16+
Суббота, 18 сентября 2021
  • BRENT $ 75.49 / ₽ 5499
  • RTS1745.04
13 августа 2021, 07:25 Недвижимость

Жанна Янберг: регион, в котором появился восстановленный объект культурного наследия, считайте, уже заработал

Лента новостей

Заместитель директора фонда «Центр поддержки предпринимательства Калининградской области» рассказала Business FM о программе по поддержке частных инвесторов, готовых заняться объектами культурного наследия, которая действует в регионе

Жанна Янберг.
Жанна Янберг. Фото: пресс-служба фонда «Центр поддержки предпринимательства Калининградской области»

Пару лет назад аудиторы Счетной палаты настоятельно рекомендовали провести в стране всесторонний анализ существующей системы государственной охраны объектов культурного наследия. «СП считает, что власти в регионах недостаточно контролируют сохранность федеральных объектов культурного наследия. Она сделала такие выводы на основе целевого показателя эффективности. Ежегодно регионы должны проводить контроль за сохранностью не менее 20% от общего числа культурных объектов федерального значения. Во время проверки стало известно, что 26 регионов на протяжении трех лет не достигали этого показателя», — такие данные содержались тогда в докладе, поступившем в распоряжение РБК.

Вряд ли за прошедшие пару лет картина изменилась радикально: и властям на местах было, прямо скажем, не до объектов культурного наследия, и перед частными инвесторами в работе с ОКН вставало и продолжает вставать слишком много препятствий. Поэтому, например, по данным федерального бюджетного Агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры (АУИПиК), которые в прошлом году приводили «Ведомости», до революции 1917 года в России насчитывалось около 80 тысяч усадебных комплексов, через 90 лет, в 2007 году — уже около 7 тысяч.

«В настоящее время они выбывают из культурного наследия России с катастрофической скоростью, виной тому пожары, ветхость, вандализм, зачистки под застройку. В Едином государственном реестре объектов культурного наследия народов России, по данным АУИПиК, зарегистрировано 2528 усадеб: 529 федерального, 1947 регионального, 52 местного (муниципального) значения. Загородных, где сохранились постройки, едва наберется несколько сотен. По данным того же АУИПиК, на сегодняшний день 61% объектов культурного наследия, находящихся в федеральной собственности, в неудовлетворительном состоянии», — отмечала газета.

На этом фоне региональные программы, которые не просто направлены на поддержку частных инвесторов, готовых заняться объектами культурного наследия, и не просто дают им кредиты на льготных условиях, но и выделяют деньги на безвозмездной основе, выглядят почти фантастикой. Впрочем, может, говорить тут надо не о программах, а лишь об одной конкретной программе, которая с этого года действует в самом западном регионе страны и о которой Business FM рассказала заместитель директора фонда «Центр поддержки предпринимательства Калининградской области» Жанна Янберг.

Жанна Янберг: Официально это называется «Программа по предоставлению займов в целях вовлечения объектов культурного наследия (ОКН) в хозяйственный оборот Калининградской области». Разработана она была по поручению нашего губернатора и с этого года начала действовать. Понятно, что дальнейшая судьба любого участника программы — а среди них есть много очень интересных объектов — должна быть связана с экономикой и нацелена на получение прибыли. То есть взять деньги на восстановление пусть даже исторического дома для того, чтобы просто в нем жить, не удастся — мы нацелены на создание новых туристических дестинаций, новых рабочих мест и вообще на рост привлекательности региона, благо, его историческое прошлое это позволяет.
Каким критериям должны соответствовать объекты, претендующие на получение займа?

Жанна Янберг: Как я уже отметила, речь в программе идет исключительно об ОКН, которые включены в Единый государственный реестр. Повторю: объект уже должен быть зарегистрирован, потому что в отношении использования так называемых вновь выявленных объектов культурного наследия действует ряд законодательных ограничений. При этом неважно, федеральный или региональный статус имеет ОКН, — главное, чтобы этот статус был. И, конечно, речь идет не о кардинальных изменениях зданий, а об их приведении в надлежащий вид и дальнейшем использовании в качестве гостиниц, торговых объектов, выставочных залов и так далее.

Второй пул требований относится к самим заявителям. На заем могут претендовать российские субъекты малого и среднего бизнеса (это не может быть крупный бизнес), которые распоряжаются ОКН на праве собственности или на праве аренды — и то и другое годится. Конечно, претендент на заем не должен находиться в состоянии ликвидации или банкротства и не должен осуществлять деятельность, связанную с добычей полезных ископаемых.

И еще: по сути, речь идет о проектном финансировании, и четкого условия, что заявитель обязан иметь опыт работы с ОКН, нет. Но я не думаю, что кто-то совсем неопытный рискнет заниматься столь сложными объектами. В любом случае все интересанты, с которыми мы уже имели дело, — это люди, которые умеют вести бизнес и считать деньги и хорошо понимают, во что ввязываются.

И на что может рассчитывать тот, кто удовлетворяет заявленным требованиям?
Жанна Янберг: Программа подразумевает довольно значительное финансирование: по одному проекту на один объект можно получить в совокупности до 1 млрд рублей. При этом программа состоит из двух подразделов. Первый — это целевой заем, возвратные средства в размере до 500 млн рублей, под 0% годовых, на срок до 15 лет. Причем отсрочка по погашению основного долга действует первые десять лет — это как раз тот срок, в течение которого ОКН должен быть приведен в порядок, введен в эксплуатацию и, скажем так, раскручен уже как бизнес-проект, приносящий деньги для возврата займа. Подчеркну, что заем может быть направлен как на разработку необходимой документации, так и на проведение строительных работ или приобретение оборудования и техники — у него довольно широкое целевое использование. Поэтому срок расходования займа — пять лет, которые разбиваются так: два года — на разработку документации, три — на саму стройку. Но в тех заявках, которые мы уже рассматривали, запланированы даже более короткие сроки, три-четыре года, пять — это мы поставили с запасом.
Так, а вторая часть программы?
Жанна Янберг: Вторая часть — это безвозмездная финансовая поддержка. Она предоставляется в том же размере, что и сам заем (то есть, если общая сумма 100 млн, то 50 млн из них будет заем, 50 млн — поддержка). Безвозмездная — стало быть, эта сумма не подлежит возвращению. Но есть условие: в течение пяти лет ее нужно использовать по целевому назначению, что должно быть документально подтверждено. Если заявка одобрена сначала экспертным, а потом и наблюдательным советом (а они жестко оценивают и экономическую, и историко-охранную составляющую предложенного проекта), выделенные деньги уходят на специальный счет, к которому наш фонд имеет доступ в части акцептования платежей. А заявителю деньги выдаются по частям — все-таки суммы значительные, финансирование предполагается вдолгую, поэтому транши идут ежеквартально: получили первый транш, израсходовали, отчитались — получили второй.
А нет ли требования об обязательном вложении собственных средств заявителя?
Жанна Янберг: Да, изначально мы об этом думали. Но потом прописывать в программе именно как требование не стали: в одних проектах у нас софинансирование практически 50 на 50, в других у заявителей гораздо меньше финансовых возможностей. Признаюсь, когда заявки рассматриваются на экспертном и наблюдательном совете, этот фактор учитывается, но проектов вообще без софинансирования пока заявлено не было. А вот обязательство по созданию рабочих мест есть — это изначально фиксируется в бизнес-плане и при оформлении займа.
Сколько объектов уже попало в зону действия программы?
Жанна Янберг: На данный момент шесть. Пивоваренный завод «Понарт» в Калининграде — интересный, довольно капиталоемкий проект по созданию торговой площадки с множеством различных атрибутов. Кстати, на восстановление «Понарта» необходимо 600 млн, мы даем 300 млн, то есть здесь у нас софинансирование 50 на 50. Особняк в Светлогорске — в нем после реставрации разместится гостиница. Расположенный на востоке области замок Рагнит в Немане — объект серьезно разрушен, и последние несколько лет его поддерживают энтузиасты, а теперь одна часть замка временно будет законсервирована, а в другой появится, в частности, гостиница с конференц-залами для конгрессного туризма. Калининградский форт № 3 «Король Фридрих III» — он находится в аренде у очень опытных калининградских рестораторов, которые решили сделать здесь что-то похожее на московский проект «Депо», включив в него еще гостиницу, музей и так далее. Мельница Гердауэна в поселке Железнодорожный — этот красивый исторический город сейчас активно восстанавливается, и мельницу, рядом с которой думают построить небольшой причал, хотят сделать туристическим объектом. И вот недавно мы подтвердили шестой проект — здание исторической гостиницы в городе Советск.
А в перспективе?
Жанна Янберг: Великое множество потенциально интересных проектов! Есть пивоварня Бланкенштайн (Лабиау) в городе Полесск, есть Дом пастора в Советске, есть хорошо сохранившийся комплекс исторических зданий психиатрической лечебницы Алленберг в Знаменске (бывший Велау), наверное, в следующем году начнется работа над усадьбой Крайсхаус Гердауэна в Железнодорожном — здесь планируется открыть оздоровительный центр. Интересная история — маяк в поселке Заливино, который закреплен за Музеем Мирового океана. В прошлом году начался сбор средств на реставрацию, сегодня его функционал восстановлен — он начал работать как маяк, и, как следствие, поток туристов туда уже вырос кратно, а дальше, с развитием инфраструктуры, наверняка будет расти еще. Театр королевы Луизы в Советске — потрясающее здание, в котором видится красивая отельно-ресторанная тема. И это далеко не полный список перспективных объектов, которые ждут своих инвесторов. Ведь довольно часто объект у муниципалитета есть, а серьезного субъекта МСП, готового заняться его судьбой, нет, поэтому активно идет поиск интересантов. Скажем, замок Тапиау, который стоит на слиянии двух рек, фактически имеет свою марину — представляете, какой проект там можно сделать?
С органами, занимающимися охраной памятников, проблем не возникает?
Жанна Янберг: На данном, фактически предварительном этапе — нет, а дальше, в ближайшие год-два, посмотрим. Но пока, напротив, нас поддерживают, а мы со своей стороны всегда стараемся уточнить — а вот так можно? А вот так? Более того, недавно в Калининграде собирались службы охраны ОКН со всей России — и нас пригласили выступить и рассказать о нашей программе, чтобы другие регионы могли перенять этот опыт.
На каких условиях получатели займа смогут приглашать в свои проекты архитекторов, проектировщиков, генподрядчиков?
Жанна Янберг: Главное требование — все участники должны иметь соответствующие аккредитации и допуски для работы с ОКН. Еще наш заемщик дает обязательства, что все приглашенные в проект люди и компании будут согласованы с нами, особенно это касается строительных организаций. Но требования об обязательном проведении тендера нет — законодательно это не предусмотрено, хотя мы просим представить несколько предложений от нескольких, скажем, генподрядных организаций — чтобы выбор одной-единственной был обоснован ее квалификацией, ценой и так далее. Кстати, отвечая на актуальный вопрос по теме продолжающегося роста стоимости стройматериалов: пока программой не предусмотрена корректировка в сторону увеличения размеров займа. Но если в дальнейшем мы столкнемся с этой проблемой — значит, будем ее решать.
Но что если прошло пять лет, и еще пять лет, а проект так и не «полетел»?
Жанна Янберг: Тогда, наверное, заем не будет возвращен, и мы обратим взыскание на залоговое имущество — то есть на сам ОКН, который отойдет фонду. Позиция, которую ясно обозначил наш губернатор, — деньги мы выдаем только под четкое целевое расходование, объекты культурного наследия так или иначе будут восстановлены, пусть хотя бы частично, если в середине финансирования что-то вдруг пойдет не так, и это в любом случае большой плюс для области. А объекту найдем нового владельца или арендатора — заинтересованных немало.
А если наоборот — объект «полетел», опережая прогнозные показатели? Вы будете претендовать на долю в прибыли проекта, создание которого профинансировали? Согласитесь, это было бы логично и честно.
Жанна Янберг: Нет, не будем. Мы же не коммерческая организация, мы структура поддержки, институт развития. Такой институт должен помогать направлениям, которые без него развиваются плохо. Думать в этом случае о финансовой выгоде не стоит, да и законодательство не позволяет. А регион, в котором появились восстановленный объект культурного наследия, очередная бизнес-единица и новые рабочие места, считайте, уже получил отдачу на каждый свой вложенный рубль, уже заработал, повысив свою привлекательность.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию