16+
Вторник, 4 августа 2020
  • BRENT $ 43.27 / ₽ 3163
  • RTS1257.42
17 июля 2020, 19:29 ПравоКриминал

Как долго ищут и как часто находят заказчиков убийств на почве бизнеса?

Лента новостей

«Раскрывать заказные убийства весьма сложно. Как правило, они все равно раскрываются по горячим следам», — говорит партнер адвокатского бюро «ЗКС», бывший следователь по особо важным делам Следственного комитета Андрей Гривцов

Фото: depositphotos.com

Следственный комитет 16 июля заявил о «неопровержимых доказательствах» причастности Сергея Фургала к убийствам 15-летней давности. Считается, что заказчиков громких убийств находят довольно редко. Но арест организаторов устранения бизнесменов, особенно на региональном уровне, явление довольно обыденное.

Если посмотреть на громкие дела типа убийств Галины Старовойтовой, Анны Политковской или Бориса Немцова, складывается впечатление, что заказчиков не находят даже спустя многие годы. Но если дело имеет не политическую подоплеку, а сугубо криминальную или если речь идет про бизнес-разборки, то случаев, когда заказчиков находили, немало. Вот несколько громких примеров.

В мае бизнесмена Анатолия Быкова, который в 1990-е годы был совладельцем Красноярского алюминиевого завода, обвинили в организации двойного убийства 26 лет назад. На днях на бывшего красноярского «алюминиевого короля» завели еще одно уголовное дело — о создании организованного преступного сообщества.

На прошлой неделе городской суд Старого Оскола вынес приговор соучастнику убийства Константина Васильева в марте 2018 года — подполковника ФСБ в отставке, бизнесмена, занимавшегося табачным бизнесом. По версии следствия, убийство организовал его конкурент, адвокат Владимир Свет. Он поручил своему водителю Олегу Соломенцеву установить за Васильевым слежку. Изначально злоумышленники намеревались сдать подполковника силовикам, доказав его причастность к рынку обналички, затем решили нанять киллера. Соломенцев получил девять лет колонии особого режима. Расследование в отношении Света — на завершающей стадии.

В апреле Басманый суд Москвы заочно арестовал для международного розыска вора в законе Махо (Илью Симонию). По версии СКР, он выступал заказчиком и организатором убийства Вячеслава Иванькова (Япончика) в 2009 году.

Пять лет назад в Мособлсуде присяжные вынесли обвинительный вердикт по делу об убийстве президента мебельного холдинга «8 Марта» Михаила Кравченко. Его расстреляли в ночь на 20 мая 2012 года. Суд констатировал: убийство заказал деловой партнер мебельного магната Алексей Пронин, он получил 16 лет тюрьмы.

Трудно привести какую-то статистику, но процент раскрываемости заказных убийств все же не очень велик, считает партнер адвокатского бюро «ЗКС», бывший следователь по особо важным делам Следственного комитета Андрей Гривцов.

Андрей Гривцов партнер адвокатского бюро «ЗКС», бывший следователь по особо важным делам Следственного комитета «Раскрывать заказные убийства весьма сложно. Как правило, они все равно раскрываются по горячим следам, задерживается исполнитель, а потом уже через исполнителя, через какие-то другие дополнительные доказательства удается выйти на заказчика. Такого, что заказное убийство раскрывается спустя десять лет, я такие истории, конечно, слышал, но они крайне редки. Во многом такие раскрытия носят случайный характер, когда, допустим, киллера задерживают на месте».

В Forbes 11 лет назад вышла статья «За что убивают бизнесменов?» Ее автор, проректор Европейского университета Вадим Волков, разделил известные на тот момент заказные убийства на три категории. Первая — изменение прав собственности в рамках делового партнерства. Один из партнеров — жертва, другой — заказчик, основной мотив — присвоение доли бизнеса или выручки от его продажи. Другая группа связана с конфликтом интересов, когда действия одного партнера могут нанести потенциальный ущерб другому или лишить его выгоды. Третья группа — убийства на почве неформального кредита.

Вообще, по убийствам существует срок давности — 15 лет. Но такие дела часто приостанавливаются, говорит председатель коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный» Константин Трапаидзе.

Константин ТрапаидзеКонстантин Трапаидзе председатель коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный» «Судья вправе восстанавливать спокойно в одностороннем порядке эти сроки без предпосылок. Такие длительные сроки, в течение которых убийства могут быть расследованы, позволяют в определенный момент, не важно, из-за того, что какой-то свидетель заговорил или какой-нибудь исполнитель в тюрьме решил скрасить свое пребывание на пожизненном заключении поездками из региона в регион, иногда они ложно заявляют о совершенных ими убийствах или об информации, имеющейся у них. Тем не менее из любых побуждений информация всплывает, достаточно серьезно перепроверяется. Помимо чьих-то показаний, должны быть еще иные доказательства».

В таких расследованиях помогает и развитие новых технологий криминалистики, в основном за счет анализа ДНК, даже с помощью самых маленьких проб. Некоторые государства даже пытаются создать общие реестры ДНК. О мировом опыте рассказывает доцент криминологии Университета Восточной Финляндии Йохан Бекман.

Йохан Бекман доцент криминологии Университета Восточной Финляндии «Сейчас больше и больше таких случаев, что есть старые пробы, появились большие реестры, можно сравнить и найти человека, который каким-то образом участвовал. Но я думаю, что это не обязательно связано с этими сложными делами, заказными убийствами, потому что там обычно цепь людей, которые не знают друг друга. Очень трудно найти заказчика. Но я думаю, что эта область развивается, и в России тоже развивается».

Пик заказных убийств в России пришелся на середину 1990-х. По данным Генпрокуратуры, как сказал Business FM эксперт, в 1995 году 46% случаев — убийства предпринимателей.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию