16+
Воскресенье, 21 октября 2018
  • BRENT $ 80.02 / ₽ 5241
  • RTS1126.97
30 января 2018, 16:27 Компании

Сечин назвал справедливую стоимость «Роснефти» и объяснил, почему не пришел на суд над Улюкаевым

Лента новостей

«Преступление совершил не я, а Улюкаев, какие тут могут быть вопросы?» — заявил руководитель «Роснефти» в интервью Frankfurter Allgemeine Zeitung

Игорь Сечин.
Игорь Сечин. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Глава компании «Роснефть» Игорь Сечин назвал в интервью репортеру издания Frankfurter Allgemeine Zeitung Андреасу Миму справедливую стоимость предприятия, а также объяснил, почему решил не приходить в суд на экс-министром экономического развития Алексеем Улюкаевым.

Сечин — политик или менеджер?

— Знаете, это непростой вопрос. Мне кажется, что я прожил уже несколько жизней, совершенно разных. Поэтому сказать однозначно непросто. Но я думаю, что правильное определение — менеджер. Хорошее слово. Мне кажется, я бы определил свое место — менеджер.

— Это звучит скромно для руководителя компании, которая ведет свою деятельность во множестве стран мира и чья прибыль является одним из наиболее важных источников финансирования для Москвы.

— Здесь нет никакой политики, абсолютно. Нефтяной бизнес — конкурентный. Я убежден, что главное — это контрактные обязательства.

Об оценке «Роснефти», капитализация которой сейчас на московской бирже составляет около 64 млрд долларов:

«Здесь надо учитывать, что факторы, которые привели к снижению стоимости — это политические решения, в частности ввод санкций против компании. Это абсолютно не экономический фактор, который воздействовал на капитализацию. Настоящая стоимость «Роснефти» значительно выше. «Мы считаем, что объективная оценка составляет примерно 130 млрд долларов. Исходим прежде всего из качества и объема ресурсной базы компании. Если вы будете сравнивать публичные мировые компании в нашем секторе, то увидите, что номер один по ресурсной базе — компания «Роснефть». Себестоимость нашей добычи — тоже очень конкурентная, тратим около 3 долларов для добычи одного барреля нефти».

О неоднократном отказе прийти в суд на рассмотрение дела Улюкаева:

«А что Вас больше тревожит? То, что Улюкаев совершил преступление или то, что у меня не было возможности прийти в суд? Преступление совершил не я, а Улюкаев, какие тут могут быть вопросы? Мой рабочий график был очень напряженным, особенно в конце года. Я примерно скажу: в год только на самолете я летаю больше 600 часов, и еще 300 — в вертолетах. Компания является глобальным игроком на различных рынках и требует контроля, даже на уровне топ-менеджмента. Но вместе с тем все свои официальные показания я дал. Они были абсолютно достаточными, и суд вынес свое решение. Тут, собственно, и комментировать нечего. Улюкаев, будучи министром федерального правительства, требовал незаконное вознаграждение за свою обычную работу. Он требовал вознаграждение, сам за ним приехал, сам взял деньги, погрузил в машину и уехал».

О совместных проектах с Китаем:

«У нас есть совместные проекты на территории Китая. В их адрес, начиная с этого года, мы будем поставлять дополнительные десять миллионов тонн нефти. Это составляет четверть от предыдущих поставок. Для нас это неплохо. Китай отличается ростом потребления. Мы будем использовать все возможности наших новых партнеров также для наращивания работы с Китаем. Но тревог тут не должно возникать. В Европу мы стали поставлять значительно больше, 168 млн тонн в год. Мы верим в европейский рынок и будем стремиться удержать в нем свою долю».

В конце интервью журналист задал Сечину вопрос, является ли политической сделкой кредит в 6 млрд долларов венесуэльской госкомпании Petroleos de Venezuela, которая переживает кризис. Глава «Роснефти» сказал, что это не заем, а поставочный контракт, причем меньшей суммы, и в нем нет никаких рисков. «Это только бизнес, и очень хороший, прибыльный бизнес», — заключил Сечин.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию