16+
Четверг, 24 сентября 2020
  • BRENT $ 41.31 / ₽ 3184
  • RTS1195.77
7 августа 2020, 16:31 Право

«Он стоял, смотрел и жалел свой автомобиль». Что сказали свидетели в третий день процесса над Ефремовым

Лента новостей

Уже второй свидетель обвинения в суде подтвердил, что актер был за рулем внедорожника, выехавшего на встречку в районе Смоленской площади. Несмотря на очевидность случившегося, защита попыталась дискредитировать показания очевидца

Михаил Ефремов.
Михаил Ефремов. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Настоящим шоу стало третье заседание на процессе по делу Михаила Ефремова, обвиняемого в смертельном ДТП. Заседание хоть и продлилось чуть менее полутора часов, но выдалось красочным. В ходе него второй главный свидетель обвинения Роман Шрамко подтвердил: именно актер был за рулем внедорожника, который унес жизнь водителя фургона Сергея Захарова. По словам жителя Крыма, артист не пытался помочь погибшему и лишь сожалел о разбитом джипе.

Началу слушания предшествовало эпатажное появление Александра Добровинского. Представитель семьи погибшего, приезжавший до этого в суд на автомобиле Rolls-Royce и кабриолете Aston Martin, 7 августа прибыл на самокате.

Процесс продолжился допросом двух свидетелей обвинения, которых всего 14 человек. Большинство из них уже выступили. Из них лишь один, работник туриндустрии Владислав Женжебир, видел момент столкновения и то, как Ефремова вытаскивали с водительского сиденья. Накануне он рассказал о «хамской» манере вождения артиста на дороге.

Роман Шрамко, который находился вместе с Женжебиром в машине, 7 августа в суде подтвердил слова товарища. Он дал показания по видео-конференц-связи из Железнодорожного районного суда Симферополя.

Допрос из Крыма

Шрамко сообщил, что 8 июня приехал в Москву в командировку. Его приятель Владислав Женжебир на автомобиле Toyota Highlander встретил его в аэропорту. Когда друзья ехали по центру города, на дорогу перед ними выскочил джип. «Ефремов нас подрезал. Автомобиль Grand Cherokee выскочил с правой стороны из переулка. Я в Москве не ориентируюсь. Он выскочил наперерез сразу в третью полосу, его занесло перед нами. Мы просигналили. Он еще раз резко затормозил, сорвался и поехал. Мы ехали за ним и видели, как он без остановки въехал в автомобиль потерпевшего, — поведал свидетель. — Мы остановились, перебежали дорогу, чтобы помочь. Я видел, как подскочили люди, они вытащили из-за руля человека — господина Ефремова».

Шрамко предположил, что актер ехал со скоростью около 100 километров в час (экспертиза установила, что его внедорожник набрал скорость 85-90 километров в час. — Business FM). «Я думаю, он до сотки дошел, он очень резво от нас ушел по прямой», — сказал свидетель. По его мнению, в джипе Ефремов был один. «Я могу ошибаться, но мне кажется, там никого не было, — заявил он, а чуть позже добавил: — Возможно, было, а возможно, не было».

В деле есть несколько видеозаписей, сделанных на мобильный телефон Владислава Женжебира. На них видно, как Роман Шрамко обрушился на артиста с нецензурной бранью, сравнив его с лицом нетрадиционной сексуальной ориентации. «В суде можно все, расскажите, как вы его назвали», — попросил свидетеля Александр Добровинский.

Шрамко признал, что действительно нецензурно высказался, и повторил свои слова, после чего судья призвала его использовать нормативную лексику. «Человек меня чуть не убил. Если бы мы ехали чуть быстрее, Ефремов бы въехал в дверь, где я сижу, и нас с Владом не было бы, — объяснил он свои эмоциональные высказывания. — Я сказал ему: «Ты нас чуть не ушатал». Я сказал, что еще две три-секунды, и он бы нас убил».

Свидетель отметил, что Ефремов «никак не реагировал, стоял, мотал головой, смотрел на свой автомобиль», потом попросил закурить и, шатаясь, сел на парапет. По словам Шрамко, артист жалел, что его автомобиль разбился, и даже не попытался помочь потерпевшему Сергею Захарову, который оказался зажат в искореженной машине. «Когда ему сказали, что он натворил, он даже не подошел и не глянул. Он стоял, смотрел и жалел свой автомобиль», — сказал Шрамко, заметив, что это его особенно поразило.

По его оценке, актер был «сильно пьян»: «От него разило алкоголем, он бессвязно разговаривал, его шатало. Это было видно невооруженным взглядом».

Вопросы защиты

Было видно, что показания Шрамко не понравились адвокату подсудимого Эльману Пашаеву, который весь процесс намекает, что Михаил Ефремов мог быть в машине не один и, возможно, даже не он сидел за рулем.

Впрочем, каких-то конкретных вопросов задать свидетелю адвокат не смог, а потому поинтересовался, не был ли Шрамко ранее знаком с Александром Добровинским. Дело в том, что еще в первый день Пашаев попытался уличить потерпевших в том, что те якобы нашли и «подготовили» свидетелей, которые скажут, что за рулем был именно Ефремов.

Но оказалось, что свидетель Шрамко знает не только Добровинского (так как он известный адвокат), но и самого Пашаева: защитника Ефремова вместе с коллегой он ранее видел в Следственном комитете. «Вы были у Скабеевой вместе с другом в «60 минут», виделись там с Добровинским?» — бросился в атаку Пашаев и получил отрицательный ответ. «А у Малахова?» — «Нет, был». — «А в «Пусть говорят»?» — продолжал попытки «дискредитации» свидетеля адвокат. «Если вас интересует, общался ли я с уважаемым адвокатом, — нет, ни разу», — уверенно заявил Шрамко.

После этого Пашаев захотел знать, «на положенном или не на положенном месте» Владислав Женжебир припарковал машину, прежде чем бросился на помощь к пострадавшему, а также есть ли у свидетеля Шрамко высшее образование (сам защитник после процесса хвастался поклонникам Ефремова, что с отличием окончил юридический вуз. — Business FM).

«Вы читать, писать умеете? Ваши показания верно записали?» — наступал он. Шрамко признал, что высшего образования не имеет, а на второй вопрос так парировал: «Хорошо, что вы умеете». Свидетель отметил, что «хорошо изучил манеру» адвоката Пашаева, и после этого почему-то добавил: «Я хорошо помню ваши угрозы».

Следующей свидетельницей оказалась сотрудница магазина Bosco в «Смоленском пассаже» Екатерина Захарова, однофамилица погибшего. Девушка, голос которой от волнения дрожал, сообщила, что не видела аварии, которая произошла в 21:43, когда она собиралась уже уходить с работы — выключила компьютер и надела куртку. Услышав звук столкновения, Захарова выбежала на дорогу.

«Я увидела перевернутую белую машину-«сапожок» и неперевернутую черную иномарку», — рассказала она. По ее словам, в салоне джипа она никого не заметила — только сработавшую подушку безопасности. После этого она подошла к водителю фургона. «Он был в состоянии сильного шока, не мог говорить. Подбежал наш охранник, перекусил провода, потому что была утечка топлива, чтобы не произошел взрыв. Я подошла к обочине, вызвала скорую. Подошла и сообщила Сергею, что скорая и спасатели едут», — рассказала Захарова.

Свидетель отметила, что увидела Ефремова уже спустя десять минут. «Он был в таком состоянии, что мог стоять, только опираясь спиной на машину. Он выглядел однозначно пьяным», — заявила она. По ее словам, вскоре собралась толпа зевак — от 30 до 70 человек.

Без психиатров

Поскольку потерпевшие (ими по делу признаны вдова Маргарита, двое сыновей и брат Сергея Захарова) в суд в пятницу не пришли, их допрос перенесли на 11 августа.

Перед этим их представители потребовали вызвать для допроса в суд экспертов, проводивших судебно-психиатрическую экспертизу Ефремова. Она признала актера вменяемым как во время аварии, так и после. Свою просьбу представители потерпевших мотивировали тем, что накануне, отвечая на вопрос о том, узнает ли Ефремов себя на видео, подсудимый признался, что «с трудом», сравнив себя с героем повести Роберта Стивенсона доктором Джекилом, внутри которого жил монстр-альтер-эго — мистер Хайд. В первый же день процесса подсудимый не признал вину и заявил, что ничего не помнит.

Коллега Добровинского, второй представитель потерпевших, адвокат Ирина Хайруллина заметила, что, видимо, подсудимый сделал ставку на «какое-то раздвоение личности». Адвокаты потерпевших подчеркнули, что не ставят под сомнение результаты экспертизы, а лишь хотят задать экспертам уточняющие вопросы.

В свою очередь Эльман Пашаев просил это ходатайство отклонить. Он упрекнул оппонентов в том, что те «работают на публику». В этот момент его клиент единственный раз за все заседание подал голос. Ефремов заметил, что те, видимо, «не читают книжки».

Отклонив это ходатайство (судья сочла, что оснований для допроса экспертов-психиатров нет), Елена Абрамова отложила процесс на 11 августа. Она заявила, что обвинение должно закончить в этот день представлять доказательства, и предупредила, чтобы свои доказательства готовила защита. При этом судья не исключила в этот день и допроса подсудимого.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию