16+
Вторник, 23 октября 2018
  • BRENT $ 79.27 / ₽ 5180
  • RTS1110.38
20 апреля 2015, 15:25 Право

В убийстве Бориса Немцова признавался не только Заур Дадаев

Лента новостей

Об этом BFM.ru сообщил адвокат Вадим Прохоров, представляющий интересы потерпевших. Он не удивлен тем, что предполагаемый киллер Заур Дадаев отказался от признательных показаний и просит провести дополнительный допрос

Обвиняемый в убийстве Бориса Немцова Заур Дадаев.
Обвиняемый в убийстве Бориса Немцова Заур Дадаев. Фото: Михаил Почуев/ТАСС

Обвиняемый в убийстве Бориса Немцова — бывший сотрудник МВД Заур Дадаев подал ходатайство о проведении его дополнительного допроса по уголовному делу. Об этом BFM.ru сообщил его адвокат Шамсудин Цакаев. Представитель потерпевших Вадим Прохоров не удивлен тем, что предполагаемый киллер теперь отказывается от признательных показаний. По его сведениям, Дадаев был не единственным фигурантом, кто после задержания сознался в преступлении, а потом поменял тактику.

Как рассказал BFM.ru Шамсудин Цакаев, ходатайство о проведении дополнительного допроса его подзащитный подал еще на прошлой неделе. «Это было во вторник, 14 апреля, — сказал защитник. — Дадаев просит повторно допросить его по обстоятельствам дела».

Ответа защита пока не получила. Также Дадаев написал заявление на имя руководителя следственной бригады СКР Игоря Краснова с просьбой допустить к нему адвоката Евгения Губина, нанятого Комитетом против пыток. Адвокат добавил, что Дадаев написал заявление о допуске к нему Губина и на имя судьи Басманного суда. 22 апреля она рассмотрит жалобу юриста на отказ следствия дать ему разрешение на встречу с обвиняемым в СИЗО.

Пятеро под стражей

Бывший заместитель командира батальона «Север» ВВ МВД Чечни Заур Дадаев был задержан в начале апреля в городе Магас республики Ингушетия и доставлен в Москву, где 8 марта был заключен под стражу до 28 апреля. Вместе с ним суд поместил в СИЗО его четверых предполагаемых пособников убийства Бориса Немцова: братьев Анзора и Шадида Губашевых, а также Хамзата Бахаева и Темирлана Эскерханова.

Еще одного предполагаемого соучастника убийства — экс-сослуживца Заура Дадаева по батальону «Север» Бислана Шаванова (он следил за жертвой в вечер покушения и сообщил информацию о ее передвижении киллеру) не удалось взять живым. Он во время задержания в Чечне 7 марта подорвал себя гранатой.

Первоначально, сразу же после задержания Заур Дадаев сознался в преступлении, заявив, что именно он расстрелял оппозиционера из пистолета на Большом Москворецком мосту в Москве поздно вечером 27 февраля. Подробные показания Дадаев дал в ходе трех допросов в присутствии защитника по назначению Ивана Герасимова. По данным различных СМИ, Дадаев сообщил, что убийство было заказным: за него фигурантам пообещали по 5 млн рублей. Однако полное имя заказчика он, якобы, назвать не смог: это был некий Русик или Руслик. При этом исполнитель признался, что пошел на преступление не ради денег, а из-за того, что Немцов резко высказывался об исламе.

Отказ от показаний

Вскоре после ареста Дадаев фактически отказался от своих показаний, заявив правозащитникам, что дал их под пытками. Он, якобы, боялся, что его устранят, как Шаванова. 1 апреля при рассмотрении Мосгорсудом жалобы на его арест Дадаев заявил, что дал нужные следствию показания, так как ему пообещали освободить задержанного вместе с ним сослуживца Рустама Юсупова.

По словам Шамсудина Цакаева, его клиент во время встречи с ним в СИЗО рассказывал о применении к нему электротока, говорил, что его били пластиковой бутылкой с водой, надевали на голову пакет и душили. В конце марта Дадаев через администрацию СИЗО «Лефортово» собственноручно написал и направил жалобы в адрес генерального прокурора России Юрия Чайки и председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина. Теперь Дадаев утверждает, что у него есть алиби на ночь убийства политика. По словам подследственного, в момент, когда Немцова убивали, он находился в ресторане на Нежинской улице в Москве, а затем отправился в квартиру на Веерной улице.

Впрочем, официального допроса, в котором бы Дадаев опровергал свои первоначальные признания, пока не было. На минувшей неделе Шамсудин Цакаев сообщил, что его подзащитный готов пройти детектор лжи. Ходатайства на этот счет защитник пока не подавал. «Мы пока подыскиваем учреждение, которое могло бы провести исследование независимо», — сообщил BFM.ru адвокат.

Стоит отметить, что проверка показаний на полиграфе является необязательной процедурой, однако она может быть назначена при согласии подследственного.

«Стандартная ситуация»

Представляющий интересы потерпевших (ими признаны четверо детей Бориса Немцова: совершеннолетние Жанна и Антон и несовершеннолетние Дина и Соня) адвокат Вадим Прохоров не удивлен тем, что Дадаев отказался от своих признаний.

«Мне неизвестен почти ни один случай раскрытия заказного убийства, чтобы подозреваемый в нем до конца признавался. Это абсолютно стандартная ситуация, когда поначалу человек признается, а потом отказывается. Это обыденная практика, не являющаяся чем-то выдающимся. — сказал он. — Я думаю, что господа, которых задержали, поначалу были несколько удивлены. Я подозреваю, что, пользуясь высокими покровительственными связями, они, очевидно, были уверены в своей безнаказанности. И, я вполне понимаю, что поначалу кто-то из них (а там был, кстати, не один, кто давал признательные показания) потом отказались от них».

Прохоров заявил, что по его сведениям признательные показания после задержания дал не только Заур Дадаев. Однако юрист отказался назвать конкретные имена. Стоит отметить, что ранее было известно лишь о признании Заура Дадаева. Во время ареста и при рассмотрении судами жалоб фигурантов, все они твердили о непричастности к убийству.

О наличии алиби на следствии помимо Дадаева заявили еще двое: Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. Адвокат последнего Заурбек Садаханов сообщил BFM.ru, что Следственный комитет России по ходатайству защиты допросил подругу Бахаева, с которой тот встретился в вечер убийства и пробыл до середины дня 1 марта. «Таким образом она подтвердила его алиби», сказал адвокат. По его словам, СК решил затребовать данные о телефонных соединениях фигуранта.

Вадим Прохоров считает «логичным», что после «подключения к делу грамотных адвокатов» фигуранты изменили свою позицию. Представитель потерпевших уверен: те, кто стоит за убийством Бориса Немцова, неограничены в средствах и располагают огромным административным ресурсом, в том числе, «частично и на федеральном уровне». «Поэтому вполне очевидно, что обвиняемым подсказали нормальные тактические ходы — как надо себя вести», — заметил Прохоров.

Он выразил сожаление по поводу того, что среди задержанных нет ни заказчиков, ни организаторов. «Самое главное, чтобы вышли на них», — сказал юрист, добавив, что потерпевшие намерены этого требовать от следствия. «Тем более, что, как я понимаю, определенные соображения в отношении них имеются. Но, к сожалению, у следствия крайне затруднена работа в Чечне. Получается, что Крым мы как бы присоединили, а Чечню как бы отделили», — посетовал он.

Ключевым свидетелем в деле об убийстве Бориса Немцова называют командира роты батальона «Север» Руслана Геремеева — родственника начальника РОВД Шелковского района Чечни Вахи Геремеева и сенатора Сулеймана Геремеева. Именно у него на квартире в Москве останавливался Заур Дадаев. Там также жил Темирлан Эскерханов. Первоначально, по сведениям «Росбалта», свидетель находился в чеченском селе Джалка — родовом селе депутата Госдумы России Адама Делимханова и его брата — командира батальона «Север» Алимбека Делимханова. Вокруг него была выставлена охрана, и туда было невозможно попасть. В середине апреля соратник Бориса Немцова, член движения «Солидарность» Илья Яшин сообщил, что Геремеев покинул Россию и, возможно, находится в Дубае.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию