16+
Понедельник, 15 октября 2018
  • BRENT $ 80.63 / ₽ 5287
  • RTS1146.72
1 октября 2018, 17:07 Компании

Появятся ли в России условия для наследования крупного капитала?

Лента новостей

Наследство как личная и общеэкономическая проблема — об этом с управляющим партнером юридической фирмы Bryan Cave Leighton Paisner в России Андреем Гольцблатом побеседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич

Андрей Гольцблат.
Андрей Гольцблат. Фото: Goltsblat BLP LLP/commons.wikimedia

Вступил в силу закон, разрешающий гражданам создавать наследственные фонды, которые будут действовать после их смерти. Это вроде как аналог западного траста, но решает ли он те задачи, ради которых владельцы крупных капиталов регистрируют их в иностранных офшорах? Об этом с управляющим партнером юридической фирмы Bryan Cave Leighton Paisner в России Андреем Гольцблатом беседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич.

В студии Business FM Андрей Гольцблат, хорошо знакомый нашим слушателям по юридической компании Goltsblat BLP. BLP — это крупная британская фирма, а Goltsblat BLP был российской версией. Теперь BLP соединилась с крупнейшей американской компанией Bryan Cave. Я все правильно объяснил?

Андрей Гольцблат: Все правильно, да, крупнейшая международная компания.

С 1 сентября вступили в силу те части российского законодательства, безусловно, важные для состоятельных людей, которые касаются наследства. Наследственный фонд — дело новое. Скажите, пожалуйста, с чем это можно сравнить в международной юридической практике?

Андрей Гольцблат: Действительно, Госдума приняла, президент подписал закон, поправки в Гражданский кодекс РФ, куда ввели институт наследственного фонда. Намерения создания этого правового института заключаются в возможности структурировать активы состоятельных людей с тем, чтобы облегчить затем, в случае смерти основного наследодателя, жизнь его наследникам. Собственно говоря, сам закон подразумевает создание наследственного фонда после смерти наследодателя. При этом наследственный фонд в России представляет из себя структуру, которая фактически является одним из наследников по завещанию. Другими словами: при жизни наследодатель может вписать в завещание наследственный фонд как один из наследников, наряду со всеми остальными.

Остальных наследников он тоже обязательно должен прописать? Допустим, у него несколько детей, может быть, в его жизни были разные семьи, разные супруги, он обязан прописать всех ?

Андрей Гольцблат: Он может завещать все в наследственный фонд, а может и передать все детям. Наследственный фонд — это своеобразный суррогатный эквивалент траста, который активно практикуется в зарубежных юрисдикциях. Траст в классическом понимании — это компания или фонд, который, как правило, регистрируется в офшорных юрисдикциях. Самое главное: выбрать управляющего этого траста. Отличие от российского наследственного фонда в том, что трастовый договор заключается при жизни потенциального наследодателя. В России при жизни составляется только завещание, устав траста и правила управления этим трастом. Когда человек умирает, он уже не в состоянии повлиять.

Довести дело до конца.

Андрей Гольцблат: Да, до конца должен доводить нотариус, либо уполномоченные люди, либо кто-то еще.
То есть чужие люди.
Андрей Гольцблат: Совсем чужие. Либо те, кому было доверено.

Я немного вернусь назад. А зачем при наследовании серьезных состояний нужен траст или наследственный фонд? Почему нельзя просто написать завещание? Или вовсе не писать завещание, наследники получат свои доли в соответствии с законом.

Андрей Гольцблат: Потому что по закону существует очень много нюансов наследования. Во-первых, несовершеннолетние дети по российскому законодательству имеют право на обязательную долю. Получается, взрослые дети и супруги получают гораздо меньше, нежели несовершеннолетние дети, которые при достижении 18 лет могут получить право немедленно распоряжаться огромными состояниями, что может привести к катастрофическим последствиям, как для детей, так и всех остальных родственников. Поэтому очень важно, чтобы они хотя бы частично были ограничены в возможности распоряжаться этими средствами. Траст как раз решает эту проблему. Российский наследственный фонд тоже призван решить эту проблему, но обязательную долю он не умаляет. Несовершеннолетний наследник может отказаться от доли в том случае, если он будет выгодоприобретателем в наследственном фонде. Если он выгодоприобретатель в наследственном фонде на суммы меньше, чем, если бы он получил как наследник по закону, зачем ему? Он тогда откажется от этого выгодоприобретательства и будет требовать свое по закону. Тогда вся история начинает сыпаться.

Получается, мы пытались создать наследственный фонд, но не создали аналог траста. В моем представлении одна из причин, почему обладатели крупных состояний регистрируют их в виде холдинговых компаний, в офшорных зарубежных юрисдикциях с британскими правилами, это именно наследование. Там они при жизни могут создавать такой траст, где не будет проблем, что в дальнейшем наследство будет управляться, как задумано. У нас же проблема не решена.

Андрей Гольцблат: У нас проблема не решена, над этим законом надо продолжать работать, надо создавать другие инструменты. Но в российскую правовую систему нельзя внести одну главу о наследственном фонде и глобально решить проблему. Есть гораздо больше вопросов, требующих законодательного урегулирования.
Ну, я так понял, это одна из ключевых историй.
Андрей Гольцблат: Да.

Значит, в основном ничего не изменится. Хотя бы по этой причине владельцы состояний будут вынуждены работать в офшорах.

Андрей Гольцблат: Будут вынуждены продолжать работать в офшорах с трастами. Что меня, например, удивило, есть огромное количество состоятельных людей, которые до сих пор не озаботились этой проблемой, хотя средства там огромные. При этом они оставляют простое завещание и думают, что на этом вопрос решен. Но завещание не решает массу других вопросов. В России нет налога на наследство, а в других юрисдикциях есть. Если ваши активы находятся, например, в английских компаниях, ваши наследники должны будут заплатить налог на наследство в 40%.
Подождите, сколько?
Андрей Гольцблат: 40% — это налог на наследство в Англии.
Извините, я немного ошарашен, я этого не знал.
Андрей Гольцблат: Аналогичный налог во Франции.
Не знаю, как во Франции, но Англия известна своими древними аристократическими фамилиями, которые передают в наследство ценные поместья. По идее, если они каждый раз отдают 40%, третьему поколению должно ничего не остаться.
Андрей Гольцблат: Во-первых, давайте начнем с того, что супруг в Англии освобожден от налога на наследство.
Если они живы к моменту ухода из жизни владельца.
Андрей Гольцблат: Как правило, уходит сначала кто-то один. Бывают случаи, когда уходят оба. Естественно, они все создают завещания.
А дети?
Андрей Гольцблат: Дети должны будут заплатить налог, поэтому иногда английские семьи дарят детям при жизни часть своего состояния.
То есть так можно решить вопрос.
Андрей Гольцблат: Например, известная история с Дэвидом Элибандом, который претендовал на лейбористское лидерство в Англии. Ему мать подарила часть дома в ожидании, очевидно, смерти.

По понятным причинам, да. Есть еще история короля Лира, который тоже раздарил все детям. Знаем, чем дело закончилось.

Андрей Гольцблат: Может, тогда налога не было, поэтому он и раздарил. Не знал, бедный.
А, может, он и тогда был. Англия — страна консервативная.
Андрей Гольцблат: Скорее всего, был. Он решил их наказать: вот вам налог. Они из-за этого от него и отказались.
Это литературное отступление, которое показывает, что везде есть огромное количество тонкостей. А вот если бы в офшорные юрисдикции эти трасты и так далее. Вы избегаете этого?
Андрей Гольцблат: Смотрите, если вы делаете траст в офшорной юрисдикции или у вас там BVI, это не является английским эстейтом. Поэтому, например, вы наследуете акции компании BVI и не платите налогов в Англии. Дальше уже надо смотреть, где вы являетесь налоговым резидентом, где вы являетесь гражданином, какие вообще у вас могут возникнуть налоги.

С этой стороны история тоже сложная.

Андрей Гольцблат: Сложная, потому что английский налог на наследство распространяется только на английский эстейт (акции английских компаний и недвижимость).
То есть здесь две истории. Во-первых, возможность создать траст со структурой наследства и управлением активами. Во-вторых, правильно структурировать с точки зрения налоговых последствий в тех странах, где это все есть.
Андрей Гольцблат: Конечно, ведь на сегодняшний день свобода передвижения такова, что люди имеют кипрские, английские, мальтийские паспорта.
В общем, как только ты чем-то завладел, всерьез надо начинать этим заниматься.
Андрей Гольцблат: Ты перестал быть налоговым резидентом России, ты не должен декларировать КИК, но теперь тебе надо озаботиться, каким ты стал налоговым резидентом, нет ли там чего-нибудь еще хуже, чем в России.

Мне кажется, у вас должно быть много работы на этот счет.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию