16+
Воскресенье, 20 сентября 2020
  • BRENT $ 43.04 / ₽ 3260
  • RTS1228.64
7 июля 2020, 12:03 Право
Актуальная тема: Дело Сафронова

ФСБ: Ивана Сафронова задержали по подозрению в госизмене — передаче секретных сведений НАТО

Лента новостей

В отношении советника гендиректора «Роскосмоса», бывшего журналиста изданий «Коммерсантъ» и «Ведомости» возбуждено уголовное дело по статье «госизмена»

Фото: Иван Сафронов/Facebook

Обновлено в 17:34

Советник генерального директора «Роскосмоса» Иван Сафронов задержан по подозрению в государственной измене (ст. 275 УК РФ). «На данный момент проводятся следственные мероприятия. Госкорпорация «Роскосмос» оказывает всяческое содействие следственным органам», — заявили в пресс-службе «Роскосмоса».

ФСБ ходатайствует об аресте Сафронова. Его доставили в суд, который должен избрать ему меру пресечения. В суде он заявил, что не признает вину в госизмене.

В центре общественных связей спецслужбы сообщили, что Сафронова подозревают в передаче сведений, составляющих государственную тайну, представителю одной из спецслужб стран НАТО. «Сафронов, выполняя задания одной из спецслужб НАТО, собирал и передавал ее представителю составляющие государственную тайну сведения о военно-техническом сотрудничестве, обороне и безопасности Российской Федерации», — сообщили в ФСБ. Ему грозит до 20 лет колонии.

Как сообщает «Интерфакс», адвокаты Сафронова пока не смогли пообщаться с ним, так как их не пустили на допрос. «Никого из адвокатов не допустили на допрос. Ничего пока не могу сказать, мы не общались», — сказал адвокат Сергей Малюкин.

Советником Дмитрия Рогозина Иван Сафронов стал только два месяца назад. До этого он работал в газетах «Коммерсантъ» и «Ведомости». В СМИ Сафронов занимался темами оборонно-промышленного комплекса и космической промышленности. В мае прошлого года Сафронов покинул «Коммерсантъ» вместе со всем отделом политики в результате конфликта с акционером: журналист тогда отказался раскрыть источники информации в материале о возможной отставке спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко.

Иван Сафронов не имел доступа к закрытой информации во время работы в госкорпорации, сообщил ТАСС глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин. «Полтора месяца назад он был приглашен для освещения деятельности «Роскосмоса». Доступа к закрытой информации не имел», — сообщил Рогозин. Глава «Роскосмоса» подчеркнул, что в течение нескольких лет знал Сафронова как журналиста, глубоко разбиравшегося в материале, который он готовил к публикациям в «Коммерсанте». «Не сомневался в его высоком профессионализме и личной порядочности», — отметил Рогозин.

Как напоминает РБК, в марте прошлого года в газете «Коммерсантъ» была опубликована статья Ивана Сафронова и Александры Джорджевич о планах России поставить в Египет нескольких десятков истребителей Су-35. В июне 2019 года против «Коммерсанта» было зарегистрировано административное дело за разглашение сведений, представляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну (ч. 7 ст. 13.15 КоАП). Глава издательского дома «Коммерсантъ» Владимир Желонкин в комментарии Business FM выразил сомнение в том, что эта статья могла повлиять на задержание Сафронова.

Владимир Желонкин глава издательского дома «Коммерсантъ» «Во-первых, Иван год у нас уже не работает. А во-вторых, я там не вижу ничего такого. С той статьей, которая заявлена, я не знаю. Иван — прекрасный журналист, никакой измены родины я в нем не видел. Мне просто не хочется домыслами заниматься такими».

Задержание Сафронова прокомментировал бывший заместитель главного редактора газеты «Ведомости» Дмитрий Симаков.

Дмитрий Симаков бывший заместитель главного редактора газеты «Ведомости» «Я могу только сказать, что шокирован произошедшим. Я не верю в то, что то, в чем его обвиняют, могло быть на самом деле. Скорее всего, это как обычно у нас бывает».

Крайне сложной называет ситуацию главный редактор газеты «Московский комсомолец», председатель Союза журналистов Москвы Павел Гусев.

— Это очень сложная ситуация, реально сложная. Мы как раз сейчас обсуждаем в комиссии Совета по правам человека эту ситуацию. Ева Меркачева, скорее всего, сходит сегодня посмотрит в камеру предварительного заключения, где он находится и что там происходит. Но вообще этот вопрос достаточно сложный, когда именно по таким статьям начинают разборки вести. Совсем недавно был ряд случаев с журналистами. Это немножко другая ситуация. Тут будет достаточно сложно все.

— Аналогия с Григорием Пасько (военный журналист, в 2001 году был признан виновным в государственной измене в форме шпионажа и приговорен к четырем годам лишения свободы), на ваш взгляд, уместна в этой ситуации?

— Не думаю, мне кажется, все-таки нет. Я бы не стал проводить прямую линию.

Партнер адвокатского бюро «Забейда и партнеры» Александр Забейда считает важным различать в таких делах «госизмену» и «шпионаж».

Александр Забейда партнер адвокатского бюро «Забейда и партнеры» «Под государственной изменой в российском законодательстве подразумевается сбор и передача иностранному государству именно сведений, составляющих государственную тайну, которая стала известна обвиняемому по службе, работе или учебе, либо оказание иностранному государству или организации какой-либо помощи, которая направлена против безопасности Российской Федерации. Эта статья отличается от шпионажа, который заключается в передаче не только государственной тайны, но также иных сведений, передача которых осуществляется в целях использования против безопасности России».

Как сообщил «Интерфаксу» информированный источник, задержание может быть связано с его прежней журналистской работой. По информации собеседника, допуска к гостайне в «Роскосмосе» Сафронов не имел. Следствие как раз и должно в этом разобраться, говорит глава адвокатского бюро «Карабанов и партнеры» Александр Карабанов.

— Для того чтобы человеку предъявить обвинение в государственной измене либо в продаже, условно говоря, каких-то государственных тайн, человек должен быть спецсубъектом и он должен в свое время под расписку быть уведомлен о данной индивидуальной ответственности. Безусловно, я считаю, что следователь как раз должен установить, в первую очередь, является ли данный журналист в этой части спецсубъектом, и потом его действия правильно квалифицировать согласно предполагаемому деянию. Данное преступление относится к особо тяжким, и, как правило, если посмотреть статистику, то все приговоры по данной статье превышают восемь-десять лет лишения свободы.

— Если речь идет о соучастии, допустим, человек вольно или невольно оказался посредником при передаче каких-то документов, это каким-то образом меняет наказание, статью?

— В данном случае форма вины может быть только с прямым умыслом, то есть человек точно должен понимать, что он делает, и отдавать отчет в своих действиях.

— Говорит ли задержание в данной ситуации о том, что уже есть какая-то доказательная база?

— Уголовно-процессуальный кодекс допускает такую меру, как задержание на двое суток, когда в отношении человека есть определенные доказательства предполагать, что он может каким-то образом быть причастным к преступлению. В эти двое суток, как правило, проходит ряд следственных, оперативных мероприятий, в результате которых данная информация либо подтверждается, и тогда следователь принимает решение, либо не подтверждается, и тогда человека могут отпустить.

В Кремле заявили, что задержание Сафронова не связано с его журналистской деятельностью. Вот что сказал журналистам Дмитрий Песков.

— Насколько мы осведомлены, это задержание никоим образом не связано с журналистской деятельностью, которой прежде занимался Иван Сафронов.

— Означает ли это, что это связано с его нынешней работой в «Роскосмосе»? Сам «Роскосмос» говорит, что с ним это не связано.

— «Роскосмос» действительно также сделал заявление. И поскольку мы не осведомлены о деталях произошедшего, какой-то большей информации я вам предоставить не могу.

— Вы в том году говорили, что Иван является одним из самых профессиональных и талантливых журналистов.

— Да, я могу это повторить. Это действительно так. Он освещал работу правительства, работу в президентском пуле, действительно, мы все знаем его материалы, они отличались глубокой экспертизой и так далее. Мы знаем, что в последние месяцы Иван прекратил заниматься журналистской деятельностью и перешел на другую работу. Но, к сожалению, такие обвинения озвучены. Мы знаем, что у наших контрразведчиков работы много, забот много, и они свою работу выполняют очень качественно.

Издательский дом «Коммерсантъ» выпустил заявление в связи с задержанием Сафронова:

«Иван проработал в «Ъ» около десяти лет; он фактически пришел в издательский дом на место своего отца, военного обозревателя, погибшего в марте 2007 года. В этом случае репутация семьи стала частью репутации «Ъ», а сам Иван — частью его души. Вместе с коллегами по отделу политики он покинул редакцию в мае 2019 года в результате известного конфликта. Но мы, его бывшие коллеги по издательскому дому, продолжаем относиться к нему с безусловным уважением. Ивана не зря называют одним из лучших журналистов страны. Мы знаем не только о его высочайшем профессионализме, но и о его характере. Иван — настоящий патриот России, который писал про армию и космос, потому что искренне переживал за них. Обвинение в измене Родине в его случае выглядит абсурдным.

Практика последних лет показывает, что с тяжелым обвинением в любой момент может столкнуться любой гражданин России, чья работа связана с публичной деятельностью,— будь то правозащитник, ученый, журналист или сотрудник государственной корпорации. Людям, обвиненным в государственной измене, особенно сложно добиться справедливого следствия и гласного суда: следствие неохотно допускает адвокатов, судебные заседания чаще всего полностью засекречены. В результате общественность вынуждена полагаться только на слова спецслужб, к работе которых с каждым годом возникает все больше вопросов. Журналисты, которые задают эти вопросы, сами оказываются под ударом.

К делу Ивана Голунова и делу Светланы Прокопьевой теперь добавилось и дело Ивана Сафронова. Мы настаиваем на максимальной публичности и гласности производства по этому делу, а также немедленного допуска адвокатов. «Ъ» будет следить за каждым действием следствия и каждым заседанием суда. «Ъ» заранее благодарит коллег из других изданий, которые своей работой поддерживают Ивана Сафронова, и всех, кто понимает, как в таких ситуациях важно общественное внимание».

Свидетелем по делу Ивана Сафронова проходит главный редактор журнала «Холод» и бывший журналист Таисия Бекбулатова, сообщил глава правозащитной организации «Агора» Павел Чиков, адвокаты которой оказывают правовую помощь Бекбулатовой. «Таисию Бекбулатову в статусе свидетеля везут на допрос», — сказал он. Позже ее отпустили.

Расследованием уголовного дела занимается следователь Следственного управления ФСБ Андрей Креков, передает «Интерфакс» со ссылкой на осведомленный источник. Креков известен по участию в расследовании уголовного дела в отношении бывшего члена правления «Интер РАО» Карины Цуркан, обвиняемой ФСБ в шпионаже.

Мог ли Сафронов обладать сведениями, которые теоретически интересны иностранной разведке? Комментирует военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке Виктор Литовкин.

Виктор ЛитовкинВиктор Литовкин военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке «То, что журналисты владеют кое-какой деликатной информацией, не секрет. Многие чиновники высокого ранга, разговаривая с талантливыми журналистами, иногда допускают разглашение каких-то государственных тайн. Не всегда понятно журналисту, что это разглашение государственной тайны, просто делится какой-то информацией. Для журналиста информация — это хлеб, и понятно, что журналист эту информацию использует потом в своих публикациях. Если предупрежден, что это тайна, что это секрет, пожалуйста, не публикуй это, тогда журналист это не делает, потому что иначе, если он один раз нарушит такое соглашение, то с ним больше никто никогда не будет разговаривать и не будет делиться никакой информацией. В Москве много иностранцев, и понять, кто разведчик, кто не разведчик, кто может поделиться с иностранной разведкой своей информацией, тоже сложно. Журналисты общаются с разными людьми, в том числе с коллегами из иностранных изданий, в том числе и с военными дипломатами, вообще дипломатами, журналистов приглашают на разные приемы и так далее. И, конечно, кто-то что-то мог услышать. Если секретоноситель разглашает журналисту какую-то чувствительную, секретную информацию, то, конечно, надо бороться с секретоносителями, которые разглашают эту информацию, а не с журналистами, потому что работа журналиста — разглашать информацию, доводить информацию до людей, это его профессия».

У здания ФСБ на Лубянке проходят одиночные пикеты в поддержку Ивана Сафронова.

Позднее Черненко задержали. Она сообщила РИА Новости, что ее обвиняют в нарушении правил поведения при ЧС. Кроме того, задержаны журналисты «Коммерсанта» Кристина Дюрягина, Александр Черных и Марианна Беленькая, бывший журналист газеты Анна Зиброва, сотрудница «Проекта» Ольга Чуракова, бывший журналист «Новой газеты» и однокурсник Ивана Сафронова Никита Гирин, корреспондент самиздата «Батенька, да вы трансформер» Галина Сахаревич, журналист Reuters Полина Никольская, журналист Алина Дидковская, которая работала с Иваном Сафроновым в «Ведомостях», военный аналитик Майя Седова, Дарья Бурлакова из Transparency International. Полицейские объясняют задержания тем, что, согласно указу властей Москвы, в городе временно запрещены публичные мероприятия.

Иван Сафронов — сын известного журналиста Ивана Ивановича Сафронова, который тоже писал в «Коммерсанте» на тему оборонки. В 2007 году он погиб, следствие сочло его смерть самоубийством.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию