16+
Воскресенье, 26 сентября 2021
  • BRENT $ 78.07 / ₽ 5677
  • RTS1747.56
7 сентября 2021, 00:14 Политика

Александр Лукашенко добивает оппозицию. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Колесникову и Знака приговорили к 10 и 11 годам лишения свободы. Дело рассматривалось в закрытом заседании, публично была оглашена только резолютивная часть. Как дальше сложится судьба оппозиционеров?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Минский областной суд вынес приговор членам президиума координационного совета белорусской оппозиции Марии Колесниковой и Максиму Знаку. Уголовное дело рассматривалось в закрытом судебном заседании, публично была оглашена только резолютивная часть приговора. Колесникову приговорили к 11 годам колонии общего режима, а Знака — к десяти годам. Их обвинили в заговоре с целью захвата власти, а также в создании экстремистского формирования и в руководстве им. Как дальше сложится судьба оппозиционеров?

Некоторые, наверное, могут усмотреть связь между нынешним жестким приговором двум белорусским оппозиционерам и предстоящей 9 сентября очередной встречей Александра Лукашенко с Владимиром Путиным. Однако связь тут если и есть, то косвенная. Подавление белорусских протестов и оппозиции в целом развивается, прежде всего, согласно внутренней политической логике. А та, в свою очередь, во многом является реакцией на усиление давления со стороны Запада и санкции против режима Лукашенко. При этом, конечно, Александр Григорьевич и перед лицом Путина хочет выглядеть политиком сильным, который не прогибается ни перед оппозицией, ни перед Западом.

Обращает на себя внимание и то, что следствие по делу белорусских оппозиционеров длилось очень уж долго для столь очевидной ситуации, каковой она видится официальному Минску. Того же Виктора Бабарико, экс-кандидата в президенты, членами предвыборного штаба которого формально являлись и Колесникова, и Знак, осудили намного раньше, хотя там формально инкриминировали экономические преступления.

Судя по всему, власти взвешивали все политические последствия. Они выждали время, которого оказалось достаточно, чтобы понять, во-первых, что никакого ослабления санкций со стороны Запада ждать не стоит, во-вторых, что само протестное движение окончательно сдулось, разгромлено и никакие даже самые жесткие приговоры лидерам его в обозримом будущем не реанимируют. Также вполне обозначились те пределы, которые имеет поддержка на том же Западе ныне формального лидера оппозиции и бывшего кандидата в президенты Светланы Тихановской. Это встречи с политиками разного уровня, участие в разных политических мероприятиях не самого высокого уровня, заявления в поддержку — но не более того. И все это на фоне заметного угасания интереса западной прессы и общественности к белорусскому «кейсу», который явно утратил требуемый в таких случаях информационный драматизм.

В свою очередь, со стороны Москвы явно не было никаких попыток убедить в Минск в том, чтобы пойти на какие-то компромиссы и тем более диалог с оппозицией. Разговаривать, собственно, уже там и не с кем. Поскольку за пребывающими за границей лидерами внутри самой Белоруссии не просматривается на сегодня какой-либо внятной силы поддержки.

Колесникову от приговора к 11 годам колонии не спасло даже то, что она в свое время сознательно отказалась от депортации, разорвав на границе с Украиной свой паспорт. Это не было сочтено смягчающим обстоятельством. Скорее, наоборот, — вызовом режиму, на каковые вызовы режимы, подобные белорусскому, отвечают заведомо жестко. Мол, нечего тут нам Нельсона Манделу из себя разыгрывать в расчете на то, чтобы после отсидки на волне народной популярности въехать сразу во власть.

Вполне ведь возможен и другой, куда менее триумфальный вариант: либо тихо сгинуть в тюрьме, либо выйти оттуда сломленным и без каких-либо шансов на политическую реинкарнацию. Еще, теоретически, возможен третий вариант, который Лукашенко уже один раз разыгрывал. Когда участники и руководители протестов 2006 года были через несколько лет помилованы и отпущены в контексте попыток наладить отношения с Европой. Временно наладить отношения вполне даже и удалось. Не исключено и теперь, что Колесникова не досидит все 11 лет, а станет фигурой для политического размена.

Накануне встречи Путина и Лукашенко обнаружился и еще один «кейс», который уже непосредственно касается граждан нашей страны. Посольство России в Минске впервые (после того, как информация была обнародована одной из правозащитных организаций) сообщило об аресте россиянки Ирины Викхольм, указав, что она не жалуется на условия содержания. Между тем, арестована она была в Бресте еще в мае сего года по весьма примечательному обвинению — в клевете в адрес президента Белоруссии после известного инцидента с самолетом авиакомпании Ryanair. Ей грозит до шести лет лишения свободы за то, что она разместила в своем Twitter публикации, содержащие фотографию Лукашенко и некие «клеветнические сведения о совершении им акта терроризма и авиапиратства».

Из чего можно сделать вывод: если вы имели неосторожность написать в свое время в соцсетях что-то непотребное и тем более оскорбительное в адрес Александра Григорьевича Лукашенко, то в Белоруссию вам лучше не ездить. А может быть — ну так, на всякий случай — над ней даже не летать.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию