16+
Пятница, 26 апреля 2019
  • BRENT $ 72.88 / ₽ 4720
  • RTS1245.32
16 января 2019, 14:32 Компании

Орешкин о «Русале»: для нас важно, чтобы заводы работали и компания была зарегистрирована в России

Лента новостей

«Главное, чтобы все те активы, которые есть в России — алюминиевый завод, энергетические активы, — продолжали работать, продолжали инвестировать и не несли никаких угроз для национальной безопасности», — сказал министр Business FM

Фото: Denis Sinyakov/Reuters

Обновлено в 14:57

Американские сенаторы высказались против снятия санкций с компаний Олега Дерипаски. Ранее США согласились снять санкции с предприятий, но на следующих условиях: половина совета директоров En+, владеющей «Русалом», будет состоять из американцев и британцев, утверждать их будет Минфин США.

В российском правительстве до сих пор мало комментировали эту тему. Вот как о ситуации с «Русалом» высказался глава Минэкономразвития Максим Орешкин в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу в кулуарах Гайдаровского форума:

Максим Орешкин: Главное, чтобы все те активы, которые есть в России — алюминиевый завод, энергетические активы, — продолжали работать, продолжали инвестировать и не несли никаких угроз для национальной безопасности. Если мы посмотрим на всю эту ситуацию с такой точки зрения, у нас с производством и экспортом алюминия все более-менее нормально, с производством электроэнергии в тех предприятиях, которые входят в группу, тоже все нормально. Поэтому здесь никаких таких прямых проблем для российской экономики, для национальной безопасности сейчас де-факто нет. Понятно, что очень тяжелый процесс идет с точки зрения санкций, переговоров акционеров этой компании, в том числе с американскими властями. И процесс такой неоднозначный, еще там предстоит давать более глубокую оценку и смотреть на то, правильные ли это действия или неправильные. Но в итоге все это будет рассматриваться с точки зрения того, работают ли активы, все ли в порядке с рабочими местами, есть ли инвестиции и есть ли угрозы для национальной безопасности или их нет. Российское правительство на всю эту проблему будет смотреть именно с этих критериев.
Если в итоге сделка в тех параметрах, как это было сформулировано OFAC, состоится, а это, напомню, беспрецедентные изменения в составе совета директоров, там не акционер фактически будет представлен, а независимые директора, но те, которых американский Минфин утвердит, как мы в целом оцениваем такую конструкцию? С учетом того, что, как мне кажется, эта история для крупных компаний беспрецедентна, не только для России, но и вообще.
Максим Орешкин: Оценка в целом очень простая. Мы считаем, что такие компании должны быть в российской юрисдикции. Именно на то, чтобы этот перевод в российскую юрисдикцию был проще, мы работали весь прошлый год, всю прошлую осень. Создали новый режим специальных административных районов, в которых уже сейчас в процессе перерегистрации находится целый ряд компаний. Вы прекрасно знаете, что и вот те компании, которые мы с вами сейчас обсуждаем, тоже предприняли...
En+ и «Русал». Совет директоров принял решение, после чего перераспустился. А я замечу, что в том документе, который опубликовало OFAC, в том числе содержался и такой пункт: вопрос о перерегистрации этих компаний может решать только новый совет директоров, в котором половина будет уже, так сказать...
Максим Орешкин: Наша задача — создать условия, чтобы такая перерегистрация была возможна, чтобы она не несла прямого ущерба для компании, чтобы это происходило безболезненно.
Официальная позиция американского правительства, Минфина: есть плохой Дерипаска, который вмешивался в выборы, поэтому мы вот его так наказываем, отстраняем фактически от контроля над его собственностью. По вашей оценке, конкретный фокус на Дерипаске связан с ним или с тем, что «Русал» — это, может быть, наиболее уязвимая для санкций компания, потому что она самая экспортно-импортная, которая существует в России? То есть чисто экономически: это личный вопрос или он был выбран потому, что это компания такая?
Максим Орешкин: Вы меня спрашиваете, почему те или иные действия предприняло Министерство финансов США. Это надо спрашивать у Министерства финансов США, почему у них фокус там, здесь и так далее.
Я по-другому спрошу. Вы считаете «Русал» самой уязвимой компанией, которая у нас есть из крупных, для именно таких санкций — перекрытия долларовых расчетов?
Максим Орешкин: На этот вопрос тоже не буду отвечать, потому что на него отвечать опасно. Здесь, как говорится, «любое слово может быть использовано против вас», где там есть уязвимости и где их нет. Но на что я хочу обратить внимание, вот я не зря уже в третий или четвертый раз повторяю: главное, что важно, чтобы компании работали, чтобы бизнес-процессы в них не нарушались, рабочие места не исчезали, энергетика работала, алюминиевая отрасль в России работала, не было бы угроз национальной безопасности. Вот именно исходя из этих принципов российское правительство и действует.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию