16+
Суббота, 15 августа 2020
  • BRENT $ 45.00 / ₽ 3278
  • RTS1323.80
10 июля 2020, 07:58 Политика

Арест губернатора как символ нового этапа. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Арест Фургала не первый, и, по словам политолога, «создается некое впечатление нового этапа — жизни после 1 июля»

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский пригрозил сложением полномочий всеми депутатами фракции в Думе в знак протеста против задержания губернатора Хабаровского края Сергея Фургала.

Он также заявил о возможности вывести всех депутатов от ЛДПР к воротам СИЗО «Лефортово» или попросить представляющих партию губернаторов Смоленской и Владимирской областей подать в отставку из солидарности с Фургалом. И заверил, что Фургал не будет исключен из состава ЛДПР. Как дальше будет развиваться ситуация?

Вряд ли лидер ЛДПР Владимир Жириновский всерьез спровоцирует сдачу мандатов депутатами своей фракции. Разве что в знак протеста они могут покинуть одно из заседаний парламента. Во-первых, Владимир Вольфович знает, что Госдума сможет работать и принимать законы и без фракции ЛДПР вовсе. Во-вторых, еще лучше он понимает, что как только члены фракции ЛДПР начнут действовать в духе непримиримой оппозиции, то ко многим из них может прилететь «привет из прошлого» в упаковке Следственного комитета, как прилетел такой привет хабаровскому губернатору Сергею Фургалу. Который, как знать, мог бы и дальше продолжать работу простым думским депутатом, отыграв успешно роль спойлера в губернаторской кампании в 2018 году в пользу тогдашнего руководителя — единоросса Вячеслава Шпорта.

Но Фургала угораздило выиграть, собрав себе весь протестный электорат, а потом всерьез начать рулить краем, в том числе вступая в острые конфликты и споры с московскими кураторами внутренней политики и местными бизнес-элитами.

Кстати, из четырех «нечаянных губернаторов», победивших в сентябре 2018 года вопреки раскладам Москвы, сегодня только два остаются на этих местах. А перед единым днем голосования в сентябре региональные элиты получили четкий сигнал о том, что если они в разгар пандемии, обретя непривычно много полномочий для борьбы с коронавирусом, стали сильно много о себе понимать, то теперь это самомнение надо подчинить общегосударственным интересам, которые лучше всего понимают как раз в Москве.

В то же время инцидент с Фургалом дает Жириновскому возможность освежить репутацию партии как какой-никакой, но оппозиционной, поскольку таковая репутация в последнее время сильно полиняла. И сейчас Владимир Вольфович публично сетует, что фракция поддержала поправки к конституции весной.

Если оппозиционный имидж освежить удастся без сильной ссоры с Кремлем, то можно попробовать поторговаться еще за один-два губернаторских поста в рамках «квоты» для тех, кто не из «Единой России» и не избран с ее поддержкой. Как бы в порядке компенсации за Фургала. Таких глав регионов сейчас семь.

Помимо рассуждений о партийно-политических раскладах, громкий арест спровоцировал и другие разговоры. Например, о роли силовых структур в современной российской политике. Сколь они самостоятельны в своих действиях против высокопоставленных чиновников или же всегда в таких случаях выполняют четкий политический заказ? Исходя из того, что какой-нибудь компромат да имеется на всякий случай на большинство тех, кто резвится на аккуратно огороженной политической поляне.

Только вот против одних его в какой-то момент активируют, а против других продолжают годить и копить. Во всяком случае, простому обывателю трудно поверить в то, что, когда вдруг поднимают дела 15-летней давности, это происходит совершенно вне привязки к текущей политике. В этом смысле уровень недоверия в обществе к действиям силовиков, в которых подозревают некое двойное дно, достаточно велико.

И такое недоверие будет трудно рассеять, когда, словно по команде, начинается целая серия громких арестов и «посадок». На сей раз это происходит после голосования по конституционным поправкам. Словно застоявшимся силовикам раньше не давали отмашку на решительные действия, дабы не спугнуть это самое голосование.

Хотя, возможно, все дело в карантине, который теперь снимают повсеместно. И практически одновременно происходит арест известного журналиста по обвинению в госизмене, арест высокопоставленной чиновницы Минобрнауки, проводят обыски сразу у нескольких активистов, в том числе у одного муниципального депутата Москвы, выступавших против конституционных поправок.

В этом смысле создается некое впечатление нового этапа — жизни после 1 июля. И это не очень похоже пока на оттепель, хотя приговор по делу «Седьмой студии» и Кирилла Серебренникова оказался для многих неожиданно мягким.

Возможно, многие ждали в развитие в том числе многих важных социальных конституционных поправок некоего пакета социально-экономических законов, эдакого нового курса по прорыву через коронавирусный кризис в светлое, сытое и благополучное будущее.

Но пока оживились только застоявшиеся силовики. А те чиновники, которые, предположительно, отвечают за такой новый курс, или, по-нашему, нацпроекты, пока продолжают пребывать в том самом застое. Поэтому вовсе не они доминируют пока в информационной повестке нового этапа жизни при новых поправках, а люди в погонах.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию