16+
Пятница, 24 ноября 2017
  • BRENT $ 63.39 / ₽ 3703
  • RTS1164.85
8 июня 2017, 18:47 ФинансыБанки, вклады и кредиты

Опасный прецедент: «Транснефть» оспорила сделку со Сбером на 66 миллиардов

Лента новостей

Эксперты прогнозируют, что такой судебный случай создает нехороший прецедент: банки перестанут предлагать клиентам деривативные и форвардные контракты, если их можно будет оспорить

Фото: Григорий Собченко/BFM.ru

«Транснефть» выиграла в суде спор со Сбербанком по сделке на 66 млрд рублей. Участники рынка говорят об опасном прецеденте. Речь идет об операциях с производными финансовыми инструментами. Трубопроводная корпорация заключила контракт с крупнейшим банком в конце 2013 года, то есть за год до обвала рубля в 2014 году.

Суть в том, что «Транснефть» пыталась одновременно застраховаться от падения доллара и от его роста. Однако из-за неограниченных рисков по одному из инструментов госкомпания в итоге потеряла десятки миллиардов рублей и пошла в суд. В «Транснефти» сообщили, что Сбербанк навязал операции, а компания не смогла просчитать их риски. В Сбербанке парировали: истец полностью осознавал возможные последствия сделки. Однако арбитраж встал на сторону «Транснефти».

Алексей КарпенкоАлексей Карпенко адвокат, старший партнер компании Forward Legal «Нельзя говорить, что сейчас создан прецедент, поскольку решение только вынесено, и оно не вступило в законную силу, нужно дождаться апелляции, кассации. Я уверен в том, что Сбербанк в случае, если он проиграет этой инстанции, пойдет в Верховный суд, то это решение является крайне опасным не только для рынка деривативов, но и вообще для рынка в целом. В принципе, можно провести аналогию с делом «Вымпелкома» прошлого года, где также в корне спора стоял вопрос об оценке валютных рисков, и кто несет за это ответственность. И «Вымпелком» также в прошлом году говорил о том, что мы не могли предсказать, мы не профессионалы на рынке, мы не могли управлять валютным риском и так далее, что достаточно странно звучит из уст публичной компании, у которой значительная доля ее операций осуществляется в валюте. Приблизительно то же самое сейчас говорит и «Транснефть», но вся история в том случае, если они не знали, им нужно уволить менеджеров, которые отвечают в компании «Транснефть» за управление валютными рисками, и нанять других, потому что это исключительно их просчет. Я абсолютно уверен, что Сбербанк, как и любой банк подобного масштаба, заключая такие сделки, как профессиональный участник рынка, предупреждал «Транснефть» о всех рисках, и «Транснефть», заключая подобного рода сделку, намеренно хеджируя свои валютные риски, должна была знать, что вероятен сценарий, при котором курс доллара превысит те барьеры, которые были обозначены в сделке. В этом, собственно говоря, и суть хеджирования риска, и суть дериватива, по сути, это пари, и это всегда оценка вероятности — наступит то или иное событие или не наступит, в данном случае речь идет о валютных курсах».

Эксперты также вспоминают и о проблемах валютных ипотечников. Они тоже вроде бы осознавали все свои риски, однако есть мнение, что такие заемщики не имеют даже морального права на перерасчет. В истории с «Транснефтью» и Сбербанком понять можно обе стороны, говорит президент компании «Московские партнеры» Евгений Коган.

Евгений КоганЕвгений Коган управляющий директор компании «Московские партнеры» «История достаточно банальная, грустная и вполне поучительная. Незадолго до кризиса и незадолго до кризиса 2014 года, когда рубль у нас ушел в свободное плавание, и многие банкиры, эксперты говорили: нет, ну рубль, конечно, может ослабеть, но не больше, чем на 5-10%, ну дальше шло что-то типа: мамой клянусь, вот вам расчеты. Ну, клялись они и мамой, и папой, легковерные корпорации им верили и делали некие продукты, подписываясь под теми или иными контрактами. Понять «Транснефть» и других ребят, конечно, можно, они попали на очень большие деньги. С другой стороны, когда к тебе приходят и говорят «мамой клянусь», так не надо слушать. Вообще, если честно, вина здесь основная не Сбербанка, не «Транснефти», вообще Центробанка, который создал этот форс-мажор и создал большой геморрой для всех абсолютно, и для валютных ипотечников тоже, которым те же самые банки говорили опять же: «Мамой клянусь, ничего плохого не будет! Берите кредиты валютные, все будет хорошо». В итоге все допрыгались. Аналогичная ситуация. А мораль сей басни такова: к сожалению великому, но если «Транснефть» сейчас выиграет, еще раз говорю, по-человечески их понять можно, и знаете, мое сердце на их стороне, но если сейчас они выиграют, то это будет очень нехороший прецедент, что, по сути своей, банки перестанут продавать и форвардные контракты, и деривативные контракты, потому что любой такой контракт может быть оспорен, и ничего хорошего в итоге не будет. Для нашего рынка это будет большая проблема».

На фоне решение арбитража акции «Транснефти» на Московской бирже выросли.

Рекомендуем:

  • Фотоистории