16+
Воскресенье, 24 июня 2018
  • BRENT $ 75.53 / ₽ 4751
  • RTS1125.41
21 мая 2018, 14:39 Право

Кирилл Серебренников: «Над нами совершена гражданская казнь»

Лента новостей

Мосгорсуд признал законным решение о продлении срока домашнего ареста Серебренникову и другим фигурантам дела «Седьмой студии»

Кирилл Серебренников в Мосгорсуде, 21 мая 2018 года.
Кирилл Серебренников в Мосгорсуде, 21 мая 2018 года. Фото: Сергей Ведяшкин/АГН «Москва»

Мосгорсуд оставил в силе решение Басманного суда столицы, продлившего до 19 июля срок домашнего ареста режиссеру Кириллу Серебренникову в рамках дела о хищении 133 млн рублей, выделенных из бюджета на проект «Платформа». Как передает корреспондент Business FM, таким образом, суд второй инстанции отклонил апелляционную жалобу обвиняемого и его адвокатов. Сам режиссер просил разрешить ему некоторые послабления: ходить на работу в «Гоголь-центр», общаться с коллегами и пользоваться интернетом. Однако суд не нашел оснований для этого.

18 апреля Басманный суд Москвы также оставил под домашним арестом до 19 июля директора Российского академического молодежного театра Софью Апфельбаум. Бывшему гендиректору «Седьмой студии» Юрию Итину аналогичная мера пресечения была продлена до 24 мая.

В то же время экс-генпродюсера «Седьмой студии» Алексея Малобродского тогда оставили в СИЗО до 19 июня. Позже следствие решило смягчить Малобродскому меру пресечения. Однако 27 апреля Басманный суд отклонил ходатайство СК о переводе обвиняемого под домашний арест, а 10 мая отказал в рассмотрении судом повторного, аналогичного ходатайства следствия. 14 мая СК отпустил Малобродского под подписку о невыезде.

На заседании Мосгорсуда защита Серебренникова просила его освободить. В суд, как обычно, пришла большая группа поддержки фигурантов. Среди сочувствующих была актриса Чулпан Хаматова и певец Марк Тишман, а также родственники обвиняемых. Они заняли почти все места в маленьком зале, рассчитанном на полтора десятка человек. В итоге значительной части прессы и зрителей пришлось идти на трансляцию процесса в соседний кабинет.

Адвокаты Серебренникова, Итина и Апфельбаум просили отменить решение Басманного суда и освободить их подзащитных из-под домашнего ареста. Защитница Малобродского Ксения Карпинская просто просила признать решение незаконным. Адвокат указала: если бы судья Артур Карпов не оставил ее подзащитного в СИЗО, то он не попал бы потом в реанимацию 20-й горбольницы с сердечным приступом. Сейчас, по ее словам, у Малобродского диагностировали гипертоническую болезнь 2-й степени в 3-й стадии. «Степень заболевания усилилась», — отметила защитница.

Софья Апфельбаум настаивала, что она и другие фигуранты не могут повлиять на ход следствия, ведь расследование по делу было завершено еще в январе, а фигуранты знакомятся с материалами дела. «Это подтверждается информацией на сайте СК от 16 мая, в которой говорится, что после завершения всех следственных действий и закрепления доказательственной базы совершение обвиняемым действий, направленных на уничтожение или сокрытие имеющих значение для дела доказательств, стало уже невозможным», — процитировала пресс-релиз СК фигурантка.

Обвиняемая отметила: все, что она знала «об этой истории», она рассказала еще год назад на первом допросе. «С тех пор мои показания не менялись», — указала Апфельбаум. Ее адвокат Ирина Поверинова просила отпустить подзащитную под залог в 1 млн рублей, чтобы та могла ходить на работу в Российский академический молодежный театр, а также воспитывать 14-летнего сына. «Все дело построено только на показаниях не совсем адекватного человека по фамилии Масляева», — возмутилась защитница. Она подозревает признавшую вину фигурантку в том, что та оговаривает других обвиняемых. Адвокат заметила: для ее подзащитной «было откровением» услышать на очной ставке с Масляевой, что она якобы получала свою «долю» похищенных денег. «Мы собираемся доказывать невиновность людей, никто из них не входил ни в какую преступную группу, не делил никакие доли, как сказала Масляева», — выступала адвокат.

Юрий Итин также просил об отмене домашнего ареста. Он обещал, что будет «максимально быстро знакомиться с делом», которое насчитывает более 250 томов. «Каждый из нас заинтересован в том, чтобы доказать невиновность. То, что происходит, это, на мой взгляд, глубокое недоразумение», — сказал он.

Защитник Кирилла Серебренникова Дмитрий Харитонов назвал дело искусственным. «Мы не собираемся доказывать свою невиновность в суде», — заявил защитник. По его словам, презумпция невиновности обязывает следователя доказать виновность фигурантов. «Он должен доказать, что мероприятий не проводилось, а то, что проводилось, не стоило тех денег», — указал адвокат. Харитонов заметил, что он и его подзащитный уже прочитали 90 томов «и не увидели в деле ни одного доказательства» вины фигурантов, ни одного протокола допроса. «Мы лишь увидели огромное количество непонятно как попавшей бухдокументации, договоров и другого процессуального мусора», — подчеркнул Харитонов. Он подтвердил, что за его подзащитного поручились 130 представителей культуры и общественности. Адвокат просил отпустить его клиента под их поручительство или под залог на усмотрение суда.

Сам Кирилл Серебренников подготовил свое выступление заранее и зачитывал его суду. Он напомнил, что чуть больше года назад следователи нагрянули к нему домой с обыском. «Сегодня будет один год и два дня, как начался этот бред и кошмар, как ко мне ворвались люди с собачкой и стали обыскивать. Они посмотрели мою 44-метровую квартиру и сказали: «Что-то немного вы украли», — начал он свое выступление.

Режиссер назвал уголовное дело «садистским абсурдом» и посетовал, что следствие «не желает брать доказательства защиты в расчет». «Следствию во что бы то ни стало нужно показать меня вором», — сказал Серебренников и также вспомнил недавний пресс-релиз СК. В нем говорилось, что следствие добилось ареста его квартиры в Германии, приобретенной им якобы в период хищения. Однако, как отметил режиссер, защита давно предъявила справку о том, что жилье было куплено им «много лет назад на заработанные и накопленные гонорары».

Серебренников отмечал, что проект «Платформа» — это «не два стула на пустой сцене». По его словам, масштабные мероприятия может «подтвердить любой эксперт». По его данным, за три года и три месяца было показано 340 представлений, более 600 человек приняли в них участие, было продано 80 тысяч билетов. Обращаясь к судье, режиссер сказал, что перед ней сидят «не воры а люди, которые занимаются искусством». «Это не самое приносящее в нашей стране деньги. Ни о каком воровстве и не помышляли», — заверил Серебренников. Он считает, что над ним и другими фигурантами была «совершена гражданская казнь» и до конца жизни им придется оправдываться.

Серебренников просил судью в случае, если она не отменит решение, разрешить ему некоторые послабления: посещать «Гоголь-центр» с двух часов до восьми вечера, общаться с сотрудниками театра, а также пользоваться интернетом. По словам режиссера, без доступа к сети он лишен возможности работать с зарубежными постановками. «Прошу вас дать мне возможность общаться и работать, потому что для меня это означает возможность жить», — попросил обвиняемый судью. Перед этим он заметил, что не принимает «ложь Масляевой в расчет». «Я видел то, что она врала, пряча глаза на очной ставке. Я знаю, как следователем были получены эти показания», — сказал фигурант.

В свою очередь, следователь Александр Терехин призвал суд второй инстанции оставить решение Басманного суда без изменения, а апелляционную жалобу защиты — без удовлетворения. «Доводы защиты необоснованны и не соответствуют действительности», — сказал он. Его поддержала представитель прокуратуры.

Когда оглашали решение, Кирилл Серебренников вместе с Алексеем Малобродским буквально забились в самый конец зала, пропустив вперед телекамеры. Судья Наталья Никишина оставила в силе судебный акт, лишь незначительно его подкорректировав. Она постановила считать срок домашнего ареста Итина и Апфельбаум не с момента заключения под стражу, а со дня задержания, оставив меру пресечения до 23 мая и 19 июля соответственно.

«Странно», — не сразу понял Малобродский. Во время чтения постановления ему стало плохо и пришлось присесть.

Обвиняемыми по громкому делу проходят шесть человек. Это создатель «Седьмой студии», худрук театра «Гоголь-центр» Кирилл Серебренников, бывший гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин, экс-генпродюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский, бывший главбух фирмы Нина Масляева, бывшая чиновница Минкультуры, а ныне директор Российского академического молодежного театра Софья Апфельбаум и еще один экс-генпродюсер «Седьмой студии» Екатерина Воронова. Последняя скрылась от следствия и объявлена в розыск.

Всем вменяется мошенничество в особо крупном размере в составе организованной группы (ч. 4 ст. 159 УК РФ). По утверждению СК, хищение произошло в 2011-2014 годах через созданную Кириллом Серебренниковым автономную некоммерческую организацию «Седьмая студия». Из 214 млн рублей, выделенных из бюджета на популяризацию современного искусства России в рамках проекта «Платформа», украли 133 млн рублей, следует из материалов дела. Следствие установило, что данные о количестве и стоимости проводимых мероприятий завышались, а в Минкультуры предоставлялась недостоверная отчетность.

Большинство фигурантов вину отрицают. Однако Нина Масляева признала вину и заключила сделку со следствием, дав показания на своих бывших коллег.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию