16+
Пятница, 15 декабря 2017
  • BRENT $ 63.44 / ₽ 3730
  • RTS1148.27
10 апреля 2015, 18:47 Компании
Актуальная тема: Очерки о предпринимателях

Self Made. Создатель видеотерминала BigPad Иван Алёхин — о бизнесе в России

Лента новостей

На Business FM стартует проект Self Made о людях, которые создали новый бизнес в России. Портреты предпринимателей: кто они и как строят свое дело? Михаил Баженов рассказывает о бизнесмене Иване Алехине, создателе видеотерминала BigPad и криптомессенджера iQube

Фото: Иван Алёхин

Это тот редкий случай, когда новый бизнес появился благодаря «вау-эффекту». Иван Алёхин вспоминает, как несколько лет назад на Лазурном Берегу ему приглянулись автоматы по продаже сувенирных монет. Захотел заняться тем же самым в Москве, вернулся в Россию и на заводе вендинговых аппаратов случайно увидел BigPad.

Иван Алёхингенеральный директор ONE — ООО «Новые технологии»«Меня заводят в какое-то пыльное помещение, где под сукном таким брезентовым, они смахивают пыль, слетает — и стоят такие устройства, я гляжу такой, ВАУ! У меня была ассоциация, что это трансформеры такие, заснувшие стоят. Я такой: ВАУ! Я понимаю, что вот он бизнес! Я не понял, как через них продавать монеты, но я понял, что я уже не хочу через них продавать монеты. Они были настолько красивы, что я понял: вот оно!»

BigPad — это видеотерминал, двухметровый аппарат с тачскрином, камерой и картридером. Похож на гигантский планшет. Три года назад компания Алёхина тестировала терминалы в нескольких отделениях Сбербанка. Клиенты использовали их для видеосвязи со службой поддержки и покупали кредитные продукты. По словам бизнесмена, BigPad могут быть и торговыми киосками, и рекламными площадками, и автоматами для покупок в интернет-магазинах. Все зависит от заложенной программы. В свои аппараты Алёхин установил собственное приложение — IQube.

«У нас локализация 98%. Мы действительно made in Russia. Экраны — это Калуга, процессоры тоже Калуга. Корпус — это Москва. У нас из зарубежных комплектующих только те, которые в России не производятся вообще. У нас есть что-то из Португалии и что-то из Китая. Все».

В компании Алёхина работают 15 человек, оборот бизнесмен не раскрыл, но назвал сумму инвестиций: 4,5 миллиона долларов. После прозвучало признание: компания ведет переговоры с покупателями из Арабских Эмиратов, с голландским правительством, но в России продала так мало BigPad, что бизнесмен даже не стал называть цифру.

«Самый большой ад — это безразличие. У нас в буквальном смысле невозможно найти партнеров, невозможно найти инвесторов, невозможно найти покупателей. Вот просто невозможно».

BigPad, объясняет Иван, это продукция для крупных компаний и госструктур. А это, в свою очередь, — едва ли не самый закрытый рынок. И решения там обычно принимают только первые лица.

«Менеджеры так устроены, что они ответственности нести не хотят. Если берем какие-нибудь министерства, например, они говорят: вот, Иван, классный проект, давайте поставим BigPad за рубеж, разместим приложения российских компаний... Я говорю, можно, вам нужно идти в Минпромторг. Приходим в Минпромторг, а там говорят: у нас нет денег, вам нужно в Ростех идти. Начинаем мониторить Ростех. И тут начинается... «Ой, этот менеджер не тот, этот заболел». К этому невозможно достучаться. И ты понимаешь: нужно вот просто президента «Ростеха» ловить на выставке, брать за руку, говорить, слушай у меня есть! Представляешь, а к нему 20 таких как ты подбегают».

Алёхин позиционирует свой бизнес как инновационный. Так почему компания не пошла в «Сколково»? Где, если не там, продвигать инновации?

«Вы знаете, когда первый раз пришли, нам сказали: вы не наш формат. Я говорю — я? Имеющий патенты за рубежом не ваш формат? Я, признанный ноу-хау, признанный в мире, — доказано бумагами, не вашим мнением —не ваш формат? Познакомился с Вексельбергом. Он говорит, Иван Петрович, а почему вы не у нас до сих пор? А я говорю — а я не ваш формат. Я встречаюсь, с представителями «Сколково», говорю, ну что, давайте мы к вам? Ну, вы пришлите документы. Хорошо, присылаем документы. И адская тишина. Мы раз позвонили, два позвонили, потом плюнул на все это и говорю — да пошли они все полем…»

В пику этой истории Алёхин описывает общение с зарубежными инвесторами. Те, как он рассказывает, понимают все с полуслова.

«На нас сейчас вышли арабы. Говорят, круто imagine, говорят, сколько нужно денег? Нам столько-то для развития нужно миллионов долларов — говорят, вообще не проблема. Вот мы сейчас готовимся к сделке с арабами. Неделю с голландцами общаемся. Правительство Голландии: «Нам нужны ваши BigPad». Аллилуйя. Нашим — ходим, стучим, звоним, за руки дергаем. Они все в командировках бегают, туда-сюда, туда-сюда».

Почему инновационный BigPad со скрипом выходит на российский рынок? По мнению Алёхина, все дело в менеджерском подходе. Можно внедрить, а можно одобрить. По факту работает только «одобрить» — как госструктурах, так и в крупных корпорациях.

«Они не принимают решения, эти люди. У них свои заботы, у них свои хлопоты, у них свои проблемы. У них не выставлен KPI за это, премий никаких нет, а если он внедрит, и еще что-то плохо пойдет, так его за это накажут да еще и уволят. Поэтому моя хата с краю, ничего не знаю».

Уже после встречи с Иваном я услышал иное мнение о BigPad. На вопрос, почему в России сложно продать подобные устройства, гендиректор компании «1С-Битрикс» Сергей Рыжиков ответил: а что в них уникального?

Сергей Рыжиковгендиректор компании «1С-Битрикс»«На сегодняшний день это устройство не кажется оригинальным. Много на рынке было представлено больших телевизоров с сенсорным экраном, планшетов. Разработчикам нужно будет точнее формулировать, в чем уникальность этого устройства, и предложить некий сценарий использования, который бы заинтересовали бизнес. Потому что в первую очередь это решение для бизнеса».

А может быть, просто для продукта еще не пришло время. И если он не интересен в России, продавать его иностранцам? В конце концов, что теряет компания? Вот что говорит Алёхин:

«Мне радостно от того, что зарубежные компании действительно видят, действительно хотят и предлагают. Давайте, мы там готовы войти в долю. Но есть некое внутреннее чувство предательства. Ты продаешь родину. Но я же делал не для того, чтобы каким-то америкосам продаться, или арабам продаться. Я ж не для этого делал. Я делал, чтобы это здесь в России действовало, развивалось. Но постоянно сталкиваешься с тем, что «это не нужно».

Несколько лет назад, когда на рынок вышли первые планшетные компьютеры, звучали похожие слова — о том, что это не нужно, и никогда они не заменят настольные ПК. А Билл Гейтс назвал первый iPad Стива Джобса «хорошей читалкой», не более.

Рекомендуем:

  • Фотоистории