16+
Суббота, 17 ноября 2018
  • BRENT $ 67.10 / ₽ 4427
  • RTS1134.93
24 октября 2018, 01:01 Право

«Пацак с планеты Земля». Как фигуранта дела Гайзера учили давать показания

Лента новостей

«Отработанный материал» — так называют следователи одного из фигурантов дела Гайзера «финансиста-технолога» Демьяна Москвина. В распоряжении Business FM оказались две ранее не публиковавшиеся беседы со следователями. На днях его вызвали для повторного допроса в Замоскворецкий суд по громкому делу

Демьян Москвин.
Демьян Москвин. Фото: Следственнный комитет России/sledcom.ru

На процессе по делу экс-главы Коми Вячеслава Гайзера и 13 его предполагаемых соучастников произошел скандальный поворот: по ходатайству защиты Замоскворецкий суд Москвы постановил вызвать для повторного допроса одного из «финансистов-технологов» Демьяна Москвина. Весной этого года он сделал сенсационное заявление о том, что оговорил Гайзера и других под угрозами следователей. После этого шестилетний срок Москвину, назначенный после слушания дела в особом порядке, был отменен, а дело возвращено на новое рассмотрение.

Ходатайство о повторном вызове Демьяна Москвина для допроса как свидетеля на процессе по делу Гайзера заявил адвокат Карен Гиголян, защищающий одного из подсудимых — заместителя главы Республики Коми Алексея Чернова. Это было сделано вскоре после того, как 16 октября Москвин, чье дело с сентября заново слушается в том же Замоскворецком суде, направил письменное заявление (копия имеется в распоряжении Business FM) на имя председательствующей в тройке судей Елены Аверченко. В нем он указал, что показания, которые он ранее дал на следствии по делу Гайзера в отношении якобы существовавшего в Республике Коми организованного преступного сообщества (ОПС), «являются ложными» и были сделаны им под давлением следователей Следственного комитета.

«Именно поэтому все протоколы допросов обвиняемых, в результате отчаяния признавших вину в участии в мифическом ОПС, а также протоколы допроса некоторых свидетелей, которым угрожали изменением процессуального статуса, содержат одинаковые, легко узнаваемые следственные штампы. Как говорится, орфография и стиль автора сохранены», — указал Москвин. Он отмечает, что «вынужден был повторить и озвучить изобличающие себя и других участников предполагаемого ОПС не соответствующие действительности показания и в ходе судебного разбирательства», а именно в ходе четырех допросов в суде в конце января и в начале февраля 2018 года.

«Перед каждым допросом меня вызывали в Следственный комитет, где следователь Чехович Д. В., а затем и сам руководитель следственной группы генерал Тутевич Н. В. в грубой форме требовали от меня «нужных» показаний в суде, не гнушаясь угрозами сурового приговора и возбуждения в отношении меня новых уголовных дел. Ряд таких «инструктажей» мне удалось записать на диктофон», — сообщил фигурант, который находится под домашним арестом.

Выдержки из двух таких «инструктажей» в середине мая 2018 года были опубликованы интернет-журналом «7x7» вскоре после того, как Москвин 3 мая был приговорен к шести годам в колонии строгого режима со штрафом в 2 млн рублей. Фигурант, в частности осужденный за то, что участвовал в выводе незаконно полученных средств через офшорные компании, явно рассчитывал на условный срок. После разразившегося скандала Мосгорсуд 30 июля отменил его приговор, а арестованного в зале суда Москвина вновь отпустили под домашний арест. Теперь его дело слушается в общем порядке — с исследованием всех доказательств. Свою вину в мошенничестве, участии в ОПС и отмывании похищенного (ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 210 и ч. 4 ст. 174.1 УК РФ) он отрицает.

Ходатайствуя о повторном допросе Москвина, Карен Гиголян зачитал нотариально заверенный протокол осмотра доказательств с распечатками теперь уже четырех разговоров Москвина со следователями (копия документа имеется в распоряжении Business FM). В акте опроса Москвина от 16 июля 2018 года (также есть в распоряжении радиостанции) в присутствии адвоката фигурант прямо называет имена своих собеседников в ходе этих встреч: руководителя следственной бригады генерала Николая Тутевича, а также члена следственной группы подполковника юстиции Дмитрия Чеховича и следователя Антона Протасова. Беседа изобилует множеством непечатных выражений. Часть слов пропущена. Звездочками в тексте выделены не только бранные, но и неразборчивые слова.

Инструктаж для свидетеля

В первой беседа от 3 февраля (она ранее не публиковалась) Дмитрий Чехович отчитывал Москвина за то, что он не так, как надо, дал свидетельские показания. Москвин оправдывался.

— По той причине, что меня сбили в самом начале.

— Да не сбили,***, я еще раз вам говорю. Я еще раз вам говорю, вы начали упускать моменты важные. Это вам они кажутся водой, а они в протоколе написаны, ***, не потому, что это вода, а потому, что это показания, которые вы дали на следствии, меньше к вам будет вопросов со стороны гособвинителя, ***, вы можете на *** послать Гиголяна и всю его команду.

При этом член следственной группы предлагает Москвину валить все на Александра Зарубина. Зампреда правления ГК «Ренова», уехавшего за рубеж, следствие называет организатором ОПС, которое, по версии следствия, действовало в Коми и в Москве, причинив ущерб на сумму 3,4 млрд рублей.

«Понимаете? Там изложено подробно. И по поводу источника, если точно не помните, кто им был, вы всегда можете сослаться: «Мне сказал Зарубин». Зарубин — лидер, он должен был знать всю информацию. Был в курсе всех схем преступных, это три. Поэтому, если ваш ответ будет звучать, что «Мне это известно от Зарубина», вам никто ничего не сможет возразить. Потому что Зарубина нет, который стал бы пыхтеть там», — сказал следователь.

«Потерявшийся» прокурор

При этом следователи признают, что допрашивавший Москвина гособвинитель сам «потерялся».

— Так вы готовите меня, но не готовите их вообще, — упрекнул следователей фигурант.

— Да как я их буду готовить, — отвечает Чехович — Я им разъясняю, я им схемы все разрисовал, все эпизоды нарисовал, как глухонемым, дите из детского сада поймет.

— А я смотрю, он что-то теряется, — удивился в очередной раз свидетель.

— Ну а я-то что должен делать? Прокурор мне задает вопрос.

— Я понимаю, что вы должны отвечать. Я уже объяснил все прокурору. Я им уже объяснил.

— Хорошо, хорошо, — соглашается Москвин.

Чехович продолжает: «Я уже с ними проговорил все эти моменты. Я им сказал: «Не трогайте Москвина». Но ваша задача — максимально воспроизвести то, что у вас воспроизведено в допросах, а не думать в силу своего узкого восприятия о том, что вы рассказали. Я вам еще раз говорю: чем короче вы расскажете сейчас, тем больше вопросов будет к вам потом».

Во время встречи 7 февраля (выдержки из нее ранее публиковались, но все же заслуживают внимания) руководитель следственной бригады, генерал Николай Тутевич на повышенных тонах с использованием непечатных выражений рассказывает о том, какой нагоняй он якобы получил от судьи (по всей видимости, имеется в виду Елена Аверченко) за то, что Москвин пустился в пространные объяснения. Он инструктирует фигуранта, как надо отвечать на вопросы участников процесса:

«Я в настоящее время не помню. Все. Я об этом раньше давал показания следствию. Огласите, пожалуйста, то, что есть». «Николай Васильевич, но я так и ответил ей», — оправдывается Москвин. «Если бы ты так говорил, судья, наверное, не звонила и не напрягала бы нас и прокуратуру ту же самую», — заявляет Тутевич.

«Судебный спектакль»

Следователи объяснили фигуранту, что адвокаты и подсудимый Чернов «ловили» Москвина на противоречиях в показаниях, но тот даже этого не понял. «Мне кажется, я умный там сижу, а оказывается, наоборот», — разочарованно произносит свидетель. На что Николай Тутевич разъясняет ему: «Тут целая игра идет, ты что. Тут же специально, знаешь, спектакль такой разыгран между адвокатами, обвиняемым и тобой, скажем». При этом он добавляет, что подробными показаниями Москвин «делает себе только хуже».

Если верить записям, все обещания помочь обеспечить фигуранту минимальный и даже, возможно, условный срок испарились после того, когда Москвин в канун своего процесса рискнул встретиться и поговорить с Николаем Тутевичем и его подчиненным следователем Александром Москвиным (однофамилец фигуранта. — Business FM).

Подполковника юстиции Дмитрия Чехович это повергло ярость. На записи от 4 апреля 2018 года (она ранее не публиковалась) он несколько раз в агрессивной форме задает фигуранту один и тот же вопрос:

— Вы с кем торгуетесь?

— Я не торгуюсь. С кем я торгуюсь?

— Вы здесь с кем торгуетесь? Вы не торгуетесь?

— Конечно, нет.

— Да мне кажется, вы просто хотите основательно присесть у нас, чтобы жизнь медом не казалась.

Москвин интересуется: «Вы меня для этого позвали?» В ответ следователь замечает: «Я так понимаю, не стоит о вас заботиться, печься там и так далее».

— Нет, если вы обо мне заботитесь, я вам признателен.

— Да плевал я на вашу признательность, судя по тому, что вы плевали на все остальное.

Через какое-то время собеседник вновь набрасывается на фигуранта.

— Вы кто?

— Что случилось? — недоумевает Москвин.

— Я спрашиваю, вы кто?

— У нас что, «Кин-дза-дза тут»? Пацак. Пацак с планеты Земля. На настоящий момент вы кто?

— На настоящий момент я обвиняемый. Уже скоро подсудимый буду. Завтра уже.

— Не будете, а уже подсудимый.

— А... уже подсудимый. Да.

— Так, я что-то понять не могу. Вы что тут? Что за торги вы тут устраиваете? Вы с кем поторговаться-то решили?

— У вас… Наверняка вы очень занятый человек.

— Да я со своей занятостью разберусь без вас. Я вам задал вопрос. Вы себя ни с кем не перепутали?

— Нет. Не перепутал.

— Я что-то смотрю, вы вообще берега перестали видеть. Вы считаете, вы исполнили «досудебку»?

— Ну, прокурор так считает.

— Прокурор так считает? Но у прокурора мнение изменчиво, понимаете? И во многом оно тоже зависит от нашего руководства, да?

— Это я понимаю, да.

— А вы, я смотрю, что-то это не понимаете.

Далее Чехович объясняет, что воспринял встречу Москвина с Тутевичем и его подчиненным как «наглость».

— Ну, извините, то, что вы называете наглостью, я называю заботой о моей судьбе. Моя жизнь на кону, — объяснил Москвин.

— Это забота, да? Ну так вы своей заботой приведете себя к хорошему сроку.

— Я вас понял.

— Я вас предупредил, поэтому не забудьте завтра взять вещи.

— Я задал абсолютно прямой вопрос. Вы под каким предлогом встречались с Николаем Васильевичем? (Тутевич. — Business FM ), — продолжил в агрессивной форме расспросы следователь.

— В обмен на мои признательные показания, мою «досудебку», что следствие для меня сделает?

— Что в «досудебке» написано?

— Я тот же самый ответ получил.

— В «досудебке», я спрашиваю, что написано?

— В «досудебке» написано очень много моих обязанностей и очень мало моих прав. Поэтому я решил уточнить, что это значит. Потому что мы с вами «досудебку» не обсуждали. Я вообще «досудебку» ни с кем не обсуждал.

— Не обсуждали, да? Ну все замечательно. Значит, завтра с вещами в суд. Готовьтесь. «Я откажусь от «досудебки». Да, ты откажешься от «досудебки» и сгниешь в тюрьме тогда. Понял, хлопец? Если ты не догоняешь немножко свое положение. Торговец хренов. Я тебе еще вспомню это в будущем обязательно при всех твоих последующих привлечениях.

— В тюрьме ко мне придете?

— В тюрьме приду.

— Вы должны были [принять] за благо то, что о вас кто-то заботится и печется. Вы на это каждый раз плюете и каждый раз делаете вид, как будто вы ничего не…

— Люди разные. Вы сказали, что [кто-то] обо мне заботится и печется. Я это не почувствовал.

— Надо было давно уже «досудебку» с вами разорвать и вашу меру пресечения отменить, и сидели бы на нарах как миленький. Вы уже показания дали.

— Мне суд уже рассказывал.

— Я еще раз говорю: вы показания дали, вы уже не нужны. Во уже по большому счету отработанный материал.

Стоит отметить, что прокуратура возражала против повторного допроса Демьяна Москвина. Но коллегия из трех судей ходатайство защиты удовлетворила. Теперь находящегося под домашним арестом свидетеля должны вызвать на одно из ближайших заседаний.

В конце мая адвокаты подавали заявления на имя генпрокурора Юрия Чайки и председателя СК Александра Бастрыкина с просьбой проверить действия руководителя следственной группы на предмет совершения им преступлений и при наличии оснований возбудить в отношении Тутевича уголовное дело. Одно из этих обращений, адресованное генпрокурору, спустили подчиненному генерала следователю Александру Москвину, который в июле прислал ответ: он обещал проверить доводы защиты и указал, что приговор обвиняемому-однофамильцу еще не вступил в силу.

Адвокат Демьяна Москвина Сергей Сафронов подтвердил Business FM имеющуюся информацию. Он сообщил, что его клиент также подавал заявление в СК с приложением аудиозаписей об оказанном на него давлении. «Но 27 июля в возбуждении дела по данному факту отказали», — сказал он.

Москвин стал не последним «досудебщиком» из дела Гайзера. 31 мая Замоскворецкий суд Москвы вынес приговор бывшему зампредправительства Республики Коми Константину Ромаданову. «Казначей» ОПС признал вину, заключил сделку со следствием и получил срок в семь лет лишения свободы со штрафом в 170 млн рублей. Он также оспаривал приговор, но Мосгорсуд оставил его в силе. 23 октября его конвоировали в суд для допроса как свидетеля на процессе по делу самого Демьяна Москвина.

Что же касается Вячеслава Гайзера, а также 13 региональных чиновников и бизнесменов, которые, по версии СК, входили в ОПС, то процесс по их делу длится с января 2018 года. Обвинение уже закончило представлять доказательства, с сентября доказательства представляет защита. Большинство подсудимых вину отрицают.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию