16+
Суббота, 15 декабря 2018
  • BRENT $ 60.25 / ₽ 4022
  • RTS1116.50
11 сентября 2017, 11:03 Право

Отвечая Сечину, Улюкаев процитировал Гоголя

Лента новостей

Бывший министр экономического развития сказал журналистам, как оценивает поведение руководителя компании «Роснефть»

Алексей Улюкаев.
Алексей Улюкаев. Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Обновлено 20:09

«Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива». Так экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев ответил на вопрос журналистов, как он оценивает поведение Игоря Сечина. «Есть замечательная русская пословица, которую Гоголь взял эпиграфом к «Ревизору» — «Неча на зеркало пенять, коли рожа крива», — сказал он.

11 сентября — четвертый день допроса свидетелей по делу бывшего министра. Первым допрашивают главу Росимущества Дмитрия Пристанскова.

Издание Life.ru сообщило, что в суд вызван его корреспондент Александр Юнашев. Он сказал Business FM по телефону, что приехал в суд.

Юнашев во время саммита БРИКС на ГОА осенью 2016 года стал свидетелем игры на бильярде главы «Роснефти» Игоря Сечина и главы ВТБ Андрея Костина. Рядом с ними стоял министр Улюкаев. Правда, в видеозаписи, опубликованной на портале, спина Улюкаева мелькает только в самом начале, он не говорит ни слова. Корреспондент спрашивает у Костина, на что они играют:

— На что играете? На интерес, или на какой-то, на деньги?

— Нет.

— На акции?

— На вышки.

— На вышки?

— Нефтяные, конечно.

— Кто выигрывает, Игорь Иванович?

— Конечно, Игорь Иванович.

— Нет, банкиры. Банкиры — всему голова.

Что рассказали свидетели? Вот что говорит корреспондент «Медиазоны» Анна Козькина:

Анна Козькина корреспондент «Медиазоны» «Больше всего и дольше всего допрашивали главу Росимущества и в прошлом заместителя Улюкаева. Сейчас это заместитель нового министра экономического развития Дмитрия Пристанскова. Он тоже рассказывал о деталях обсуждения сделки по приватизации «Башнефти», многое не мог вспомнить. Единственное, наверное, важное, что он сказал: от Улюкаева поручения замедлять сделку он не получал, и, в принципе, все шло в соответствии с законом. Второй свидетель — это глава «ВТБ-капитала», агента этой сделки. Его допросили довольно быстро. В принципе, он тоже ничего нового не сказал. От Улюкаева никаких поручений не получал, никаких обсуждений о том, что «Роснефть» — нежелательный покупатель, тоже не было. Никаких других новых деталей он нам не сообщил. Он только рассказал про то, как «ВТБ-капитал» готовил договор, предлагал форму сделки, почему выбрали форму именно продажи стратегическому инвестору. В принципе, тоже его допрос длился недолго, и защита даже вообще его не спрашивала ни о чем. Ну и последний свидетель — наверное, это самый эмоциональный был допрос в плане восприятия зала. Это был спецкор телеканала Life Александр Юнашев, который был на саммите БРИКС в октябре прошлого года. Весь допрос был посвящен его маленькому сюжету про то, как Сечин и Костин играли в бильярд, рядом с ними стоял Улюкаев. И вот его расспрашивали о том, какой был стол — это защиту интересовало. Он сказал, похожий на те же бильярдные столы, которые находятся в Ново-Огареве. Это вызывало живую реакцию у зала и у адвокатов. Откровенно просто люди смеялись. Спрашивали также, какое было настроение у играющих. Он заметил, что Сечин обычно неохотно отвечающий журналистам, в этот раз на его вопросы шутил, смеялся и даже сказал «банкир — всему голова». Видимо, так комментировал ход игры бильярдной, потому что вот он и Костин были участниками бильярдной игры, а как это относится к делу, было не очень понятно. Прокурору ничего не объяснили».

Тем временем глава «Роснефти» Игорь Сечин еще раз подверг критике оглашение в суде стенограммы его переговоров с экс-министром Алексеем Улюкаевым. «Колбаса отвлекла от главного», — отметил он. Ранее бизнесмен назвал поведение прокурора «профессиональным кретинизмом», потому что в опубликованных записях, по его словам, содержалась в том числе гостайна.

Защита Улюкаева 11 сентября потребовала от Сечина извинений. «Обвинять и оскорблять прокуроров за оглашение записи разговора необоснованно, за это нужно принести извинения», — сказал журналистам адвокат Улюкаева Тимофей Гриднев. Он подчеркнул, что защита будет добиваться дополнительного изучения записи, вплоть до интонаций этой беседы.

Почему в суде была оглашена стенограмма этого разговора, на каком уровне решался вопрос о ее обнародовании? Об этом рассуждает политолог Екатерина Шульман.

Екатерина ШульманЕкатерина Шульман политолог, доцент Института общественных наук РАНХиГС «Использование в конкурентной борьбе внутри элит методов, инструментов судебного процесса имеет свои оборотные стороны. Кажется, что это очень здорово и выгодно — бороться с конкурентами посредством уголовных дел, но потом ты приходишь к открытому и гласному судебному процессу. Если не позаботиться о том, чтобы с самого начала сделать его закрытым — но для этого нужны очень конкретные правовые основания, которых, судя по всему, в деле Улюкаева нет, — тогда, в этом случае, ты оказываешься под светом софитов. И более того, такого рода дела, естественно, не являются предметом интересов только какой-то одной группы или двух — нападающей и обороняющейся. В ней всегда будет очень много участников, очень много интересантов, которые могут преследовать свои цели, которые в самом общем виде заинтересованы в ослаблении одного из участников, скажем так. И для них публичность — это тоже один из инструментов. Знаете, нет одного уровня, на котором такие вопросы решаются. Они решаются взаимодействием групп интересов, каждая из которых достаточно могущественная. Есть интерес у прокуратуры, есть интерес у Следственного комитета, есть интерес у ФСБ. Наименее влиятельный элемент тут, собственно, судья. Судье нужно провести процесс максимально гладко, быстро от него избавиться, и не получить потом какие-то неприятности внутри своего судебного цеха. А вот силовые игроки борются или торгуются в мирном варианте между собой. Понятно, что те записи, о которых идет речь, были опубликованы прокуратурой. Сейчас именно на нее направлено недовольство основного фигуранта. Он называет их работу «профессиональным кретинизмом», говоря, что это страшная государственная тайна и нельзя было это показывать. Из чего следует, что для него это было, во-первых, неожиданно, во-вторых, неприятно».

Ход процесса Business FM комментирует управляющий партнер адвокатского бюро «Забейда и партнеры» Александр Забейда.

Александр Забейда управляющий партнер адвокатского бюро «Забейда и партнеры» «В коррупционных делах свидетели — это явление не самое популярное. А что такое свидетель в коррупционном деле? Как правило, это лицо, которое либо участвовало в оперативном эксперименте, либо лицо, которое лично слышало какие-то договоренности между сторонами. Однако действующее законодательство в качестве свидетеля определяет любое лицо, которому, по мнению следователя, может быть что-то известно. Эта формулировка очень размытая, ею не редко пользуется сторона обвинения для того, чтобы качество свидетельских показаний подменить количеством. Один мог видеть, как обвиняемый курил, другой — как он пил, третий — как играл в бильярд или покер, и вот общественность уже смотрит с осуждением, а личность обвиняемого играет не самыми лицеприятными красками. Такой прием часто используется, когда с доказательствами у обвинения не ладится. Однако стоит помнить, что это еще не конец процесса, и сторона процесса сама определяет, что и в какой момент выкладывать, поэтому не исключено, что что-то интересное мы можем еще увидеть».

Алексея Улюкаева задержали 14 ноября 2016 года. На следующий день экс-министра отправили под домашний арест. Следствие обвиняет его в получении взятки в размере 2 млн долларов за положительную оценку сделки по приватизации «Башнефти» «Роснефтью».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию