16+
Суббота, 11 июля 2020
  • BRENT $ 41.72 / ₽ 2951
  • RTS1245.65
8 июля 2019, 04:22 Политика

«Ядерную сделку» с Ираном будут демонтировать очень постепенно. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

В Тегеране заявили, что страна в ответ на санкции намерена превысить лимит обогащения урана, установленный договором 2015 года. Как может развиваться ситуация дальше?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Иран заявил, что намерен превысить лимит обогащения урана, установленный договором 2015 года, известным как «Совместный всеобъемлющий план действий» (СВПД). Тогда он был подписан Россией, США, Китаем, Францией, Германией и Великобританией. По условиям той сделки Тегеран согласился пустить на свои ядерные объекты международных инспекторов и ограничить ядерную программу в обмен на отмену введенных против него экономических санкций.

Ирану разрешается производить только слабообогащенный уран с концентрацией в 3-4%, который можно использовать в качестве топлива для атомных электростанций, а также не разрешается накапливать запасы низкообогащенного урана свыше 300 килограммов. Ранее Иран уже превысил лимит по накопленным запасам.

США в одностороннем порядке вышли из СВПД в прошлом году, выдвинув Тегерану дополнительные условия, в частности, о прекращении работ по ракетной программе и «поддержке терроризма в мире». В мае Вашингтон ввел полномасштабные санкции против страны, запретив закупки иранской нефти на мировом рынке. В последнее время Тегеран и Вашингтон обменивались резкими заявлениями, а США увеличили военное присутствие в Персидском заливе. Что дальше?

Иран возобновляет обогащение урана сверх концентрации в 3,67%, производимой до сих пор, для начала до 5%. Президент Хасан Роухани заявил, что страна не будет соблюдать ограничение на обогащение и готова обогащать уран до любых уровней. Оружейный обогащается до концентрации в 90%, но после преодоления рубежа в 20% считается, что дальше повышать концентрацию легче.

Ранее Иран уровня в 20% уже достигал. Тем не менее Тегеран пока не форсирует дальнейшие нарушения сделки 2015 года, заявив, что дает европейским странам еще 60 дней, чтобы они придумали, как снизить эффект экономических санкций США.

Пока в ЕС придумали лишь специальный платежный механизм, который позволит европейским компаниям проводить платежи с Ираном, минуя корсчета в американских банках, где деньги могли бы быть тут же заморожены. Однако механизм запущен лишь недавно, и пока трудно оценить, сколько компаний отважились им воспользоваться, рискуя лишиться доступа к американскому рынку и попав под санкции.

До сих пор все попытки европейских политиков уговорить президента Трампа пойти на смягчение санкционного режима в отношении Тегерана, а Тегеран — не выходить из договора 2015 года ни к каким результатам не привели.

При этом, возможно, Великобритания станет первой из тройки европейских держав-подписантов, кто в ответ на нарушение сделки 2015 года Тегераном тоже выйдет из нее, то есть введет санкции против Ирана. И лишь Китай позволяет себе игнорировать угрозы Америки, продолжая закупать иранскую нефть вопреки запретам.

В то же время и в Тегеране, и в Вашингтоне, похоже, не готовы пока идти до конца, поскольку не могут просчитать всех последствий таких действий. Так, Иран заявляет, что пока не будет обогащать уран до важного уровня в 20%, который требуется для ранее остановленного реактора в столице страны, а намерен лишь каждые 60 дней снижать обязательства, взятые на себя по договору 2015 года.

Эдак можно потихоньку дотянуть до новых президентских выборов в Америке, а там, как говорится, либо ишак, либо падишах… Трамп может проиграть, а с демократами Тегеран уже договаривался.

В свою очередь, Трамп, который еще недавно чуть ли не грозил военными ударами по Ирану, не идет на дальнейшую эскалацию, предпочитая действовать методом санкций. Однако их потенциал ограничен, и новых ходов в запасе не так уж много.

Иран уже сократил ежедневный экспорт нефти с 2,5 млн баррелей в апреле 2018 года до 300 тысяч теперь. Дальше падать почти некуда. В конце июня Трамп ввел новые персональные санкции против иранских должностных лиц, включая верховного лидера аятоллу Али Хаменеи.

Министр финансов Стивен Мнучин пригрозил, что под санкции попадет и глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф, однако угроза пока не реализована. Зариф весьма уважаем в европейских столицах, и именно он ведет переговоры о спасении соглашения 2015 года.

Вряд ли Трамп отважится в ближайшее время на масштабную военную операцию против Ирана. Ее успех в военном плане далеко не очевиден, а в политическом может стать для нынешней администрации полным кошмаром в преддверии новой президентской избирательной гонки. Типичный избиратель Трампа совсем не фанат внешнеполитического активизма.

Что касается России, то она сыграла в свое время важную роль в подготовке «ядерной сделки». Однако сегодня ей, во-первых, выгодно резкое сокращение доли Ирана на нефтяном рынке. Это помогает выполнять соглашение «ОПЕК плюс» по поддержанию цен на нефть.

Во-вторых, Москва не хочет усиления влияния Ирана в Сирии, после того как проиранские формирования сыграли огромную роль в победе режима Асада в военных действиях на земле. Переговоры, по сути, о сдерживании Ирана в Сирии ведутся Россией с Израилем и США в трехстороннем формате.

Однако для того чтобы Россия сыграла более активную роль в том, чтобы помочь Трампу выйти из того тупика, в который он сам себя во многом загнал в отношениях с Ираном, нужно нечто большее. И это большее однозначно завязано на санкционной политике США в отношении самой России.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию