16+
Вторник, 26 января 2021
  • BRENT $ 55.60 / ₽ 4182
  • RTS1422.95
26 июня 2020, 19:53 Право

«За правду нужно бороться». Как фигурантам дела «Седьмой студии» выносили приговор

Лента новостей

Чрезвычайно мягким оказался приговор суда, вынесенный 26 июня четверым фигурантам громкого дела «Седьмой студии». Трое из них, включая режиссера Кирилла Серебренникова, были осуждены условно, четвертой фигурантке суд назначил штраф в 100 тысяч рублей, но от его уплаты освободил

Софья Апфельбаум и Кирилл Серебренников.
Софья Апфельбаум и Кирилл Серебренников. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Мещанский суд Москвы поставил точку в громком деле «Седьмой студии» о хищении 129 млн рублей, которое, по версии обвинения, имело место при реализации театрального проекта «Платформа». Приговор оказался неожиданно мягким. Трое фигурантов дела, включая режиссера Кирилла Серебренникова, были осуждены на сроки от двух до трех лет лишения свободы условно со штрафами от 200 тысяч до 800 тысяч рублей. Четвертую подсудимую — экс-чиновницу Минкультуры — суд счел виновной в халатности, назначив ей штраф в 100 тысяч рублей. Однако она была освобождена от назначенного наказания в связи с истечением срока давности.

К оглашению приговора по громкому делу правоохранители подготовились основательно. Ожидая наплыва людей, рано утром вокруг здания суда установили металлические заграждения. Поблизости припарковались два микроавтобуса второго оперполка УМВД по Москве. Чтобы избежать столпотворения, пишущих журналистов пускали в суд по служебным удостоверениям. Двойной контроль был и на третьем этаже, где в самом просторном зале судья Олеся Менделеева в 11 утра должна была начать оглашать приговор: у входящих также проверяли пресс-карты.

Группа поддержки

Поддержать подсудимых пришло множество сочувствующих, среди которых были замечены молодые актеры «Гоголь-центра», актриса Юлия Ауг и режиссер Яна Тумина, а также участница телевизионного шоу Comedy Woman Екатерина Варнава, актер Анатолий Белый, лидер группы «Звери» Роман Биляк (Рома Зверь), учредитель благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер и другие. И если за полчаса до начала оглашения приговора у здания суда собралось около сотни человек, то к полудню их было больше тысячи.

Видеосъемку оглашения приговора решили вести силами пресс-службы Мосгорсуда. Кроме журналистов, в зал пустили лишь близких родственников фигурантов. Вместе с ними внутрь удалось пройти актрисе Юлии Пересильд. Для тех, кому не хватило мест в зале, была организована телетрансляция на девятом этаже. Здесь зал оказался забит до отказа, и социальную дистанцию уже никто не соблюдал.

Алексей Малобродский прибыл с супругой одним из первых. На входе в суд он поблагодарил всех за поддержку. Софью Апфельбаум сопровождали родители и муж, а также худрук Российского академического молодежного театра Алексей Бородин. С Юрием Итиным были брат, дочь и жена. Главный фигурант дела — Кириллл Серебренников — вошел в зал последним, за две минуты до начала оглашения, назначенного на 11 утра. На нем была черная маска и традиционное черное худи с памятником «Рабочий и колхозница» и надписью «Миру — мир» на спине. Голову подсудимого украшала бейсболка с ребусом, которая демонстрировала безразличный настрой фигуранта.

Оглашение приговора началось с задержкой в 20 минут. Несколько секунд судья Олеся Менделеева читала его стоя, но потом разрешила всем сесть «ввиду большого объема».

С первых минут стало ясно, что она сочла доказанной вину трех из четырех фигурантов в хищениях. «Суд установил, что подсудимые Серебренников, Итин, Малобродский совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное с использованием своего служебного положения организованной преступной группой в особо крупном размере», — сказала она.

При этом фамилия четвертой подсудимой — бывшей чиновницы Минкультуры, а ныне директора РАМТ Софьи Апфельбаум — не прозвучала. Из этого стало понятно, что ее либо оправдают, либо суд переквалифицирует ее действия на другую статью УК. Это предположение подтвердило дальнейшее чтение приговора.

Из него следовало, что Апфельбаум «не была осведомлена» о «преступном плане», который разработал Кирилл Серебренников. Он, по словам судьи, был направлен на хищение денежных средств, выделенных из бюджета на поддержку и популяризацию современного искусства в рамках театрального проекта «Платформа».

Далее она описала, как происходили хищения: Серебренников и его соучастники обналичивали поступавшие на счета АНО «Седьмая студия» госсредства через сторонние фирмы-однодневки, завышая стоимость проводимых мероприятий, и сдавали в Минкультуры недостоверную отчетность.

«Апфельбаум не была осведомлена о преступном умысле и намерениях членов организованной преступной группы и обеспечила приемку отчетов по соглашениям без предусмотренной проверки. Она подписала и направила их в департамент экономики и финансов для оплаты. Ее сотрудники, также не осведомленные о преступном характере происходящего, подготовили заявки в казначейство для перечисления денежных средств», — гласил приговор.

Судья подчеркнула, что Апфельбаум имела реальную возможность исполнить свои должностные обязанности и необходимую квалификацию для этого, однако отнеслась небрежно к своим обязанностям, принимая документы без надлежащей проверки и контроля. «Это привело к причинению ущерба в размере почти 129 млн рублей», — сказала судья.

Уже в середине чтения приговора стало понятно, что реального срока Апфельбаум удастся избежать — часть 1-я статьи 293 УК РФ («халатность»), по которой ее признали виновной, его не предполагает. К тому же срок давности в два года по этой статье давно истек.

На протяжении всего приговора Серебренников сидел, уткнувшись в смартфон, не обращая внимания на слова судьи. Периодически посматривал новости в телефоне и Алексей Малобродский, так и не снявший кепку, несмотря на жару. Кстати, в зале суда из-за кондиционера было даже холодно, а под конец пятичасового судебного марафона адвокаты Малобродского и Апфельбаум стали просить судью сделать кондиционер потеплее. Но та была неумолима, и в итоге защитницы пересели поближе к своим клиентам.

Шесть фигурантов дела

Уголовное дело «Седьмой студии» было возбуждено в мае 2017 года. Его фигурантами стали шесть человек: художественный руководитель и автор театрального проекта «Платформа» режиссер Кирилл Серебренников, гендиректор автономной некоммерческой организации (АНО) «Седьмая студия» Юрий Итин, бывший генпродюсер данной организации Алексей Малобродский, сменившая его на этом посту Екатерина Воронова, бывшая глава департамента государственной поддержки искусства и народного творчества Минкультуры Софья Апфельбаум и экс-главбух «Седьмой студии» Нина Масляева. Всем им вменили мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Воронова скрылась от следствия и была объявлена в розыск. Масляева предпочла признать вину, ее дело выделили в отдельное производство.

По версии Следственного комитета России, все подсудимые входили в организованную преступную группу, которая была создана в 2011 году режиссером Кириллом Серебренниковым. Тогда худрук театра «Гоголь-центр» разработал проект «Платформа», призванный популяризировать современное искусство. Его финансирование велось из бюджета. Для этого, а также для «организации договорных отношений» с Минкультом Серебренниковым была учреждена АНО «Седьмая студия».

Первоначально обвинение утверждало, что из 216 млн рублей, выделенных в 2011-2014 годах из бюджета, фигуранты обналичили и похитили 133,2 млн рублей. Для этого в министерство предоставлялись недостоверные отчеты о стоимости и качестве проводимых мероприятий, их цена завышалась. Обвинение гласило, что в министерстве у подсудимых тогда был свой человек — чиновница Софья Апфельбаум, которая оказывала им «покровительство». Она принимала у руководства «Седьмой студии» отчеты о выполненных работах, не проводя никаких проверок. Позже по делу были проведены еще две экспертизы. Одна оказалась в пользу подсудимых и решила, что подсудимые не растратили, а сэкономили бюджетные средства. Третья же констатировала хищение 128,9 млн рублей.

Про обналичивание и хищение

Фигуранты факт хищений отрицали. Вину за недостоверную отчетность и «бардак» в бухгалтерии возложили на главбуха Нину Масляеву. По их словам, она получала самую большую зарплату в 150 тысяч рублей, что было на 50 тысяч больше, чем даже у Кирилла Серебренникова.

Адвокаты подсудимых обращали внимание на то, что следствие поставило знак равенства между хищением и обналичиваем денежных средств, что является неверным, поскольку последнее в России не запрещено. Наличность же была нужна для расчетов с актерами, режиссерами, техническим персоналом. Такой способ расчетов общепринят в театральной среде, да и вообще в творческой среде.

Сами подсудимые утверждали, что не знали об использовании сети «обнальных» фирм», которые за четыре года заработали за свои услуги 10 млн рублей. Их привлекла Нина Масляева. Последняя стала главным свидетелем обвинения в деле Серебренникова. Она утверждала, что все происходило с ведома и по указанию руководства «Седьмой студии». Подсудимые в ответ заявили, что главбух их оговаривает, чтобы облегчить свою участь. Сам Серебренников уверял, что отвечал лишь за художественную часть проекта и не ведал финансами.

Скандальный процесс

Судебное разбирательство началось в ноябре 2018 года под председательством судьи Ирины Аккуратовой, которая после получения результатов второй экспертизы в сентябре 2019 года вернула дело на доследование. Однако Мосгорсуд по протесту прокуратуры отменил это решение, и процесс в ноябре того же года стартовал заново с участием судьи Олеси Менделеевой.

В конце процесса один из свидетелей, кассир «Седьмой студии» Элеонора Филимонова, заявила о давлении со стороны следователей. Она утверждала, что следователь угрожал «заковать ее в наручники и отправить в тюрьму», если она не подпишет показания о том, что ей якобы было известно о махинациях по обналичиванию бюджетных средств и «черной кассе».

Министерство культуры, признанное по делу потерпевшим, сначала предъявило к подсудимым иск о возмещении ущерба на сумму 133 млн рублей, а под финал процесса уменьшило его до 129 млн, исходя из результатов последней экспертизы.

К последней у защиты было множество претензий. Так, адвокаты негодовали, что суд не принял предложенные ими кандидатуры более десятка известных и авторитетных театральных деятелей. Зато привлек к участию в экспертизе заместителя директора МХАТ имени Горького Елену Баженову, которая недавно переехала из Екатеринбурга в Москву. По первому образованию она является инженером-электриком и лишь по второму — экономистом. Из 340 мероприятий проекта она не учла 77. Их стоимость Баженова рассчитала по нормативам, которых в годы «Платформы» не существовало, отмечали адвокаты.

В этой связи более трех тысяч деятелей искусства, среди которых были режиссеры Анатолий Васильев, Дмитрий Крымов, актеры Лия Ахеджакова, Данила Козловский и Чулпан Хаматова, призвали Министерство культуры отозвать гражданский иск на 129 млн рублей к подсудимым. Соответствующее письмо они отправили 22 июня министру культуры Ольге Любимовой. Кстати, последняя 26 июня сообщила, что министерство разработало законопроект, разделяющий сферы управления театром между директором и художественным руководителем. Такие меры, по ее мнению, должны исключить ситуации, подобные делу «Седьмой студии».

Стихи в зале суда

Защита в ходе процесса настаивала на недоказанности ущерба. Адвокаты просили оправдать подсудимых. В заключительной речи главный фигурант Кирилл Серебренников указал, что в деле нет ни одного свидетельства его нечестного поведения или желания материально обогатиться за счет денег, выделенных на проект.

«Я горжусь каждым днем, который я посвятил своей работе в России. В том числе и теми днями, когда я делал проект «Платформа», — сказал он в прениях сторон. Даже в зале суда он демонстрировал свою творческую натуру: первые буквы абзацев его выступления сложились в фразу «Ни о чем не жалею, сочувствую вам». В последнем слове режиссер прочел стихотворение Иосифа Бродского «Конец прекрасной эпохи». Так называлось заключительное мероприятие на «Платформе», которое было учтено в результатах последней экспертизы.

За три года следствия и судебного процесса Алексей Малобродский почти год провел в СИЗО, Серебренников, Апфельбаум и Итин — больше полутора лет под домашним арестом каждый. Позже им избрали меру пресечения в виде подписки о невыезде, но и ее в итоге отменили.

Что касается главбуха «Седьмой студии» Нины Масляевой, ожидалось, что суд над ней будет скорым, а ее дело будет рассмотрено в особом порядке, при котором она могла рассчитывать на быстрый процесс и более мягкий приговор. Однако этого не случилось: в апреле 2019 года суд вернул ее дело на доследование. После отмены этого решения судья Мещанского суда Татьяна Шанина отказала Масляевой в особом порядке и начала слушать дело с исследованием всех доказательств. В июне 2020 года Шанина вышла из дела под предлогом болезни. Его передали судье Анне Соковой — 16 июня она начала его слушать с самого начала.

Финал процесса

К финальной части приговора судьи перешла лишь после четырех часов дня. «Оценив представленные обвинением доказательства в совокупности, суд находит их допустимыми и полностью подтверждающими вину как Серебренникова, Итина и Малобродского в совершении преступления, предусмотренного статьей «мошенничество», так и вину Апфельбаум в совершении преступления, предусмотренного статьей «халатность», — сказала судья.

Она пришла к выводу, что все следственные действия были проведены надлежащими должностными лицами «в пределах их компетенции», а каких-либо существенных нарушений закона следователями допущено не было. По ее словам, все свидетели имели право внести замечания в протоколы по окончании следственных действий, но этого не сделали.

При этом судья поверила словам представителей СК, которые в суде опровергли сделанное на процессе заявление бывшего помощника главбуха «Седьмой студии» Элеоноры Филимоновой. Судья указала, что на следствии та давала «неизменно изобличающие» фигурантов показания, в том числе на очной ставке с Итиным в присутствии своего адвоката. Также она сочла «достоверными» показания Нины Масляевой (ее судья назвала «лицом, дело в отношении которого было выделено в отдельное производство». — Business FM). Оснований считать, что она оговаривала подсудимых, у суда не имеется, сказала судья.

Давая оценку проведенных по делу экспертиз, она признала недостоверными доказательствами выводы двух первых экспертиз и исключила их из материалов дела. В частности, судья не приняла вторую экспертизу, которая была в пользу фигурантов, в связи с тем, что участвующая в ней заместитель директора МХТ имени Чехова Марина Андрейкина до назначения исследования высказывалась в пользу подсудимых. В 2017 году она написала статью в журнал «Театр» в поддержку проекта «Платформа», в которой заявила о невозможности украсть чуть ли не треть выделенного на «Платформу» бюджета. Судья решила, что «Андрейкина была заинтересована в исходе дела».

При этом судья нашла достоверными, мотивированными и понятными выводы третьей экспертизы. «Оснований сомневаться в квалификации экспертов у суда не имеется», — гласил приговор.

Сроки для фигурантов

Однако при всей серьезности звучавших формулировок судья сочла, что исправление подсудимых возможно «без изоляции от общества». Она не нашла отягчающих вину подсудимых доказательств, а к смягчающим отнесла наличие у них хронических заболеваний, наличие на иждивении у Серебренникова престарелого отца, у Итина — дочери-студентки, а у Софьи Апфельбаум — несовершеннолетнего сына. Олеся Менделеева отметила, что учитывает и данные о личности подсудимых, «поведение подсудимых после совершения преступления», а также крайне положительные характеристики каждого.

Так, у Серебренникова множество наград за профессиональные достижения, а у Апфельбаум — ведомственных наград. По приговору Кирилл Серебренников получил три года лишения свободы условно со штрафом в 800 тысяч рублей с испытательным сроком в течение трех лет.

Такой же срок получил Юрий Итин со штрафом в 200 тысяч рублей, а Алексей Малобродский был осужден на два года колонии условно. Он должен выплатить штраф в 200 тысяч рублей.

Двум последним фигурантам суд запретил занимать должности, связанные с осуществлением административно-хозяйственных и организационно-распорядительных полномочий в учреждениях культуры, первому сроком на три года, а второму — в течение двух лет. При этом судья не наложила таких запретов в отношении Серебренникова.

Софье Апфельбаум был назначен штраф в 100 тысяч рублей, однако от наказания осужденную немедленно освободили, так как к моменту приговора истек двухгодичный срок давности по статье «халатность».

Также суд отклонил иск Минкультуры к Апфельбаум в части возмещения причиненного ущерба. А вот с остальных осужденных суд постановил взыскать в солидарном порядке 128 млн 974 тысячи 690 рублей, оставив под арестом имущество фигурантов до исполнения приговора в части «имущественного взыскания».

Кстати, помимо недвижимости, машин и денег, на счетах в банках под арестом оказалась весьма дорогая «ювелирка» известного бренда Tiffani: кольца, браслеты и колье с бриллиантами. Их нашли в ходе обысков у тещи Юрия Итина. Несмотря на то, что женщина утверждала, что купила их еще в 1990-е, и даже предоставила квитанции, судью они не устроили. В частности, из-за того, что в них не был «указан собственник украшений», а также в бумагах не совпадали наименования ювелирных изделий.

Апелляции быть

Зал суда осужденные покидали в приподнятом настроении. На улице криками их встречала толпа. Причем в какой-то момент защитники потеряли фигурантов, которые покинули здание не через центральный, а через запасной вход.

Кирилл Серебренников благодарил всех. «Спасибо вам за поддержку нас, за то, что вы верите в нашу невиновность, за то, что вы понимаете, что происходит. Каждый человек, находящийся здесь, очень важен и ценен для всех», — обратился он собравшимся. После чего режиссер принялся уговаривать граждан соблюдать социальную дистанцию: «Пожалуйста, не заразите друг друга», — попросил он, а в конце неожиданно добавил: «Потому что за правду нужно бороться».

Алексей Малобродский признался Business FM, что «неприлично хорошо чувствует себя после приговора». Он сказал, что в его планах «жена, дети и вкусный ужин». Искать объяснение столь мягкому решению суда он не стал. «Скорее это к суду вопросы. Для меня это решение несправедливое, по-прежнему дикое», — заявил он, признавшись, что надеялся на условный срок, но все же приехал на всякий случай с вещами.

Защитники заявили, что, несмотря на мягкость приговора, в их планах подать апелляцию в Мосгорсуд. «Я как адвокат приговором недоволен и считаю, что Серебренников должен быть оправдан, — сказал Business FM защитник режиссера Дмитрий Харитонов. — Я считаю, что тот приговор, который мы сегодня услышали, не является правосудным. Суд фактически не анализировал позицию защиты, не учел огромное количество свидетелей, которые рассказывали, как существовала «Платформа» и как тратились деньги. Он посчитал это ненужным».

При этом адвокат назвал «положительным» тот факт, что суд не назначил подсудимым реальные сроки, но подчеркнул, что его устроит лишь оправдательный приговор. «Любой другой я считаю абсолютно неприемлемым. Это может быть компромисс для того, кто принимал это решение. Для меня это не компромисс», — заявил Business FM адвокат.

По его мнению, комментировать вопрос погашения гражданского иска Минкультуры преждевременно. «Приговор пока не вступил в силу. Мы не считаем, что Минкультуры был причинен какой-то ущерб. Мы говорили об этом много раз. Минкультуры само не смогло сформулировать, в чем этот ущерб состоит, и основывается на экспертизе, которая, по нашему мнению, и предвзята и некомпетентна. Поэтому говорить, что кто-то собирается возмещать ущерб, очень-очень рано», — сказал он.

Апелляцию будет готовить и адвокат Софьи Апфельбаум Ирина Поверинова. Она заявила, что ее подзащитная «никакой халатности не допускала и строго исполняла свои обязанности». «Это, конечно, радостно, что суд снял с нее обвинение в мошенничестве и ничего не взыскал, но тем не менее мне такое компромиссное решение не нравится, потому, что оно все равно портит репутацию моей подзащитной. Я счастлива на 90 процентов, 10 процентов я оставляю за собой для того, чтобы обжаловать приговор и доказывать, что ничего противоправного она не совершала», — подчеркнула Поверинова.

Обжаловать приговор в Мосгорсуде может в течение десяти дней и обвинение. Ранее в прениях сторон прокурор Михаил Резниченко настаивал на реальном наказании для фигурантов. Он предлагал отправить их в колонию на сроки от четырех до шести лет.

Обстановка у Мещанского суда Москвы во время провозглашения приговора. Фотогалерея BFM.ru:

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию