16+
Понедельник, 27 сентября 2021
  • BRENT $ 79.23 / ₽ 5762
  • RTS1747.56
30 июля 2021, 03:24 Компании

«Норникель» вызвали в суд то ли на рыбную ловлю, то ли на «большую дойку». Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Стоит ли за новым иском Росрыболовства к «Норникелю» желание нивелировать ущерб живой природе или это предлог для требований от крупных компаний все новых отчислений в бюджет, задается вопросом политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Енисейское территориальное управление Росрыболовства подало в Арбитражный суд Красноярского края иск к АО «Норильско-Таймырская энергетическая компания» (НТЭК, входит в структуру «Норильского никеля») о взыскании вреда, причиненного водным биоресурсам в результате утечки нефтепродуктов из-за аварии на Норильской ТЭЦ-3, на сумму 58,65 млрд рублей.

«Размер нанесенного вреда включает прямой ущерб из-за гибели рыбы на сумму 3,6 млрд рублей и затраты на восстановление нарушенного состояния водных биоресурсов на сумму более 55 млрд рублей», — уточняется в сообщении. Ранее то же Енисейское управление Росрыболовства отозвало претензию к НТЭК, в ней была указана как раз значительно меньшая сумма — 3,615 млрд рублей. В марте текущего года НТЭК уже выплатила 146,2 млрд рублей в счет возмещения ущерба по иску Росприроднадзора.

В конце мая 2020 года на территории ТЭЦ-3 АО «Норильско-Таймырская энергетическая компания» в результате просадки бетонной площадки и разрушения резервуара разлилось 21 163 тонны нефтепродуктов, попавших на почву и в реку Амбарную и ее приток Далдыкан, которые впадают в крупное озеро Пясино. Как это все понимать?

Первоначальный иск Росрыболовства, поступивший осенью прошлого года, содержал предложение «Норникелю» компенсировать 3,615 млрд рублей ущерба. Такая цифра возникла в результате оценки Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО). То есть организации, надо полагать, не совсем чужой и сторонней для Росрыболовства. В свою очередь специалисты Сибирского отделения РАН, организации более чужой и сторонней, пришли к выводу, что фактический размер ущерба для рек, куда произошла утечка солярки, составил около 1,94 млн рублей, а размер вреда, рассчитанный исходя из потенциальной полной гибели живых организмов в этих реках и озере Пясино, ученые РАН оценили в 52,1 млн рублей.

Тут уже сразу бросается в глаза многократная разница в оценках. Теперь, обосновывая рост «таксы» более чем в 15 раз, чиновники из Росрыболовства указывают надобность восстанавливать нарушенное состояние водных биоресурсов. И тут становится еще менее понятно, как новый иск соотносится с уже выплаченными «Норникелем» 146 млрд рублей по иску Росприроднадзора, которые учитывали ущерб природе и надобность ее, природы, восстановления. Получается, что водные биоресурсы — это не природа. Также любопытно, что объем прямых потерь биоресурсов в почти 9 млн тонн, высчитанный Всероссийским научно-исследовательским институтом рыбного хозяйства и океанографии, более чем в 2,5 раза превышает весь объем добычи биоресурсов в России в прошлом году по трем основным водным бассейнам, включая Дальневосточный.

Что вдруг изменилось в плане мотивации действий Росрыболовства? Может быть, методика подсчета ущерба изменилась? Она действительно изменилась. Но еще в 2018 году, а до тех пор не менялась 18 лет. А в марте прошлого года Минсельхозом была разработана новая методика подсчета вреда, причиненного водным биоресурсам. То есть до злополучной аварии близ Норильска. Там действительно указано, что следует учитывать «необходимые затраты на восстановление» нарушенного состояния биоресурсов, в том числе упущенную выгоду. Однако есть нюанс: соответствующий приказ Росрыболовства о применении новой методики подсчета и соответствующих такс, то есть расценок, вступил в силу лишь 16 марта 2021 года. То есть почти через год после аварии. Получается как минимум, что закон применяется задним числом.

Также не очень понятно, как подсчитаны расходы на восстановление биоресурсов. Отдельной методики по этому вопросу в упомянутом документе Минсельхоза с его сложнейшими формулами по всем видам рыб, икринок, биопланктону и так далее нет. Неужели у Росрыболовства уже есть готовый бизнес-план с обоснованием цен? Вряд ли.

Зато за его иском просматривается все более отчетливое желание чиновников устроить «большую дойку» крупнейших российских частных компаний. Потому что, как было сказано в одном бородатом анекдоте на тему «откуда, мол, такая несусветная цена», — очень деньги нужны. За иском Росрыболовства стоит, в общем, ровно та же логика, которой руководствовался недавно первый вице-премьер Андрей Белоусов, придумавший взимать с металлургов некие «сверхдоходы», образовавшиеся от благоприятной рыночной конъюнктуры. Ну а поскольку «Норникель» сравнительно легко в марте выложил 146 млрд рублей по иску Росприроднадзора, то в чиновничьих кругах, видимо, решили, что выложить еще какие-то «жалкие» 58 млрд рублей — вообще не вопрос.

Ну а раз принято стратегическое решение проводить «большую дойку» под любым благовидным предлогом — что непонятно как высчитанных «сверхдоходов», что выявленного неожиданно ущерба матери-природе, — то почему бы и не начать. Мало сомнений в том, что суд легко проштампует соответствующее решение. А потом будут новые аналогичные иски и инициативы под общим лозунгом «Делиться надо!». Раньше это называлось «экспроприацией экспроприаторов», а сейчас — более изящно. Например, «выравниванием диспропорций». И в поиске нужного баланса биоресурсов будут все более настойчиво стремиться к формуле насчет того, чтобы и рыбку съесть, и денег заработать.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию