16+
Четверг, 26 апреля 2018
  • BRENT $ 74.44 / ₽ 4643
  • RTS1137.62
12 апреля 2018, 18:46 Право

Улюкаеву оставили восемь лет после допроса Сечина

Лента новостей

Мосгорсуд подверг незначительной корректировке приговор Алексею Улюкаеву. Назначенный ему срок в восемь лет заключения остался без изменения. При этом экс-министру разрешили после отбытия срока занимать руководящие должности, за исключением органов госвласти

Бывший министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев во время рассмотрения апелляционной жалобы защиты на приговор в Мосгорсуде.
Бывший министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев во время рассмотрения апелляционной жалобы защиты на приговор в Мосгорсуде. Фото: Михаил Почуев/ТАСС

Мосгорсуд признал законным приговор экс-главе Минэкономразвития Алексею Улюкаеву, осужденному на восемь лет лишения свободы и штраф в 130,4 млн рублей за получение взятки в 2 млн долларов. Такое решение суд второй инстанции принял по итогам рассмотрения апелляционной жалобы осужденного и его адвокатов. Защитники настаивали на невиновности экс-министра и просили его оправдать.

В то же время прокуратура требовала оставить приговор в силе. Для усиления своей позиции она представила главный козырь, приведя в суд ключевого свидетеля — Игоря Сечина.

В итоге суд второй инстанции в целом счел приговор законным, внеся в него одно незначительное изменение: судьи убрали из него запрет осужденному в течение восьми лет после освобождения занимать руководящие должности в органах местного самоуправления, государственных, муниципальных учреждениях и госкорпорациях. Запрет на работу в органах госвласти остался в силе. Это значит, что после «отсидки» Улюкаев не сможет вновь занять министерский пост или, к примеру, стать депутатом Госдумы. Однако он вправе применить свой опыт в муниципалитете или крупной госкомпании.

Сам Алексей Улюкаев встретил приговор, не демонстрируя эмоций: на его лице не дрогнул ни один мускул. Его защитники не стали комментировать решение апелляции. «Это смешно», — лишь заметила адвокат фигуранта Дареджан Квеидзе. Она заявила, что защита обязательно обжалует решение суда в вышестоящих инстанциях. Трое других адвокатов сообщили, что примут решение об этом после консультации с их подзащитным.

На заседание Мосгорсуда 62-летнего Улюкаева доставили из специзолятора «Матросской Тишины», также известного как «кремлевский централ». Для слушания выделили самый большой зал, рассчитанный на 100 мест. Чтобы попасть внутрь, многие журналисты приехали в суд за час до начала процесса.

Отросшие волосы представшего перед репортерами экс-министра выглядели немного взъерошенными. Его поместили в дальнюю из двух клеток с бронированным стеклом. Он старался сохранять присутствие духа и на вопрос о том, как он себя чувствует, ответил: «У меня все хорошо, все нормально». Защитница Улюкаева Дареджан Квеидзе перед началом процесса успела рассказать, что в СИЗО бывший министр продолжает заниматься творчеством — пишет стихи, а также занимается йогой.

В начале процесса осужденный просил допустить к рассмотрению апелляционной жалобы его жену Юлию Хряпину в качестве общественного защитника. Эта просьба была вызвана тем, что защитники имеют право на неограниченное число свиданий с арестованными, тогда как свидания с родственниками строго лимитированы, и их разрешает следователь. Однако судьи ходатайство отклонили: они сочли, что Улюкаеву достаточно четырех квалифицированных адвокатов. К тому же оказалось, что у жены экс-министра отсутствовало юридическое образование.

В озвученных на заседании апелляционных жалобах адвокаты просили отменить приговор и оправдать их подзащитного за отсутствием в его действиях состава преступления. Они апеллировали к тому, что при рассмотрении дела был «существенно нарушен уголовно-процессуальный закон»: в частности, не допросив главного свидетеля обвинения Игоря Сечина, суд «фактически нарушил право [Улюкаева] на защиту».

Неожиданный приезд Сечина

Впрочем, прокуратура в Мосгорсуде поспешила восполнить этот пробел. Гособвинитель Борис Непорожный неожиданно ходатайствовал о допросе главы «Роснефти». При этом оказалось, что явка свидетеля уже обеспечена. Прокуратура потребовала допросить Игоря Сечина в закрытом режиме, сославшись на то, что в ходе допроса будут исследоваться обстоятельства заключения договора о покупке «Роснефтью» акций «Башнефти», составляющие коммерческую тайну.

«Я возражаю, считаю, что оснований для допроса в закрытом режиме нет», — пытался протестовать Алексей Улюкаев. Его жарко поддержали его защитники. «Это публичный процесс. Об этом заявлял даже президент», — поднялся адвокат Тимофей Гриднев. Он отметил, что документы по сделке находятся в открытом доступе. «Поэтому говорить о том, что данная сделка носит невероятные тайны и невероятные секреты, нельзя!» — горячился защитник. Он напомнил, что в суде были прослушаны разговоры Сечина и Улюкаева, которые стали «достоянием» всей страны. «Кому нанесет вред открытый допрос — государству, компании? Я против, категорически против», — сказал Гриднев. Но суд принял доводы прокуратуры.

В итоге Игоря Сечина журналисты так и не увидели: в зал его провели через отдельный вход для участников процесса, минуя прессу. При этом доставка главы «Роснефти» в суд происходила в условиях настоящей конспирации: у трех разных входов расположились минивэны его охраны и служебный BMW, и репортерам приходилось лишь гадать, через какую дверь он выйдет.

Покинул суд он также незамеченным, минуя корреспондентов. Они отмечали, что выступление Сечина заняло 1 час и 40 минут — на десять минут больше, чем допрос его подчиненного Олега Феоктистова. Генерала ФСБ ранее допрашивали в Замоскворецком суде как свидетеля также при закрытых дверях.

Сам Игорь Сечин в интервью ТАСС позже пояснил, что явка в суд для него стала «делом чести». «Я чувствовал свою ответственность, чтобы борьба с коррупцией в нашей стране получила дополнительный результат, и поэтому пришел в суд, как только у меня эта возможность появилась», — заявил бизнесмен, добавив, что защита уже не задавала ему вопросы про вино и другие «отвлекающие от сути дела моменты».

Впрочем, защитники раскритиковали показания главного свидетеля обвинения. Так, Тимофей Гриднев напомнил, что ранее прокуроры Борис Непорожный и Павел Филипчук сочли недоказанным обвинение Улюкаева в вымогательстве взятки. В итоге суд этот квалифицирующий признак исключил.

Однако в Мосгорсуде, как отметил адвокат, Сечин несколько раз в заявил о том, что министр вымогал у него 2 млн долларов, и рассказал, где и как это произошло. Согласно показаниям свидетеля, это случилось в отеле на саммите БРИКС в Гоа в октябре 2016 года, когда чиновник и бизнесмен «в течение десяти минут» вместе с другими членами делегации поднимались по лестнице. Однако у защитника вызвало большие сомнения то, что глава Минэкономразвития мог потребовать взятку «в толпе людей». Он назвал показания Сечина в этой части «надуманными и искусственными», а приговор — подлежащим отмене.

Свидетель обвинения или защиты?

Впрочем, Гриднев заметил, что частично «свидетель обвинения [Сечин] встал на позицию защиты», признав, что Улюкаев не мог влиять на приватизацию акций «Башнефти» и решение по данному вопросу принимало правительство.

Слова главного исполнительного директора «Роснефти» об обстоятельствах вымогательства денег прокомментировал и сам подсудимый. «Не десять минут, а не более одной минуты я виделся [с Сечиным]», — сказал он. Осужденный отметил, что в такой короткий промежуток у него просто не было времени, чтобы потребовать взятку, да и посторонних было много. «Там было очень тесно — делегации по десять человек идут одним массивом. Я в этот день с президентом «Роснефти» больше не соприкасался», — сказал экс-министр.

Его другие защитники — Лариса Каштанова, Виктория Бурковская и Дареджан Квеидзе — также просили отменить приговор и оправдать своего клиента. В случае же, если судьи не согласятся это сделать, Лариса Каштанова предложила заменить назначенное осужденному наказание на условное, а Дареджан Квеидзе — вернуть дело прокурору для направления на доследование.

Сам Алексей Улюкаев поддержал адвокатов. Он подробно остановился на некоторых страницах приговора, заявив, что он противоречит фактическим обстоятельствам, установленным в процессе. «В нем говорится, что денежные средства не вручались мне скрытно. Как раз наоборот, скрытно, в закрытой сумке», — сказал экс-министр. Как добавил Улюкаев, Сечин признался в суде, что первый позвонил ему 14 ноября 2016 года и заманил в офис, предложив обсудить «неисполненное поручение по Гоа» и не упомянув в разговоре деньги.

В свою очередь, гособвинители Павел Филипчук и Борис Непорожный призвали суд оставить приговор без изменения, а апелляционные жалобы защиты — без удовлетворения. Они настаивали на том, что версия о провокации взятки подтверждения не нашла, так же как и доводы Улюкаева о том, что в полученной им от Сечина сумке было вино.

О мантрах и принципах ОМС

Выступление Бориса Непорожного прошло в свойственной ему ироничной манере, которую его оппоненты сочли оскорбительной. «Если постоянно повторять «мне жарко, мне жарко», то, возможно, через какое-то время станет чуть теплее. Но не по данному уголовному делу», — начал он. Прокурор отметил, что защита «как мантру повторяла» свои доводы, однако «обвинение нашло, что ответить, на каждый из них».

По мнению прокуратуры, показания Игоря Сечина согласовывались с показаниями других свидетелей, а также с другими «объективными доказательствами», несмотря на то, что, согласно первоначальной версии, Улюкаев требовал у него взятку во время игры в бильярд. «Почему нельзя было сказать, что разговор был возле бильярдного стола? Оснований давать неверные показания у свидетеля нет. Он рассказал все как было», — объяснил расхождения прокурор.

Непорожный ехидно заметил, что Алексей Улюкаев не мог отказаться от приглашения главы «Роснефти» Игоря Сечина приехать к нему офис накануне зарубежной командировки в столицу Перу Лиму. Причиной тому была корысть. «Улюкаев поехал за своими денежками, отложил все свои срочные дела, так как корысть взяла свое», — сказал он. На его взгляд, версию о вине Улюкаев «изложил в стрессовой ситуации», а затем возникла необходимость ее объяснять». «Материальных и процессуальных оснований для отмены приговора не имеется», — вторил коллеге Павел Филипчук.

Сам Алексей Улюкаев в последнем слове призвал судей вынести «справедливое решение, основанное на обстоятельствах, которые были действительно установлены». «Я полностью не виновен и не совершал поступления, в котором меня обвиняют», — сказал осужденный. При этом он также не удержался от ироничных выпадов. По мнению экс-министра, обвинительный приговор был вынесен «по принципу ОБС — одна бабка сказала». Он заметил, что в его деле ОБС «трансформировался» в ОМС, что расшифровывается как «один мужик сказал». «Один мужик сказал, как другой мужик сказал, как третий мужик у него требовал деньги», — дал оценку доказательствам Улюкаев.

Дело на $2 млн

Судебный процесс над бывшим федеральным чиновником стал самым громким разбирательством прошлого года. 15 декабря 2017 года Замоскворецкий суд Москвы признал Улюкаева виновным в получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ).

Суд первой инстанции согласился с версией обвинения, согласно которой осенью 2016 года министр потребовал от главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина 2 млн долларов. Тот через своего подчиненного, в то время начальника службы безопасности «Роснефти» генерала ФСБ Олега Феоктистова обратился с заявлением в правоохранительные органы. В нем он сообщил, что Улюкаев на саммите БРИКС в Индии попросил у него взятку «в благодарность» за выдачу положительного заключения, которое позволило «Роснефти» купить 50,08% акций «Башнефти», а также чтобы министр не препятствовал другим сделкам компании.

Улюкаева задержали 14 ноября 2016 года на выходе из офиса «Роснефти» после того, как Сечин принес ему кожаный саквояж с деньгами и вручил корзинку с колбасой и вином. Операция проходила под контролем ФСБ. Арестовывать Улюкаева не стали. Все следствие и судебный процесс, которые длились год и месяц, он провел под домашним арестом в элитном жилом комплексе «Золотые ключи — 2».

В суде экс-министр пытался доказать, что случившееся — провокация, и просил привлечь Сечина к уголовной ответственности за заведомо ложный донос. Он отрицал, что требовал у главы «Роснефти» деньги. По версии Улюкаева, он думал, что в переданной ему сумке было вино, «которое он никогда в жизни не пробовал». Именно элитным алкоголем, по словам подсудимого, его обещал угостить его визави. Последний в суд первой инстанции так и не приехал, хотя его четыре раза вызывали в суд. Сечин сослался на плотный график работы и занятость в командировках.

Наказание рублем

Суд не поверил Улюкаеву и приговорил его к восьми годам лишения свободы и штрафу в 130 млн 433 тысячи рублей — однократному размеру взятки в рублевом эквиваленте. Кроме того, ему запретили в течение восьми лет после освобождения занимать должности в органах государственной власти и госкорпорациях. После оглашения приговора экс-министра взяли под стражу в зале суда.

Выплатить гигантскую сумму штрафа бывшему федеральному чиновнику вполне по силам: еще на следствии у него арестовали имущество на сумму более 560 млн рублей. Под арест попали земельные участки, дома, автомобиль Land Rover, 1,3 млн долларов и более 110 млн рублей, а также коллекция серебряных и золотых монет, некоторые весом по три килограмма.

Решить судьбу вещдока — 2 млн долларов — суд первой инстанции постановил после вступления приговора в законную силу. Ранее выяснилось, что деньги Олегу Феоктистову одолжил некий Валерий Михайлов. Гособвинение просило вернуть средства «по принадлежности». Теперь после решения Мосгорсуда, этот человек может обратиться в Замоскворецкий суд и потребовать отдать ему деньги. Это потребует проведение отдельного заседания.

Что же касается мясных изделий, то были уничтожены еще в ходе следствия. Замоскворецкий суд же постановил ранее уничтожить и алкоголь.

Поскольку приговор вступил в силу, то ближайнее время Улюкаева должны этапировать в колонию, куда именно — пока непонятно. Защита может обжаловать судебный акт в кассационном порядке, подав жалобу в президиум Мосгорсуда, а также в Верховный суд России.

Рекомендуем:

  • Фотоистории