16+
Вторник, 25 сентября 2018
  • BRENT $ 82.06 / ₽ 5397
  • RTS1168.94
16 января 2018, 17:59 Право

«Мы живем в состоянии перевернутого мира». Серебренникова оставили под домашним арестом

Лента новостей

Также Басманный суд Москвы продлил до конца следствия, то есть до 19 апреля, меру пресечения двум другим фигурантам «театрального дела»: Юрий Итин останется под домашним арестом, а Алексей Малобродский — в СИЗО

Режиссер Кирилл Серебренников, обвиняемый в мошенничестве в особо крупном размере, перед началом рассмотрения ходатайства следствия о продлении его домашнего ареста в Басманном суде.
Режиссер Кирилл Серебренников, обвиняемый в мошенничестве в особо крупном размере, перед началом рассмотрения ходатайства следствия о продлении его домашнего ареста в Басманном суде. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Басманный суд Москвы продлил до 19 апреля срок домашнего ареста режиссеру Кириллу Серебренникову и бывшему гендиректору «Седьмой студии» Юрию Итину, обвиняемым в хищении 133 млн рублей, выделенных из бюджета на проект «Платформа». До этого же дня в СИЗО останется и экс-генпродюсер Алексей Малобродский. Об этом сообщает корреспондент Business FM.

Перед началом процесса у здания суда уже не было огромной толпы сочувствующих, которая приходила поддержать Кирилла Серебренникова начиная с 23 августа, когда режиссера отправили под домашний арест. Однако пройти в здание можно было все же не без труда — на входе выстроилась длинная очередь из журналистов. Среди них скромно стояли коллега Серебренникова по театральному цеху актриса Чулпан Хаматова и дочь бывшего главы администрации президента Валентина Юмашева Полина Юмашева (Дерипаска). Им, а также нескольким правозащитникам и родственникам разрешили пройти в зал, а журналистов пускали по списку. Для тех, кто остался снаружи, в коридоре организовали телетрансляцию.

Во вторник суд рассмотрел ходатайство СКР о продлении меры пресечения трем из шести фигурантов. Художественного руководителя «Гоголь-центра» режиссера Кирилла Серебренникова и бывшего гендиректора компании АНО «Седьмая студия» Юрия Итина следствие просило оставить под домашним арестом до 19 апреля, а экс-генпродюсера «Седьмой студии» Алексея Малобродского — в СИЗО до того же числа.

Представитель СК Павел Васильев, в частности, апеллировал к тому, что основания для изменения или отмены ранее избранной фигурантам меры пресечения «не изменились и не отпали». Он отметил, что следствие перешло в завершающую стадию, фигурантам предъявили обвинение в окончательной редакции. «В настоящее время потерпевший (им по делу признано Минкультуры. — Business FM) уже знакомится с материалами дела», — сказал он. Васильев добавил, что потом со 120 томами дела начнут знакомиться и обвиняемые.

Ходатайство поддержала представитель Генпрокуратуры Елена Мещерякова. Она сослалась на то, что у Малобродского имеется гражданство Израиля и, если его освободить, он может скрыться, как это сделала одна из фигуранток, его предшественница на посту генпродюсера АНО «Седьмая студия» Екатерина Воронова, уехавшая за границу и объявленная в международный розыск.

Обвиняемые и их адвокаты заявили, что это неправда. Первым взял слово Алексей Малобродский. Он уверял, что никуда не сбежит, и просил перевести его под домашний арест в квартире в подмосковном Одинцове. Фигурант заявил, что его освобождение «создаст как минимум равные права с другими обвиняемыми».

При этом Малобродский обвинил следствие в давлении на него, отметив, что за семь месяцев в СИЗО (он был арестован 21 июня 2017 года) ему дали лишь два свидания с дочерью и женой и разрешили один раз поговорить по телефону. «Почему я должен находиться в тюрьме?» — возмущался фигурант.

Как сообщил Малобродский, консул Израиля, к которому обратились его близкие, гарантировал, что не выдаст ему никаких временных документов на выезд, так как ранее следователи забрали у обвиняемого загранпаспорт. Малобродский сказал, что еще в декабре попросил о встрече с консулом, но тот до сих пор не смог попасть в СИЗО.

Его защитница Ксения Карпинская предложила лично внести за обвиняемого залог в 10 млн рублей. «Я абсолютно убеждена, что это порядочный человек», — сказала она, добавив, что ранее за ее клиента поручились 70 «уважаемых людей из театральной среды». Адвокат добавила, что ее подзащитный страдает от артрита плечевого сустава. «Его преследуют постоянные боли. Его возят в автозаке, в котором холодно и постоянно дует. Зачем пытать человека, держать в СИЗО только для того, чтобы знакомиться с делом?» — обратилась к суду защитница.

Режиссер Кирилл Серебренников свою речь для суда подготовил заранее и зачитывал ее по бумаге. Он отверг обвинение в хищении денег, выделенных на проект «Платформа», отметив, что за три года и три месяца, что он реализовывался, было проведено 340 различных мероприятий с участием артистов разного жанра. «Поэтому утверждать, что РФ был причинен какой-то мифический ущерб, нелепо», — сказал режиссер. По его мнению, следствие не доказало, что деньги, которые выдавались из кассы «Седьмой студии», он или другие подследственные использовали «по личному усмотрению».

Режиссер отметил, что за время проекта не купил себе какого-либо имущества. Квартиру же в Берлине, на которую постоянно ссылается следствие, он приобрел еще в 2008 году, за три года до «Платформы», на свои личные сбережения, в том числе призовые фонды различных фестивалей, на которых он побеждал.

Его адвокат Дмитрий Харитонов напомнил, что ранее за Серебренникова давали личные поручительства 130 артистов и деятелей культуры. Он снова предложил за режиссера залог на сумму первоначально вмененного ущерба — 68 млн рублей. Деньги адвокат готов был внести сам, собрав их вместе со своими друзьями.

Кроме того, защитник озвучил позицию обвиняемых. По его словам, никакого хищения денег не было. Бюджетные деньги действительно обналичивались, но сразу возвращались в кассу «Седьмой студии» для расчета с партнерами проекта. «Российская Федерация не запрещает оборот наличных денежных средств, поэтому нельзя говорить, что раз обналичили, то похитили», — поддержал его адвокат Юрия Итина Юрий Лысенко.

Сам Серебренников заявил, что единственным доказательством следствия являются показания главного бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой, которая заключила сделку со следствием. Режиссер обвинил ее во «вранье», отметив, что женщина ранее была судима за растрату (в 2010 году она получила условный срок в полтора года). Режиссер назвал ее «лучшим другом и источником информации для следствия». Однако, по мнению Серебренникова, «оговаривая» других фигурантов, 58-летняя Масляева просто «вымаливает минимальное наказание для себя». «На очной ставке со мной она призналась, что украла для себя 5 млн рублей», — сообщил режиссер. Он назвал обвинение «откровенным фарсом».

Слова Серебренникова подтвердил Юрий Итин. Как он сообщил, на очной ставке Масляева не подтвердила, что выдавала кому-то из руководства «Седьмой студии» деньги, кроме их зарплаты. «Восемь с половиной месяцев мы живем в состоянии перевернутого мира и кошмара. Следствие пытается доказать, что весь проект и «Седьмая студия» были созданы только для того, чтобы похищать бюджетные средства», — сказал Итин, добавив, что это не так.

Надо сказать, что следователь Павел Васильев пытался противостоять доводам обвиняемых. Он назвал фигурантов «тремя идейными лидерами» проекта «Платформа» и сообщил, что их зарплата составила «более 43 млн рублей на троих за три года».

Следователь предложил суду приобщить фрагменты электронной переписки Серебренникова, а также Малобродского, касающиеся обналичивания денег. Однако это не смутило ни режиссера, ни его защитников: Серебренников не видел ничего страшного в слове «кэш». Но судья Евгения Николаева ходатайство следствия о приобщении документов отклонила, отметив, что суд пока не вникает в вопрос о доказанности или недоказанности вины, а лишь решает вопрос о мере пресечения для фигурантов.

Пробыв в совещательной комнате почти два часа, судья удовлетворила просьбу следствия о продлении меры пресечения.

В понедельник стало известно об окончании расследования по громкому делу. 10 и 11 января СКР предъявил пяти фигурантам обвинение в окончательной редакции по статье «мошенничество в особо крупном размере, совершенное в составе организованной группы» (ч. 4 ст. 159 УК РФ). При этом сумма вмененного ущерба выросла почти вдвое, с 68 млн до 133 млн рублей. Минкультуры заявило иск о возмещении ущерба на данную сумму в рамках уголовного дела.

По версии следствия, хищения имели место в 2011-2014 годах в ходе реализации проекта «Платформа», автором которого был Кирилл Серебренников. Из бюджета на него выделили 214 млн рублей. Однако следствие утверждает, что часть средств была украдена. Первоначально СК завлял, что это было сделано с помощью фиктивных документов об оплате реквизита и пошива костюмов для театрального фестиваля. Кроме того, были похищены деньги, предназначенные на постановку спектакля «Сон в летнюю ночь», которая так и не состоялась, хотя многие зрители утверждали, что видели спектакль.

В рамках уголовного дела под домашний арест одной из последних (в октябре 2017 года) попала бывшая чиновница московского департамента Минкультуры, а ныне директор РАМТ Софья Апфельбаум.

Большинство фигурантов отрицают вину, а вот главный бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева дала признательные показания, заключив сделку со следствием. Она рассказала, что соучастники завышали количество и стоимость мероприятий проекта «Платформа». Они представляли Министерству культуры финансовые отчеты с «заведомо недостоверными сведениями», а Софья Апфельбаум утверждала документы, чтобы обосновать выделение госсредств. В понедельник Басманный суд Москвы оставил Масляеву под домашним арестом до 19 апреля.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию