16+
Пятница, 21 июля 2017
  • BRENT $ 49.50 / ₽ 2917
  • RTS1031.15

Каталог персон

Все персоны
Надоршин Евгений Равхатович

Надоршин Евгений Равхатович

Главный экономист ПФ «Капитал»

22 августа 1978 г. р.

Родился в г. Химки Московской обл.

В 1999 гг. –  окончил с отличием бакалавриат Высшей школы экономики (НИУ-ВШЭ).

В 1997–1998 гг. –  стажировка на факультете макроэкономики в Университете Париж-I (Сорбонна).

В 1999–2001 гг. –  магистратура НИУ-ВШЭ (с отличием).

В 2001–2003 гг.  – аспирантура НИУ-ВШЭ.

В 2002 г.  – Диплом Магистра экономики университета Эразмус (Роттердам, Нидерланды).

В 2002–2003 гг. – консультант Экономической экспертной группы (ЭЭГ) при Правительстве РФ.

В 2003–2004 гг. – эксперт отдела денежно-кредитного и банковского сектора в Институте Открытой Экономики.

С 2003 г.  – НИУ-ВШЭ, старший преподаватель (Макроэкономика, Статистика, Анализ Временных Рядов, Количественные методы в финансах, Российская экономика и финансовые рынки).

В 2004–2010 гг. –  главный экономист Национального банка «Траст».

В 2009 г. –  ведущий ежедневного экономического обозрения на телеканале НТВ «Средний класс».

С 2009 г. – советник министра экономического развития Российской Федерации.

В 2010–2011 гг. – глава аналитического подразделения Jones Lang LaSalle (Russia).

В 2011 г. –  управляющий директор по макроанализу, главный экономист АФК «Система».

Мнение к материалу от 18 августа 2015 года:
«В Кремле признали, что больше не могут поддерживать рубль»
«Для того чтобы получить темпы роста буквально сейчас, в 2016-2017 годах, велика вероятность, что уже нет таких реформ, которые могли бы позволить нам расти с такой скоростью. Реформы — это инструмент долгосрочный, и если мы хотим расти с высокими темпами, то первое, наверное, что нам нужно сделать, это провести такие реформы, которые бы исправили очень существенный ущерб, который мы нанесли долгосрочным интересам экономических агентов, в первую очередь гражданам через неудачные действия в пенсионной сфере. Понятно, что самый главный их ущерб ─ это долгосрочная демотивация тех, кто сейчас создает основную часть российского ВВП. Второй момент ─ меры для поощрения конкуренции, то есть для того, чтобы малый и крупный бизнес почти одинаково подчинялись одним и тем же законам. Есть еще много других вещей, которые важно и нужно поменять и которые не всегда зовутся реформами. Это могло бы позволить не слишком сильно провалиться. Сейчас нет таких реформ, которые могли бы остановить текущий спад и быстро вернуть Россию на траекторию динамичного роста. Одна из причин ─ наше внутреннее потребление, конечное потребление домохозяйств было единственное, что толкало российскую экономику вверх. После обесценения рубля благосостояние домохозяйств существенно снизилось и продолжает снижаться. Это диктует сокращение российского ВВП и, естественно, существенное сокращение в тех секторах, которые, собственно, и росли за счет спроса домохозяйств последние годы».
Мнение к материалу от 27 августа 2015 года:
««Наш прогноз на конец года ─ 60 рублей за доллар »»
«Мне кажется, эти постоянные заявления, которые в последние месяцы стали чуть менее интенсивными, про близкое дно кризиса, которое то в феврале, то в апреле, то в мае, то третий квартала. Это последняя версия, повторенная министром экономического развития. Эти заявления, скорее, готовили бизнес к быстрому выходу из кризиса, который должен случиться. Бог его знает, в силу каких обстоятельств. Видимо надеялись на начавшийся было в первой половине этого года рост цен на нефть. Который шел близко к темпам 2009 года. И думали: ну, значит так и пойдет. Ну, видите, история часто не повторяется. Третий квартал у нас — это скорее рост неопределенности. Ухудшение ситуации и снижение цен на нефть. И понятно, что мы в этом кризисе остаемся. И видимо, несмотря на обновленный прогноз Минэкономразвития, оставшийся слишком оптимистичным, даже при 50 долларах за баррель, никакого роста в 2016 году не будет. Поэтому, да, видимо, начинают аккуратно готовить к худшему развитию событий. Слава богу, и сами начинают осознавать, что худшее развитие событий — это и есть базовый вариант, с которым работать необходимо».
Мнение к материалу от 13 ноября 2015 года:
««Никаких идей в бюджете нет», или чего боится ведомство Силуанова»
«Тут даже не только и не столько нефть может играть роль основной проблемы, потому что падение цен на нефть в существенной степени компенсируется обесценением рубля. Скорее я бы сюрпризов, может быть, ждал от того, что в прогнозе, на базе которого построен бюджет, предполагается, что в 2016 году в российской экономике будет рост. Вот это мне кажется событием крайне маловероятным. Рубль опять начал дешеветь вместе с ценой на нефть, которая снижается. Не исключено, что до первого квартала 2016 мы собственно, и увидим основное движение рубля вниз. Я не исключаю нефть в районе 40, а рубль в районе 80 за доллар до конца первого квартала 2016 года».

Фотоистории