16+
Пятница, 27 ноября 2020
  • BRENT $ 47.86 / ₽ 3624
  • RTS1307.14
16 ноября 2015, 15:43 Право

Когда «прозрел» водитель «красногорского стрелка»

Лента новостей

На заседании Мосгорсуда, который сегодня рассмотрел жалобу на арест водителя «красногорского стрелка» Амирана Георгадзе Шоты Элизбарашвили, защита выразила свою версию случившегося

Шота Элизбарашвили, водитель предпринимателя Амирана Георгадзе, разыскиваемого по делу об убийстве четырех человек в Красногорском районе.
Шота Элизбарашвили, водитель предпринимателя Амирана Георгадзе, разыскиваемого по делу об убийстве четырех человек в Красногорском районе. Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Мосгорсуд сегодня не выпустил из-под стражи Шоту Элизбарашвили, водителя так называемого «красногорского стрелка» Амирана Георгадзе, застрелившего в октябре двух чиновников Красногорской администрации и еще двух человек. Защита пыталась убедить суд в том, что арестованный не был пособником убийств, а стал лишь жертвой обстоятельств. Однако решение об аресте не отменили.

В Мосгорсуде три адвоката Элизбарашвили — Алексей Антоновский, Светлана Воронкова и Владимир Саруханов — просили признать незаконным решение Бабушкинского суда столицы, который 22 октября этого года по ходатайству Подмосковного управления Следственного комитета поместил их подзащитного под стражу на два месяца — до 19 декабря.

В заседании апелляционной инстанции 27-летний водитель ООО «Грин-таун» Шота Элизбарашвили участвовал с помощью телеконференцсвязи, установленной между судом и волоколамским СИЗО. Поддержать его приехали около десятка родственников, среди которых были две его сестры. Увидев брата на экране черно-белого монитора, девушки не могли сдержать слез. Сам мужчина старался не демонстрировать эмоций. За весь процесс он лишь произнес одну фразу: «Не знаю, как я оказался здесь, почему. Прошу в этом разобраться».

В течение часа трое защитников арестованного пытались доказать суду, что выводы следствия ошибочны: их клиент не был пособником Амирана Георгадзе

Дорога смерти

Трагические события с участием 56-летнего подмосковного застройщика Амирана Георгадзе произошли 19 октября этого года. В этот день его водитель Шота Элизбарашвили привез бизнесмена в здание администрации Красногорского района Московской области. В служебном кабинете Георгадзе расстрелял первого заместителя главы этого района Юрия Караулова и руководителя ОАО «Красногорская электрическая сеть» Георгия Котляренко. Потом на машине он отправился к себе домой, в деревню Поздняково. Там в своем коттедже предприниматель назначил встречу компаньону Тристану Закаидзе, которого также застрелил.

Затем Георгадзе направился на поиски главы администрации Красногорского района Бориса Рассказова, которого также планировал отправить «на тот свет». По дороге ему попался бывший охранник редакции газеты «Московский комсомолец» Константин Смыслов, проезжавший на скутере. Увидев сидящего на обочине мужчину, он предложил ему помощь и был убит. После этого преступления Георгадзе бежал, а через несколько дней покончил с собой: его тело нашли в подмосковной деревне Тимошкино в одном из пустовавших домов.

Несмотря на то, что вечером 10 октября Шота Элизбарашвили сам явился в полицию, ему предъявили обвинение в пособничестве совершению трех убийств (за исключением убийства Смыслова) и в незаконном обороте оружия (часть 5 статьи 33, пункт «а» части 2 статьи 105 УК РФ, часть 1 статьи 222 УК РФ). По версии следствия, он знал, что задумал его начальник, и сознательно помогал ему. Он принес Георгадзе ружье, а также по его просьбе снимал на видео, как тот избивал Георгия Котляренко рукояткой пистолета.

В Мосгорсуде защитники заявили, что их клиент до последнего не знал об убийствах. «Шота не видел, как были совершены убийства. Почему его записали в пособники, для нас остается загадкой», — недоумевал защитник обвиняемого Алексей Антоновский. По версии защитников, их клиент не был в курсе, что в сумке на заднем сиденье машины лежал охотничий карабин «Сайга». Его по просьбе Георгадзе положил в сумку и отнес в автомобиль помогавший ему по дому рабочий Анатолий Байжонов. Последнему Георгадзе объяснил, что собирается на охоту.

По версии защиты, Элизбарашвили по просьбе шефа принес сумку с карабином в здание Красногорский администрации. Однако «Сайгу» заклинило, и тогда Георгадзе пустил в ход один из своих пистолетов. «Элизбарашвили принес сумку, положил ее, а сам вышел и остался в приемной», — процитировал Алексей Антоновский показания свидетельницы — секретаря Караулова Ларисы Постновой. Он полагает, что водитель не мог знать о планах шефа расправиться с чиновниками, потому что тот сам до последнего не собирался никого убивать.

Юрист рассказал, что когда одна из сотрудниц администрации потеряла сознание, Элизбарашвили по просьбе хозяина вынес ее на руках в коридор и попросил водителя найти для нее нашатырь. «Сам Георгадзе еще не знал, что пойдет на такие крайние меры. Как Элизбарашвили мог знать, что собирается делать Георгадзе?» — задал вопрос адвокат. Его коллега Светлана Воронкова была убеждена: даже когда в кабинете раздались выстрелы, молодой человек не понял, что произошло.

«Пошумели»

«Элизбарашвили не видел трупы. Он понял, что там произошли какие-то разборки, но подумал: «Ну, пошумели»», — сделала неожиданное предположение защитница. Она также опровергла доводы следствия о том, что парень знал: он везет хозяина убивать Тристана Закаидзе. Как утверждала Воронкова, о гибели последнего ее клиент узнал из СМИ. К тому же Георгадзе отвез домой другой водитель — Степанов. Элизбарашвили же ехал за шефом следом на другой машине, сказала адвокат. По ее мнению, ее подзащитный «прозрел» лишь тогда, когда бизнесмен поехал искать Рассказова и по дороге застрелил скутериста.

Однако и тогда Элизбарашвили не был очевидцем случившегося, настаивала юрист. «Он прозрел, когда Георгадзе остановился на обочине и стал нести ахинею. В зеркало Элизбарашвили видел, что тот ходит с пистолетом. Он услышал выстрелы и как хозяин крикнул «стой». Он решил, что эти слова и крики относятся к нему. Поэтому он и уехал. Он ехал и думал: «Что же мне делать — работодатель сошел с ума», — выступала адвокат. По ее совам, служивший пять лет водителем у Георгадзе мужчина просто не знал, как поступить, ведь у тронувшегося умом начальника три года секретарем работала его сестра, на него же трудился и его отец.

Тем не менее ее подзащитный решил не бегать от следствия. В тот же день он позвонил адвокату и явился в Следственный комитет. Защитники арестованного заверили, что их клиент не будет скрываться. Они просили отпустить его под подписку о невыезде, под залог в 3 млн рублей или же поместить Элизбарашвили под домашний арест в подмосковной квартире. «Он пришел сам и не будет препятствовать расследованию. С первого дня он дает четкие, правдивые и логичные показания», — поддержал коллег адвокат Владимир Саруханов.

Однако прокурор Валерий Уваров высказался за то, чтобы оставить решение Бабушкинского суда в силе. «Доводы защиты о недоказанности вины Элизбарашвили не являлись предметом рассмотрения Бабушкинского районного суда. Оценка действий обвиняемого будет дана судом первой инстанции при рассмотрении дела по существу, а не сейчас», — сказал он.

Сам обвиняемый отказался от выступления. Лишь в последнем слове Элизбарашвили попросил суд во всем разобраться. Однако судья Сергей Груздев не нашел оснований для отмены решения. Он лишь несколько подкорректировал судебный акт, уточнив, что Элизбарашвили избран арест не на два месяца, а на один месяц и 29 дней.

Причина для убийств

Адвокаты не скрывали разочарование в решении Мосгорсуда. По их мнению, любой человек мог оказаться на месте водителя. «Элизбарашвили не заслуживает такой участи, и невиновный человек не должен сидеть под стражей», — сказала Светлана Воронкова. По ее словам, мужчина каждый раз задает защитникам вопрос, за что его арестовали. Те стараются его утешить. «Мы говорим, чтобы он считал это искуплением за то, что не лежит с дыркой в голове, и поэтому расценивал нахождение в СИЗО как временное неудобство», — передала суть общения с обвиняемым защитница.

Что же касается причин совершенных убийств, то ими, по всей видимости, стали совместные проекты покончившего с собой Георгадзе, красногорских чиновников и его делового партнера. «Я думаю, что у них был совместный бизнес и кто-то кого-то «киданул», выражаясь уголовным языком. Георгадзе решил истребовать у них свои долги, а потом у него просто «сорвало планку», — предположила защитница. По некоторым данным, застройщик не смог реализовать ряд строительных проектов общей стоимостью более 3,5 млрд рублей, под которые привлек крупные кредиты. Георгадзе предъявлял чиновникам различные претензии, в том числе о выплате ему 20 млн долларов.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию