16+
Суббота, 19 августа 2017
  • BRENT $ 52.86 / ₽ 3119
  • RTS1027.85
14 апреля 2010, 09:53 Компании
Спецпроект: Месяц Франции

Французы знают, что делать с российскими газами

Лента новостей

Проект «Месяц Франции на BFM.ru» продолжается рассказом о компании Air Liquide. Столетие назад она изобрела неоновую рекламу. Чем занят в России мировой лидер в производстве технических газов для промышленности и здравоохранения?

Доминик Бертончини. Фото: Григорий Собченко/BFM.ru
Доминик Бертончини. Фото: Григорий Собченко/BFM.ru

Проект «Месяц Франции на BFM.ru» продолжается рассказом о российском бизнесе базирующейся в Париже компании Air Liquide, мирового лидера в производстве технических газов для промышленности и здравоохранения. Она намерена расширить свое присутствие на российском рынке, запустив новые проекты. Момент подходящий, считает руководство «Air Liquide»: многие компании, в основном металлургические и химические, намереваются передать на аутсорсинг непрофильный для себя, но очень даже профильный для «Air Liquide» бизнес, связанный с техническими газами: кислородом, азотом, аргоном и водородом. Эта деятельность лишь на первый взгляд не имеет отношения к повседневной жизни. Привычно пользуясь дома и на работе нужными и удобными предметами из полиуретана и поликарбоната, садясь в машину, проходя медицинские процедуры и занимаясь спортом, мы и не задумываемся, что и в них есть капелька «жидкого воздуха».

Именно так с французского переводится Air Liquide. В начале 20-го века такое название компании дали молодые парижские инженеры Поль Делорм и Жорж Клод, которые занимались сжижением воздуха и производством кислорода для больниц и сварщиков. Делорм и Клод решили извлечь коммерческую выгоду не только из кислорода, но и других газов, входящих в состав воздуха: аргона и неона. Под воздействием электрического тока первый светился красным, а второй — холодным синим цветом. Так в 1912 году над парикмахерской на Монмартре в «Городе света», как называют Париж, появилась первая в истории неоновая реклама, по сути ставшая побочным продуктом экспериментов в лаборатории «Air Liquide».

Спустя 100 лет компания работает в 75 странах мира, чистая прибыль в 2009 году составила 1,23 млрд евро. Металлургам «Air Liquide» помогает улучшать процесс горения, нефтяникам — снижать уровень серы при переработке сырье, химикам — изготавливать материалы, сфера применения которых огромна, производителям металлопродукции — резать и варить, пищевикам — дольше сохранять продукты и газировать напитки. Для больниц французская компания предлагает медицинские газы для лечения, дезинфекции, анестезии и вентиляции легких.

В России компания — с 1989 года. Как рассказал BFM.ru глава российского подразделения Air Liquide Доминик Бертончини (Dominique Bertoncini), компания работает с металлургическими, пищевыми и химическими предприятиями, стекольными заводами, производителями автокомпонентов и металлоконструкций. Четверть общего объема продаж технических газов, составившего в 2009 году 12 млрд евро, приходится на крупные промышленные предприятия: крупным заводам на площадке заказчиков газ поставляют по трубопроводу. Во время кризиса российские клиенты Air Liquide снизили активность и сократили объем заказов. Предпочтительными в России Бертончини называет инвестиции в металлургическую промышленность. Это конкурентоспособный сектор, говорит глава российского подразделения Air Liquide. По его оценке, металлургия выходит из кризиса быстрее остальных отраслей, и у нее, вероятно, будет «очень хороший рост в ближайшие годы»

Газы на аутсорсинг

С прицелом на этот рост Air Liquide ведет переговоры с несколькими компаниями об аутсорсинге производства технических газов. Кислород, азот и водород производят многие российские предприятия, но для них это непрофильный бизнес. Французы намерены заместить его, вложиться в модернизацию и реализовывать газ. Название этих компаний и планируемый объем инвестиций Air Liquide не раскрывает.

«Эти заводы перейдут к нам в собственность. В случае с крупными клиентами бы будем строить заводы на их площадке, заказчикам поменьше — доставлять газы автотранспортом с нашего завода», — объясняет Бертончини.

Работать по такой схеме с крупными предприятиями французы начали 3 года назад в Череповце, создав СП с «Северсталью». Французам в проекте принадлежат 75% минус 1 акция, «Северстали» — 25% плюс одна акция. Общие инвестиции в предприятие в Череповце составили 100 млн евро. Всего с 2005 по 2009 Air Liquide инвестировала в российские проекты 5 млрд рублей, или около 130 млн евро. Сегодня, в дополнение к череповецкому заводу, в собственности компании еще 2 предприятия в Рязани и Ступино, сейчас она достраивает завод в Елабуге. Его планируют запустить уже в этом году.

Надежды французов связаны с призывами российского руководства к модернизации, инновационной экономике и планами создания аналога Кремниевой долины. Сектор высоких технологий Доминик Бертончини считает привлекательным для инвестиций. Air Liquide поставляет компании «Микрон» газы и оборудование для производства микропроцессоров и полупроводников (первый контракт был заключен в 2007 году). В числе потенциальных клиентов Air Liquide и компании, занимающиеся получением энергии из солнечного света.

При этом в России научных центров у французской компании нет: 8 научно-исследовательских центров Air Liquide расположены в Европе, США и Японии. В них работают более 1000 научных сотрудников, в том числе и российские специалисты. «Я нахожу, что в России и во Франции уровень квалификации людей достаточно высок, отличные научные знания, — говорит Бертончини. — Если есть какие-то проблемы [в развитии науки — BFM.ru], то я считаю, что это не проблемы людей».

В российском подразделении компании сегодня работает более 200 человек. 95% из них — россияне. Однако, признает Доминик Бертончини, для нормальной работы компании нужны специалисты из-за рубежа. Это не всегда легко из-за ограничений в административной области: возникают большие проблемы, связанные с жесткой миграционной политикой и сложным механизмом получения рабочих виз в России.

Сам Доминик Бертончини в России уже два года. Помимо руководства местным подразделением Air Liquide Бертончини является еще и членом административного совета Французской торгово-промышленной палаты. Он часто общается с российскими бизнесменами, которых называет «открытыми и прямыми людьми». «В России есть возможность развить личные контакты и взаимоотношения. Это не просто бизнес, это может доставлять еще и удовольствие» — говорит Доминик Бертончини.

В России, по его оценке, наметилась тенденция к потеплению инвестиционного климата, что, вероятно, повлечет за собой увеличение французских вложений в нашу экономику: «В ближайшее время мы можем увидеть увеличение активности, как со стороны французских, так и российских инвесторов. Ведь Франция тоже интересна для инвесторов, хотя ее имидж, возможно, и не отражает это».

В 2009 году, по данным Росстата, Франция заняла восьмое место по объему накопленных иностранных инвестиций в российской экономике, вложив 8,6 млрд долларов США, что составило 3,2% от общего объема. Приток инвестиций немного снизился за прошлый год — в 2008 году доля Франции составляла 3,6%. Из России во Францию в 2009 году было направлено 209,2 млн долларов.

Рекомендуем:

  • Фотоистории