16+
Пятница, 20 июля 2018
  • BRENT $ 72.84 / ₽ 4621
  • RTS1116.89
6 апреля 2018, 23:53 Право

СКР насчитал у полковника Сенина имущество на 207 млн рублей

Лента новостей

Суд продлил на полгода арест имущества Дмитрия Сенина, фигуранта дела полковника МВД Дмитрия Захарченко. Сейчас стоимость имущества оценивается в 207 млн рублей, но еще несколько месяцев назад речь шла о большей сумме

Журналист у входа в здание Басманного суда.
Журналист у входа в здание Басманного суда. Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Басманный суд Москвы продлил арест имущества полковника ФСБ Дмитрия Сенина, фигуранта дела скандально известного полковника МВД Дмитрия Захарченко. Следствие утверждало, что он оформил на 13 членов семьи, родственников и знакомых собственность стоимостью 207 млн рублей. В суде юристы некоторых из них пытались доказать, что под арест попали квартиры, дома и гаражи людей, которые не имеют отношения к обвиняемому. Суд доводы не принял.

Сам Дмитрий Сенин, обвиняемый в получении взяток и дезертирстве, на заседании не присутствовал: он находится в бегах. На процесс не явилась и его защитница Евгения Мартынова. Она оказалась занята в другом разбирательстве по громкому делу экс-главы Коми Вячеслава Гайзера и его 13 предполагаемых сообщников.

Арест на имущество Дмитрия Сенина, его супруги Ольги, водителя Виктора Клуженкова, а также других лиц был наложен по ходатайству Следственного комитета России Басманным судом 19 июля 2017 года.

Два полковника и их дело

Дмитрий Сенин, которого некоторые СМИ называют родственником бывшего начальника Управления «Т» антикоррупционного подразделения МВД Дмитрия Захарченко (адвокаты последнего это отрицают — Business FM), проходит вместе с ним по одному уголовному делу. Сенину инкриминируют два эпизода получения взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ), а также дезертирство (ч. 1 ст. 338 УК РФ). По версии следствия, полковник ФСБ Сенин получил карту на скидку 50% от владельца сети элитных ресторанов La Mare, уроженца Туниса Меди Дусса. Она была оформлена на генерал-майора полиции в отставке Алексея Лаушкина и впоследствии передана полковнику Захарченко, в квартире сводной сестры которого нашли сумму в 8,5 млрд рублей. «Скидка» полковника Захарченко при посещении ресторана составила в общей сложности порядка 3,5 млн рублей.

Кроме того, Дмитрий Захарченко при посредничестве Сенина и Лаушкина получил от ресторатора 800 тысяч долларов. Следствие полагает, что с помощью денег и преференций владелец La Mare пытался откупиться от проверок его бизнес-активов правоохранителями.

Сенин после ареста Захарченко бежал за границу. Его объявили в розыск. Ресторатор и отставной генерал фигурируют в деле как свидетели. Также в рамках дела о взятке от Дусса под домашним арестом в настоящее время находится водитель Сенина Виктор Клуженков. Ему инкриминируется пособничество в дезертирстве своего начальника (ч. 5 ст. 33 ч. 1 ст. 338 УК РФ).

Имущество за 207 млн рублей

Первоначально СКР добился ареста порядка 30 квартир, восьми автомобилей и машино-мест, а также несколько земельных участков и домов в Москве и Подмосковье общей стоимостью более 345 млн рублей. Однако юристы нескольких знакомых Сенина смогли снять арест с части имущества. В частности, они убедили Мосгорсуд в том, что больше трети недвижимости было арестовано неправомерно.

Поэтому 6 апреля в Басманном суде представитель Следственного комитета просила продлить арест имущества стоимостью уже в 207 млн рублей. Речь шла о 15 квартирах в Москве и в Балашихе, двух земельных участках и доме в Подмосковье, восьми автомобилях марок Ford Mondeo, Skoda Octavia, Lexus, Toyota Land Cruiser и Merсedes-Benz, а также трех машино-местах.

«В ходе расследования уголовного дела установлено, что Сенин, приобретая различное движимое и недвижимое дорогостоящие имущество, регистрировал его на своих родственников и близких ему лиц», — заявила представитель Следственного комитета. Она отметила, что официальный доход Дмитрия Сенина и его жены Ольги был в разы меньше. Так, в 2009-2015 годы полковник заработал 21 млн 799 тысяч рублей, а его супруга — 10 млн 865 тысяч рублей.

Следователь ходатайствовала о продлении срока ареста имущества до конца расследования дела, то есть до 8 октября 2018 года. Она просила это сделать для возможности обеспечения исполнения предстоящего приговора, в рамах которого может быть наложен штраф. Однако против этого выступили адвокаты, представлявшие интересы трех собственников: Виктора Клуженкова, Виктора Ягура (дяди жены Сенина), а также некоего Ивана Кожевникова.

Машина в долг и ремонт в квартирах

Водитель Сенина оказался владельцем двух автомобилей: Scoda Octavia и Ford Mondeo. Адвокат Виктора Клуженкова указала, что Ford Mondeo ее клиент приобрел на свои средства. Деньги же на покупку Scoda Octavia водителю, действительно, дал его шеф, но лишь в долг, вычитая постепенно их из его зарплаты. «Вся сумма в итоге была Сенину возвращена», — заявила она. Это подтвердил и сам Клуженков. «Автомобиль Scoda Octavia был приобретен за счет Сенина, но мне не было известно, что деньги были получены им каким-то преступным путем», — сказал он, и просил ходатайство следствия отклонить.

Представлявшие интересы Виктора Ягура и Ивана Кожевникова адвокаты Татьяна Кулик и Елена Шевчук в свою очередь настаивали на неправомерности ареста имущества их доверителей: нескольких квартир и земельных участков с домом. Так, представитель Ивана Кожевникова Елена Шевчук обратила внимание суда на то, что следствие умудрилось добиться одной из квартир ее клиента в Балашихе, которую тот приобрел в ипотеку и еще не расплатился перед банком. По ее словам, еще три квартиры на юго-западе Москвы в районе станции метро «Академическая», и несколько гаражных боксов ее доверитель-риелтор купил для перепродажи. К ремонту недвижимости он привлек жену Дмитрия Сенина Ольгу Сенину, которая зарегистрирована как индивидуальный предприниматель.

Адвокат добавила, что Сенина попросила Кожевникова разрешить временно пожить в одной из квартир классной руководительнице ее дочери. Данное обстоятельство дало повод следствию заявить, что Сенина ее владелица. Юрист назвала доводы о причастности супругов Сениных к покупке квартир ее клиентом несостоятельными. Чтобы убедить суд в том, что ее доверитель мог сам позволить приобрести невидимость, юрист передала в суд ряд документов. В частности, договор займа на 4,5 млн рублей у компании, в которой ранее работал Кожевников, а также сведения о продаже им доли в этой фирме на сумму еще в полмиллиона рублей.

В свою очередь, представитель Виктора Ягура Татьяна Кулик утверждала, что ее доверитель — моряк дальнего плавания — также имел возможность купить несколько квартир. Она рассказала, что ранее Виктор Ягур являлся гражданином Украины и до 2013 года имел банковские накопления на сумму примерно в 420 тысяч долларов. Став гражданином России после присоединения Крыма к России, он решил вложиться в покупку недвижимости. Квартиры для мужчины приобрела его сестра-россиянка, впоследствии оформившая на брата договоры дарения. Адвокат сообщила, что фирма Сениной просто делала ремонты в квартирах дяди.

Арифметика следствия

В завершение юрист обратила внимание суда на то, что следствие вменило Дмитрию Сенину получение преступного дохода на гораздо меньшую сумму, чем та, на которую арестовало недвижимость. «800 тысяч долларов, переданные по версии следствия Сениным Захарченко, это примерно 50 млн рублей. Но следствие просит арестовать имущество на 207 млн рублей», — возмутилась Татьяна Кулик. По ее словам, следствие мотивировало ходатайство об аресте имущества тем, что якобы располагает данными о возможной причастности Сенина к иным преступлениям — с 2008-го по 2013 год. «Но как об этом можно говорить, если по другим эпизодам обвинение еще не предъявлено? Следствие пытается прикрыть этой формулировкой арест иных денежных средств», — недоумевала адвокат.

В ответ на эти аргументы представитель СК заявила, что с 2004 по 2015 годы общий легальный доход Кожевникова составил 9 млн 267 тысяч. Это значительно меньше стоимости находящегося у него в собственности движимого и недвижимого имущества, которое сейчас оценивается в 36 млн рублей, указала она. Кроме того, представитель СК добавила, что стоимость квартир, который приобрели Ягур и его родственники, также «значительно превышали их легальные доходы». Ходатайство следователя поддержала прокурор.

Чтобы принять решение, судье Артуру Карпову потребовалось чуть больше часа. В итоге, выйдя из совещательной комнаты, он просьбу следствия удовлетворил, продлил срок ареста имущества до 8 октября 2018 года.

Что касается полковника Дмитрия Захарченко, то, как известно, еще до начала процесса над ним Генпрокуратуре удалось изъять в доход государства имущество силовика, а также девяти его родных и знакомых на сумму более 9 млрд рублей. Это произошло по решению Никулинского суда столицы от 1 декабря 2017 года. Мосгорсуд счел его законным. Следственный комитет завершил расследование нескольких эпизодов дела Захарченко. Обвиняемый и его адвокат сейчас знакомятся с ним.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию