Я разделю на три группы украинские банки, которые работали в Крыму. Первая группа банков — это дочерние банки российских банков. Здесь, на мой взгляд, все происходило очень корректно, очень дружелюбно по отношению к клиентам. В некоторых ситуациях возникали какие-то проблемы, но они все были решены. Есть противоположность — это недобросовестные украинские банки, которые просто воспользовались ситуацией, бросили, сказали: такой форс-мажор, и мы никому ничего платить не будем. У меня резко негативное отношение к таким банкам.

«Приват» был в их числе.
Руслан Арефьев: Давайте я не буду конкретные банки называть. Средняя группа банков ─ это обычные украинские банки, которые попали в тяжелую ситуацию, они были вынуждены уйти, потому что их регулятор запретил им работать. Здесь однозначного ответа я дать не могу. Кто-то поступил корректно, кто-то сделал так, как ему удобно.
В нормальной ситуации он не может просто его закрыть, он должен выполнить обязательства, либо объявить себя банкротом.

Руслан Арефьев: Здесь есть, опять же, много вопросов. Сейчас они постепенно, я думаю, решаются. Если брать людей, которые взяли кредиты, кредит ─ надо вернуть. Единственное, надо поступать в соответствии с законодательством той страны, где ты живешь, а сейчас конкретно это Российская Федерация.

Эта правопреемственность все-таки сохранилась? Те, кто брали кредит, все-таки должны его вернуть уже тому, кто теперь владеет этим банковским институтом? Ровно так же, как те, кто имел депозиты или остатки на счетах, могут их теперь получить?
Руслан Арефьев: Вы же знаете ситуации. Их, правда, не много. Есть отдельные крымчане, которые получили свои депозиты и в Фонде защиты вкладчиков, и поехали на Украину и там получили. Их не много, но они есть. Было очень много прямых эфиров в Крыму, передачи отдельные, юристы давали советы. Женщина взяла кредит на покупку недвижимости, в прямом эфире советовали, не надо никому возвращать, у вас сейчас квартира не обременена, идите в Росреестр, регистрируйте, ставьте ее на учет, получайте свидетельство о собственности и продавайте. По любому законодательству это мошенничество.
Но ситуация не вполне нормальная. Соответственно, она для кого-то выходит боком, для кого-то, кто может извлечь наоборот выгоду, было выгодно быть должником в этот момент, скорее всего.
Руслан Арефьев: Мое мнение — надо стараться жить по средствам. Я не беру бизнес, у бизнеса другие законы, а что касается физических лиц, потребкредитование ─ это отдельная история. Взял кредит — его надо вернуть. Есть сложности временные, неудобства или еще что-то, но сейчас, наверное, в большинстве банков в том или ином виде отлаженные механизмы, как это происходит. Единственное, появилось достаточно большое количество мошенников, которые на этом пытаются заработать. Здесь я не могу однозначно назвать компании, которые то ли выкупили, то ли не выкупили задолженности.
Приходят и стучат в дверь: мы все-таки пришли за вашим долгом.
Руслан Арефьев: Что касается долгов, есть компания, она одной из последних появилась, это «Фондовый конверс-центр», она выкупила задолженность, точнее кредитный портфель физических лиц, Сбербанка Украины и Альфа-банка Украины. У них методы полностью в правовом поле, они утюги не ставят никому, есть договоренности, есть правопреемственность. Остальные компании ─ не могу сказать, на каком основании действуют.
Вы уже сказали, что до прошлого года основной объем торговых связей у Крыма был именно с Украиной. Конечно, сейчас это сильно изменилось, но, тем не менее, поставки взаимные сохраняются? И есть ли возможность цивилизованных расчетов?

Руслан Арефьев: Поставки, естественно, сохраняются. Возможность расчетов есть. Единственное, очень часто украинские банки, какой-то украинский банк спокойно на это реагирует, кто-то вообще отказывается работать с клиентами, как они называют, оккупированной территорией. Я надеюсь, что с течением времени ситуация выправится, и отдельные эксцессы, которые возникают, уйдут в прошлое. В принципе, товарооборот есть, расчеты происходят, просто не все банки их проводят.

Валютно-обменные операции на территории Крыма происходят как во всей России?
Руслан Арефьев: Да, на самом деле, до марта прошлого года валютно-обменный бизнес был практически в серой зоне, наверное, 90%, и был в достаточно больших объемах. Сейчас, как на всей территории Российской Федерации, благодаря усилиям Центрального банка нелегальные обменники не существуют, и потребность в валюте не такая высокая. Если раньше приезжали, например, россияне, они, как правило, брали с собой доллары.
Я только предполагаю. Крымчане, учитывая, что им предстоит сложный переходный период, просто могли в свое время запастись кэшем, перейти как раз в доллар, чтобы в наиболее комфортной форме перескочить из одной системы в другую.

Руслан Арефьев: Крымчане уже, как и все остальные россияне, подвержены некоторым факторам, как все россияне в конце прошлого года, они покупали валюту. По нашей сети покупки, наверное, в два раза превышали продажи, доллары, естественно, в основном покупали. Уже весной этого года ─ обратная ситуация: люди начали продавать больше, нежели покупать, причем ровно где-то приблизительно в те же самые два раза, как и на всей остальной территории России. Просто сказать, что у крымчан есть отдельная модель поведения, такого нельзя. Понятно, что у нас в каждом регионе есть свои особенности, тем более, действительно, Крым достаточно долго относился к другой ментальности. Когда я приехал в Крым год назад, мне показалось, что это Россия 90-х. Сейчас, на мой взгляд, это уже Россия 2000-х, и благодаря усилиям главы Крыма Сергея Валерьевича Аксенова и губернатора Севастополя Меняйло Сергея Ивановича, благодаря слаженным, согласованным действиям всех людей ─ правительства Крыма, администрации Севастополя, удается включать, интегрировать эту часть уже России в наше общеэкономическое пространство. Я надеюсь, что уже в следующем году, приехав в Крым, вы уже, наверное, со Швейцарией еще рано будет сравнивать...

Но не почувствуете разницу с Россией. Пока она все-таки есть, хотя бы банки другие.

Рекомендуем:

  • Фотоистории