16+
Пятница, 10 июля 2020
  • BRENT $ 43.25 / ₽ 3067
  • RTS1234.42
16 апреля 2020, 18:09 Право

В деле гражданского активиста Котова полицейский забыл о памятнике Ломоносову

Лента новостей

Мосгорсуд продолжил рассмотрение апелляционной жалобы защиты осужденного на четыре года колонии программиста. На процессе заслушали семерых свидетелей, в том числе трех полицейских. Не обошлось без курьезов

Константин Котов.
Константин Котов. Фото: Андрей Васильев/ТАСС

Мосгорсуд 16 апреля продолжил рассмотрение жалобы защиты на приговор гражданскому активисту Константину Котову, осужденному на четыре года лишения свободы за неоднократные нарушения на митингах (ст. 212.1 УК РФ). Весь день прошел в допросах свидетелей. Однако большинство из них все же явиться не смогли. Но отложить процесс до окончания пандемии судья не захотела.

Слушание по резонансному делу прошло в отсутствие СМИ и общественности, так как до 30 апреля в судах введен режим повышенной готовности в целях предотвращения распространения коронавируса.

Приговор обжаловали и защита, и обвинение. Адвокаты просили оправдать фигуранта. Прокуратура в свою очередь предлагала снизить осужденному наказание до одного года лишения свободы. Дело на новое апелляционное рассмотрение ранее направил Второй кассационный суд, указав, что судебное следствие было неполным, так как по делу допросили не всех свидетелей.

Cлушание в Мосгорсуде стартовало 14 апреля. В тот день суд приобщил ряд поручительств за осужденного, среди поручителей были писательница Людмила Улицкая, режиссер Андрей Звягинцев, а также кинокритик Антон Долин. Тогда же стало известно, что из дела пропала флешка с видеозаписью задержания Котова 10 августа 2019 года у памятника героям Плевны. Суд объявил перерыв для ее поиска и вызова свидетелей.

В преддверии слушания Котов прислал защите письмо, в котором просил адвокатов ходатайствовать о переносе процесса до конца пандемии, поскольку «категорически против вызова свидетелей», так как «не хочет рисковать их здоровьем». Однако заседание 16 апреля все же состоялось, а некоторые свидетели пришли. Среди них были задерживавшие Котова полицейские.

Осужденный по «дадинской» статье

Константин Котов, 34-летний программист из Москвы, стал фигурантом дела о неоднократных нарушения на митингах (ст. 212.1 УК РФ) после того, как в течение полугода пять раз (2 марта, 13 мая, 12 июня, 19 июля и 10 августа) был привлечен к административной ответственности за участие в несанкционированных мероприятиях, получая штрафы и административные аресты. Котова задержали 13 августа, а на следующий день арестовали. Находясь в СИЗО, он женился на фигурантке другого резонансного дела — «Нового величия» — Анне Павликовой.

Тверской суд Москвы 5 сентября 2019 года приговорил Котова к четырем годам колонии, 4 октября Мосгорсуд оставил в силе приговор, 2 марта Второй кассационный суд общей юрисдикции обязал апелляционную коллегию Мосгорсуда заново проверить его законность. При этом судьи оставили Котова под стражей до 2 мая. Кстати, именно в кассации прокуратура попросила смягчить программисту приговор. В первый раз в апелляции обвинение просило оставить его без изменения.

Котов стал вторым в России осужденным по статье 212.1 УК РФ. Первым был Ильдар Дадин, получивший 2,5 года колонии. Впоследствии его приговор отменил Верховный суд, а Дадин отсудил компенсацию в 2,2 млн рублей за незаконное уголовное преследование.

Как и дело Дадина, дело Котова вызвало широкий общественный резонанс. Владимир Путин 25 января поручил проверить дело, а спустя два дня Конституционный суд РФ обязал пересмотреть приговор. Он указал, что при вынесении приговоров по статье 212.1 УК РФ суды обязаны убедиться, что действия подсудимого на публичном мероприятии несли реальную угрозу причинения вреда здоровью граждан или юридическим лицам или имуществу, окружающей среде, общественному порядку или безопасности. Неудобства, связанные с проведением публичных мероприятий (ограничение пешеходного движения, создание помех работе транспорта, затруднение доступа к объектам социальной инфраструктуры и другие), не могут расцениваться как такая угроза.

Пытаясь проверить доводы защиты о том, что действия Котова не нанесли никому вреда, Мосгорсуд 16 апреля просмотрел видеозаписи с некоторых акций, в которых участвовал активист: 2 марта 2019 года у здания МГУ и 10 марта у памятникам героям Плевны на «Китай-городе» (флешку к заседанию 16 апреля все же удалось найти).

Сам Котов участвовал в слушании по видеосвязи из столичного СИЗО № 7, куда его доставили несколько дней назад из колонии в Покрове. Он дал пояснения по ходу просмотра. Так, фигурант подтвердил, что 10 марта в 10:47 вышел со станции метро «Китай-город». В рюкзаке у него был свернутый плакат. Уже через минуту к нему подошли сзади трое сотрудников полиции и увели его к автозакам. Котов заверил, что никаких лозунгов в тот день не выкрикивал.

Свидетели обвинения и свидетели защиты

Задерживавшие его 2 марта у здания МГУ полицейские в суде пояснили, что на данной акции Котов «людям и машинам не мешал, предметов, представляющих опасность, в руках не держал». Один из допрошенных судом инспекторов ДПС по фамилии Кураж пояснил, что всего на митинге задержали четыре-шесть человек. «А почему задержали именно Котова?» — спросил его один из защитников. «Потому что он находился на несанкционированной акции», — заявил полицейский.

Еще один свидетель, замкомандира батальона ДПС Азаров сообщил, что на акции у здания МГУ в поддержку студента Азата Мифтахова Котов выкрикивал «Позор, позор!», что является нарушением законодательства. Однако он не мешал проезду автотранспорта в парке, поскольку проезд автомобилей туда запрещен.

Примерно такие же показания дал и заместитель командира взвода ППС по фамилии Сынкин. Впрочем, на многие вопросы он отвечал фразой «не помню», а вопрос судьи о том, у какого памятника проходил митинг, и вовсе поставил его в тупик. «Свидетель, ну если это МГУ, то, следовательно, памятник кому? Ломоносову!» — подсказала судья Александра Ковалевская.

Также в суде выступили и четверо свидетелей защиты, в частности ведущий научный сотрудник сектора теоретической семантики Института русского языка имени Виноградова РАН Ирина Левонтина. Она по ходатайству защиты делала заключение о материалах, изъятых при обыске у Константина Котова.

Адвокаты просили суд допросить ее как специалиста-лингвиста, однако председательствующая сочла, что та будет допрошена как свидетель. Левонтина сообщила, что не усмотрела в найденных у Котова документах (плакатах, книгах) экстремизма, отметив, что впервые за ее практику ей представили столь «мирные» документы на исследование. Суд приобщил ее заключение.

В связи с тем что большинство свидетелей защиты все же не смогли приехать на заседание, адвокаты просили отложить процесс. Однако судья Александра Ковалевская ходатайство отклонила, сославшись на то, что дала «возможность стороне защиты обеспечить их явку». Тот факт, что судья дала для вызова свидетелей лишь день, не допросила Левонтину как специалиста, а также не позволила допросить по Skype или WhatsАpp журналиста «Дождя» Тимура Олевского или дождаться конца карантина, дал повод защите заявить об обвинительном уклоне в ведении процесса и потребовать отвода судьи. Его заявили двое адвокатов. Но Александра Ковалевская его не приняла.

Подводя итог заседанию, Мария Эйсмонт резюмировала, что все показания допрошенных в суде свидетелей, в том числе полицейских, оказались в пользу Константина Котова. «Из них следует, что Костя ничего агрессивного и преступного не совершал», — сказала она в интервью Business FM.

Как иски к Навальному попали в дело

При этом защитница призналась, что для нее самым большим сюрпризом процесса стало то, что суд по ходатайству прокурора к конце заседания приобщил сведения об «ущербе» от летних акций протеста в Москве.

Это были копии решений столичных судов по искам различных организаций к Алексею Навальному и его ближайшим соратникам о возмещении ущерба. Требования на сумму примерно 40 млн рублей были частично удовлетворены, с ответчиков взыскали более 9 млн рублей. Так, Черемушкинский суд столицы 15 января удовлетворил иск прокуратуры Москвы в интересах Росгвардии и обязал оппозиционеров выплатить 2,3 млн рублей.

Эйсмонт отметила, что судья Мосгорсуда приняла незаверенные копии судебных актов, некоторые из них даже не вступили в силу. «Это были иски к команде Навального по событиям 27 июля и 3 августа. Какое отношение к ним имел Котов, вообще непонятно. Он не то что не был их организатором, но даже не участвовал в них, а в это время сидел в спецприемнике», — подчеркнула адвокат, сказав, что защита выступала против приобщения решений.

Для того чтобы подготовиться к прениям сторон, девять адвокатов Котова попросили час. Однако судья взяла тайм-аут до понедельника, 20 апреля. Ожидается, что в этот день будет вынесено решение. Защитники воздержались от прогнозов относительно исхода дела.

«Я очень не люблю делать прогнозы, тем более когда мы говорим о таком громком политическом и совершенно непредсказуемом деле», — сказала Мария Эйсмонт. Она добавила, что позиция защиты остается неизменной. «Костя Котов должен быть освобожден, дело в его отношении должно быть прекращено, ему должны быть принесены извинения и разъяснено право на реабилитацию», — выразила общую позицию стороны защиты адвокат.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию