16+
Вторник, 22 сентября 2020
  • BRENT $ 41.53 / ₽ 3166
  • RTS1198.55
19 декабря 2019, 12:31 Общество

Страной года по версии The Economist стал Узбекистан

Лента новостей

По мнению журнала, в 2019 году положение дел в этой стране стало «заметно менее деспотичным». Узбекистан удостоился этого звания, в частности, за счет реформ президента Шавката Мирзиеева в прошлом году

Фото: depositphotos.com

Обновлено в 13:23

Журнал The Economist назвал Узбекистан страной, совершившей наибольший прорыв благодаря проведенным реформам. «Три года назад Узбекистан был старомодной постсоветской диктатурой, закрытым обществом с исключительной жестокостью и некомпетентностью», — говорится в статье.

Но правительство нового президента Шавката Мирзиеева в значительной степени прекратило принудительный труд, разрешило работать иностранным журналистам, открыло больше пограничных переходов, а также приняло решение закрыть одну из самых суровых тюрем — «Жаслык». Продолжает эксперт Центра изучения современного Афганистана Дмитрий Верхотуров.

— У них действительно произошли серьезные изменения, они стали более динамичными, более открытыми. У них появилась выраженная экономическая динамика, резко была упрощена процедура обмена валют, что сильно облегчило жизнь инвесторам. Раньше неохотно инвестировали в Узбекистан, потому что сложно было вывести за свои деньги свою прибыль. Был начат ряд крупных проектов в строительной области, цементный завод они там построили, началась реформа в энергетике, то есть когда они стали, скажем так, вводить уголь вместо газа в ряде производств и так далее.

— Что касается принудительного труда, он совсем искоренен сейчас или что-то еще осталось?

— Труд не был принудительным, это такая добровольно-принудительная помощь, как говорили в советские времена. С одной стороны, с этим стали бороться. С другой стороны, президент объявил такую политику, что им не нужно ставить на вывоз хлопок, потому что есть сильная конкуренция, и можно развивать его переработку внутри. Ситуация меняется в силу того, что была провозглашена политика отхода от экспорта хлопка к его переработке в текстильные изделия. Соответственно, экономика поменялась, и теперь стало выгодно нанимать работников. Именно коммуникация правительства с общественностью пошла интенсивнее, быстрее и результативнее. Общество же не может по щелчку пальцев поменяться одномоментно, но тем не менее процесс пошел, процесс запущен, он дает стране выгоду, и они это явно чувствуют, вошли во вкус этих изменений. Этот процесс будет углубляться и захватывать все больше.

Положительные сдвиги действительно есть, но Узбекистану еще предстоит пройти долгий путь, считает научный сотрудник Центра региональных исследований Узбекистана Ахмед Рахманов.

Ахмед Рахманов научный сотрудник Центра региональных исследований Узбекистана «У нас была такая сложная ситуация, нехороший имидж в мире. Последние три года у нас все изменяется очень глубоко. Больше нет принудительного труда — это самое главное, и в особенности нет принудительного труда детей. Общество поменялось, цензуры меньше стало, люди начали говорить. Раньше контроль был во всех наших стратегических секторах, а сейчас уже начинается приватизация в полном порядке. Даже такие стратегические секторы, как энергетика, городские управления (вода, газ, электричество), могут приватизироваться и создавать частные партнерства с иностранными инвесторами. Многие инвесторы приезжают к нам, инвестируют в разные секторы. К сожалению, с другой стороны, мы теряем субсидии на базовые продукты, базовые нужды для населения. Еще много вещей надо менять, конечно, чтобы наше государство стало полностью прозрачным».

Среди претендентов на звание страны года также рассматривались Новая Зеландия, Северная Македония и Судан. В прошлом году страной года The Economist выбрал Армению. Она, по мнению журнала, показала, что «имеет шансы на демократию и обновление».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию