16+
Среда, 26 января 2022
  • BRENT $ 87.96 / ₽ 6915
  • RTS1296.80
14 января 2022, 12:52 Политика

«Запад зарвался»: Лавров рассказал о результатах переговоров с НАТО

Лента новостей

На брифинге глава МИД пояснил позицию России по поводу возможного расширения в других странах своего военно-стратегического присутствия и пояснил, почему требование Запада вернуть российские войска в казармы категорически не устраивает Россию

Сергей Лавров.
Сергей Лавров. Фото: Максим Шипенков/ЕРА/ТАСС

Обновлено в 20:38

«Накопилось!» — так Сергей Лавров ответил на вопрос журналистов о том, почему Россия поставила вопрос о расширении НАТО только сейчас. В эту пятницу 14 января глава российского МИД дал ежегодную итоговую пресс-конференцию.

Параллельно глава НАТО Столтенберг давал интервью «Польскому радио», и получился заочный диалог. Столтенберг напомнил, что НАТО приняло заявку о вступлении от Украины и Грузии в 2008 году, но сроков альянс не устанавливал.

Лавров заявил, что альянс искусственно заманивает в свои ряды Украину и скандинавские страны. И что даже если Украина не вступит в НАТО, появление там ударных вооружений и военных баз США на Азовском море — вторая красная линия.

На брифинге Лавров пояснил позицию России по поводу возможного расширения в других странах своего военно-стратегического присутствия и пояснил, почему требование Запада вернуть российские войска в казармы категорически не устраивает Россию.

«Знаете, у нас разветвленные военные и военно-технические связи с нашими партнерами, союзниками, есть наше присутствие в разных регионах мира. Это вопрос, который касается двусторонних отношений. Ну и конечно мы будем исходить из интересов глобальной стабильности, когда дальнейшие шаги будут обсуждаться с нашими союзниками на двухсторонней основе в этом направлении. Если наши предложения нацелены на то, чтобы сокращать военное противостояние, деэскалировать общую ситуацию в Европе, то на Западе происходит ровно обратное. Натовцы наращивают свои сухопутные силы, авиацию на территориях, которые прямо прилегают к Украине. На Черном море учения, их масштаб, количество возросло многократно за последнее время, ну и многое другое. И есть громогласные заявления, которые сейчас звучат с Запада, что если Россия не подчинится требованиям Запада о том, как поступать со своими войсками на своей территории, что само по себе абсурдно, тогда в ближайшие два-три месяца Запад будет наращивать активность сил быстрого реагирования, сил специальных операций НАТО вокруг наших границ. Так что Запад зарвался, давайте прямо говорить, и в нарушение всех обязательств, в нарушение здравого смысла пошел на обострение».

Во время брифинга все обратили внимание на вопрос-анекдот от «Коммерсанта». Вот как он звучал:

— В конце прошлого года вы, говоря о западных партнерах, вспоминали «Камасутру», в начале этого года вы вдруг заговорили об их импотенции. Что произошло за праздники?

— По-моему, ничего не изменилось. Понимаете, насчет импотенции, это я говорил о Европейском союзе, я говорил о том, насколько Евросоюз способен выполнять то, о чем с ним договариваются. Мы очень хотим с Евросоюзом иметь нормальные отношения, мы их не разрушали, пусть Евросоюз самоопределится, насколько он готов к их воссозданию, за нами дело не станет, если все это будет делаться на взаимоуважительной основе, на основе поиска баланса интересов, как мы всегда и говорим.

В США заявили, что по-прежнему считают высокой угрозу военного вторжения России на Украину. Ранее в Минобороны России сообщали о военных учениях в граничащих с Украиной областях. А сегодня в ведомстве заявили, что в войсках Восточного военного округа проводится внезапная проверка боевой готовности. И особое внимание будет уделено оценке возможностей транспортной инфраструктуры по перевозке войск.

Все это происходит после итогов переговоров России с США и НАТО по гарантиям безопасности, которые Кремль назвал провалом.

Сейчас сенат рассматривает новый санкционный пакет против России.
Его лоббирует Белый дом, и речь о санкциях против ведущих российских банков, сырьевых компаний и лично Владимира Путина. И поводом может стать всего лишь ухудшение положения на Украине с точки зрения ее безопасности по сравнению декабрем 2021 года. Сам документ состоит из 50 страниц. По нашей просьбе их внимательно изучил политолог Георгий Бовт:

Георгий БовтГеоргий Бовт политолог, журналист «Первое, он расширяет довольно сильно поводы, по которым могут вводиться санкции против России. Если раньше говорилось об агрессии против Украины, так это формулировалось, то сейчас в качестве повода может выступить существенное ухудшение, если перевести на русский так, с точки зрения безопасности Украины, которая происходит либо от России, либо, что добавляется еще тоже, от российских союзников, имеется в виду ЛНР и ДНР. Они названы там russian proxy, марионетки России, если так грубо перевести. Вот любое действие враждебное по отношению к Украине, которое может быть расценено как ухудшение безопасности Украины, может стать поводом для санкций, о чем президент должен докладывать каждые 90 дней и сравнивать это положение с декабрем 2021 года, хуже стало или лучше. Если хуже, то тогда, собственно говоря, это является поводом для введения санкций. Другим поводом является кибератака, которая может происходить от тех же источников, России или ее союзников на юго-востоке. Теперь, кто может стать объектом санкций. Перечислены 12 банков, как государственных, так и частных во главе со Сбербанком, ВТБ, ВЭБ и так далее, которые могут стать объектом санкций. Сказано, что не меньше трех из них, но могут и больше стать, то есть все двенадцать, о чем тот же президент должен докладывать. Помимо этого, объектом санкций могут стать компании, добывающие природные ресурсы, как нефтегазодобычи, так угледобычи, так и, сказано, добычи минералов, то есть практически любые. Повод тоже все тот же. Большой раздел (документа. — BFM) о военной помощи Украине, которая начинается с 500 млн долларов в год. И отдельно оговорено информационное противодействие, кампания дезинформации, как там сказано, со стороны России, на что тоже ассигновано еще 3 млн, это на поддержку всяких украинских СМИ. Отдельный бюджет на увеличение вещания радио «Свобода» и «Свободная Европа». В этом законопроекте нет подробно пунктов, которые касались бы ограничения экспорта в Россию потребительских товаров, о чем были утечки в прессу, пока там этого нет, ни о чипах, ни о чем другом не говорится, подробно во всяком случае. Но, законопроект еще отличается тем, что он вручает решающие полномочия и, собственно говоря, приведение всех механизмов действия в руки исполнительной власти. Там по каждому пункту написано, что она должна делать, какие доклады, от 30 до 90 дней и так далее и тому подобное, и принимать соответствующие решения. Еще, конечно, самый оскорбительный раздел для России — это санкции против президента Путина и его, как сказано, окружения. То, что этот законопроект вручает все решающие и конкретные полномочия и регламенты в руки администрации, это отличает его от законопроекта, который вносил республиканец Круз, и это повышает шансы на принятие подобного законопроекта, хотя они, конечно, не стопроцентные, и пока идут хоть какие-то переговоры с Москвой, я думаю, что он принят не будет, а вот если переговоры будут разорваны и, тем более, если последуют какие-то конкретные действия по дальнейшей деградации и эскалации ситуации, как то представление каких-то военных или военно-технических мер, то повод насчет ухудшения безопасности Украины может быть найден буквально сразу».

Накануне заместитель Лаврова Сергей Рябков не исключил, но и не подтвердил размещения военной инфраструктуры на Кубе и в Венесуэле, если переговоры с США и НАТО по гарантиям безопасности не принесут результата. США ответили, что готовы «решительно отреагировать». В посольстве Кубы в России заявили, что информации о том, обсуждается ли российское военное присутствие на острове, нет.

Сегодня генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что альянс готов на взаимный с Россией контроль над вооружениями, в том числе ядерными.

Комментирует профессор политологии и международных отношений Университета штата Теннесси Андрей Коробков:

Андрей КоробковАндрей Коробков профессор политологии и международных отношений Университета штата Теннесси, доктор экономических наук «Это весьма неожиданно, американцы уже давно и очень болезненно реагируют на активность Китая в Латинской Америке, но вот возвращение России — это нечто новое. Помимо Кубы и Венесуэлы не рассматривались другие варианты серьезно какого-то активизма и большой роли в военной сфере со стороны России, но учитывая, что мы наблюдаем появление целого ряда правительств латиноамериканских стран, которые весьма негативно относятся к США, в общем-то, тут определенные возможности для маневра открываются. Это новые аргументы, это то, что Путин обещал неоднократно ответные меры, жесткие, асимметричные меры. И вот я думаю, что это только первый козырь, который показан в этой игре, главным козырем является конечно вопрос Китая. И я думаю, что во время последнего разговора между Путиным и Байденом, когда Байден заявил практически о неизбежности жестких мер со стороны США и Запада в ответ на российские действия, скажем в отношении Украины, Путин также жестко ему ответил, что будут приняты меры, причем совсем не те, которые США обычно ожидали. И ясно, что речь шла именно о внешнеполитических мерах, как в отношении, вот теперь мы видим, Латинской Америки, так и повторю, прежде всего, в отношении российско-китайского сотрудничества. Но думаю, что заявления представителей администрации, они обращены даже не столько к России, сколько к правительствам латиноамериканских, да и других стран, которые могут стать принимающей стороной в подобных случаях».

Россия провела три раунда консультаций по гарантиям безопасности: с США, НАТО и Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), но договориться пока не удалось. А из Москвы, Вашингтона и европейских столиц звучат все более жесткие и тревожные заявления, и при этом поступают противоречивые сигналы о возможности продолжения переговоров в будущем.

Комментирует председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов:

Федор ЛукьяновФедор Лукьянов председатель Президиума СВОП, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» «Есть ощущение, во-первых, что это процесс, он не обязательно будет длительным и затяжным, но он точно состоит не из единственного раунда. И раунды, которые последуют, не обязательно будут только дипломатическими. То есть мы, как кажется, оказались в ситуации классической политико-дипломатической борьбы, какой она бывала в классические времена, в XIX веке, когда стороны отстаивают определенные позиции и для того, чтобы изменить настрой визави, используют некие силовые демонстрации. Я не думаю, что в нашем случае может дойти до реальных военных действий, сомнительно очень, но силовые демонстрации, которые будут повышать градус и будут признаны доказать решительность намерений, скорее всего, неизбежны. Собственно говоря, тот результат, который мы видим, с одной стороны, диаметральное несовпадение пожеланий, с другой стороны, отсутствие отказа продолжать процесс, потому что несмотря на очень жесткие заявления, ни та, ни другая сторона пока что дверью не хлопает, не говорит, что все».

Сергей Рябков второй день подряд взрывает информационное поле. Накануне российский рынок отреагировал падением на его слова о том, что США и их союзники ни под каким видом не готовы идти навстречу ключевым требованиям России по гарантиям безопасности, а значит больше переговоров не будет.

На новые заявления сторон российский рынок акций снова отреагировал падением. Индекс Московской биржи упал еще на 2% ниже 3600 пунктов впервые с 14 декабря, а долларовый индекс РТС впервые с мая ушел ниже 1500 пунктов.

По словам экспертов, больше всего рынок пугают новые американские санкции. Какими могут быть последствия, если их примут? Отвечает старший директор аналитической группы по финансовым организациям Fitch Ratings Антон Лопатин:

Антон Лопатин старший директор аналитической группы по финансовым организациям Fitch Ratings «Если со стороны банков на это смотреть, во-первых, наверное, стоит сказать, что практически все госбанки сейчас включены в секторальные санкции, в том числе Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, ВЭБ, Россельхозбанк. Но что означают текущие наложенные ограничения? Они не позволяют банкам привлекать долгосрочное фондирование за рубежом, и это все привело к тому, что постепенно банки снизили свои заимствования на западных рынках. Но в целом на ликвидность это не сильно повлияло. То есть те санкции, которые сейчас действуют, оказались для банков достаточно управляемыми. Сейчас, как я понимаю, речь идет про потенциальное включение крупных госбанков в лист SDN (Specially Designated Nationals List — список граждан особых категорий и запрещенных лиц), а это выглядит достаточно агрессивным сценарием, так же как и отключение от SWIFT или запрет на конвертацию валюты, о чем говорилось еще в декабре. Так, включение в SDN подразумевает запрет на ведение бизнеса с юридическими и физическими лицами банками в США, и также потенциально может произойти блокировка активов. Такие меры, безусловно, усложнят работу финансового сектора в России, а также могут повлиять на расчеты банков с иностранными контрагентами и населением. Однако тут надо будет смотреть подробности, возможно, у банков останется возможность организации расчетов и конвертации валюты через азиатские страны, которые будут дороже. В целом эти меры достаточно жесткие, насколько они будут реализуемы и насколько этот сценарий реален, это надо будет уже смотреть».

Глава МИД на той же пресс-конференции заявил, что от США можно ждать чего угодно в вопросе санкций, но Россия готова к любому развитию событий.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию