16+
Вторник, 15 октября 2019
  • BRENT $ 59.43 / ₽ 3818
  • RTS1331.03
18 сентября 2019, 12:13 Политика
Актуальная тема: Украинский кризис

«Формула Зеленского» вместо минского процесса. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Накануне встречи минской контактной группы, которая должна была бы стать прологом к саммиту в «нормандском формате», Киев сообщил о новом наборе радикальных мер вместо минских договоренностей

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Глава МИД Украины Вадим Пристайко рассказал о так называемой формуле Зеленского: она допускает некие радикальные меры, если не получится решить проблему Донбасса комплексно. Пристайко подчеркнул: «на все про все» у Киева есть лишь полгода-год. Это и другие заявления команды Зеленского прозвучали накануне предстоящего 18 сентября заседания минской контактной группы по урегулированию на Украине. Как стоит трактовать предложенную формулу?

От итогов заседания минской контактной группы зависит подготовка саммита в «нормандском формате». Еще недавно, после телефонных разговоров президентов Путина и Зеленского, а также успешного визита российского лидера во Францию и переговоров с Эммануэлем Макроном, казалось, что такой саммит, который так торопился созвать украинский президент, состоится в Париже уже в сентябре. Определенные надежды породил недавний обмен пленными и задержанными лицами. Впрочем, этот успех может остаться надолго единственным в деле урегулирования. А дата проведения саммита явно подвисла. И вот почему.

Москва хочет твердых гарантий от Киева, что тот хотя бы начнет выполнять минские соглашения. А конкретно возьмет на себя обязательства применить так называемую формулу Штайнмайера — по имени бывшего главы МИД Германии. Прежние украинские власти на словах на нее согласились. Речь идет о предоставлении Донбассу особого статуса.

Помощник президента России по международным делам Юрий Ушаков так формулирует кремлевское видение претворения этой формулы в жизнь: «Закон об особом статусе Донбасса начинает действовать на временной основе в день выборов и на постоянной — после выборов, после итогового доклада Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ». Москва ожидает, что формула Штайнмайера будет письменно зафиксирована на заседании контактной группы 18 сентября, после чего можно было бы готовить саммит лидеров России, Украины, Франции и Германии. Теперь в Кремле говорят, что такая встреча может состояться не ранее октября.

Однако Киев, похоже, не готов подписываться под формулой Штайнмайера, делая вид, что понимает ее по-своему. Он готов лишь ее «обсуждать», как и сами минские договоренности. Впрочем, возможно, на заседании контактной группы удастся договориться хотя бы о начале разведения сил и средств противоборствующих сторон.

Новый украинский президент не готов ни предоставить Донбассу особый статус, ни согласиться на массовую амнистию, хотя и то и другое записано в минских соглашениях. Его мотивы понятны. Ведь если говорить объективно, то предоставление Донбассу той широкой автономии, каковая прописана в минских соглашениях, электорат Зеленского воспримет как урезание государственного суверенитета на части территории Украины. И можно, конечно, долго рассуждать, зачем же тогда Порошенко подписывал эти соглашения в таком виде, но уже поздно.

Сейчас Киев хотел бы минские соглашения подвергнуть ревизии, в чем прежде всего рассчитывает на поддержку США, в частности в лице спецпредставителя президента Трампа по Украине Курта Волкера. Тот с момента своего назначения на этот пост не скрывает, что хотел бы похоронить минские соглашения как «нереалистичные».

Вместо предоставления Донбассу особого статуса автономии и закрепления этого положения в конституции Киев готов предложить мятежному региону лишь тот формат децентрализации, который сейчас претворяется на практике во всей остальной Украине — на основе расширения хозяйственных полномочий территориальных громад (общин). Однако у этих общин, занятых вопросами сугубо местного хозяйства, нет никаких полномочий, к примеру, в такой чувствительной для Донбасса сфере, как языковая политика или школьные программы. И тем более они не имеют даже отдаленно прав формировать в регионе собственный силовой блок, включая суды, прокуратуру, полицию, а также, если говорить о Донбассе, проводить, по сути, самостоятельную внешнюю политику в части отношений с Россией.

Зеленский, таким образом, быстро эволюционировал по вопросу о Донбассе к позиции бывшего президента Порошенко. Разве что готов смягчить ее за счет некоторых уступок жителям самопровозглашенных республик с тем, чтобы переманить их на свою сторону.

В этих условиях Москва может дать понять, что Путину пока незачем встречаться с Зеленским ни лично, ни в «нормандском формате». Лучше сначала договориться хотя бы о чем-то на берегу. Непонятно, правда, ближе к чьему берегу может быть найден хоть какой-то компромисс.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию