16+
Воскресенье, 19 августа 2018
  • BRENT $ 71.86 / ₽ 4817
  • RTS1052.74
11 мая 2018, 10:29 Право

Правозащитники нашли Малобродского прикованным наручниками в реанимации

Лента новостей

Это произошло после того, как его госпитализировали из зала суда. Ситуация возмутила главу Совета по правам человека Михаила Федотова

Алексей Малобродский.
Алексей Малобродский. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Обновлено в 16:58

Алексея Малобродского, доставленного из суда в кардиореанимацию в тяжелом состоянии, приковали наручниками к кровати. Правда, позднее их сняли, сообщили члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы.

О том, что накануне экс-директора «Гоголь-центра» пристегнули наручниками к больничной койке, главе Совета по правам человека Михаилу Федотову рассказали члены ОНК, которые побывали в 20-й больнице, в которую госпитализировали Малобродского. Федотов призвал руководство столичного управления МВД отменить это распоряжение. Он назвал его возмутительным.

«Если Малобродский находится там под конвоем, и вместе с ним несколько конвоиров — это нормально, а вот то, что его приковывают наручниками к кровати — это ненормально, и я очень рассчитываю, что руководство ГУВД Москвы немедленно исправит эту, мягко говоря, ошибку», — сказал Федотов. Его слова приводит ТАСС.

Ответственный секретарь ОНК Москвы Иван Мельников был среди тех, кто 10 мая ездил в 20-ю больницу:

— Мы нашли его живым, состояние было стабильным. Да, тяжелым. Нас удивило, что, к сожалению, он был прикован наручниками в реанимации. Данную информацию мы с коллегами донесли до руководителя Совета при президенте России по правам человека Михаила Федотова. Благодаря его вмешательству, а также вмешательству ОНК и руководителя ГУВД по Москве наручники, я так понимаю, были сняты с Малобродского, так как это не такой опасный преступник, чтобы на лечении он находился, в том числе в наручниках. После проведения всех необходимых лечебных мероприятий его должны будут перевести в изолятор временного содержания, там уже он будет проходить лечение непосредственно в камере изолятора. Сама камера изолятора временного содержания № 2 — это фактически больничный бокс. Единственное отличие, наверное, это то, что там железные двери большие. Приходят врачи, оказывают лечение. Также он просил успокоить родственников, собственно, [сказать] о том, что состояние все-таки у него стабильное. Когда мы подошли, он узнал нас, приподнялся, немножко поговорил с нами.

— Нынешние условия содержания в 20-й больнице позволяют осуществлять дополнительные передачи со стороны родственников? Понятно, что инфаркт — заболевание крайне тяжелое и опасное.

— Что касается изолятора временного содержания № 2, естественно, родственники и его защитник могут передавать ему передачи. Единственное отличие — так как это все-таки больничный блок больше, чем изолятор, здесь, конечно, передачки можно передавать, но только по согласованию с врачом ему будут выдаваться те или иные продукты питания. Если вдруг у человека имеются противопоказания к определенным продуктам, то их, естественно, оставляют до его выписки из изолятора. При нашем последнем посещении, последний раз мы посещали и проверяли следственный изолятор № 4 6-го числа, Алексей Малобродский жаловался на свое самочувствие, в связи с чем мы даже попросили руководство СИЗО взять его состояние здоровья на контроль. Предпосылки для того, что могло ухудшиться состояние здоровья, видимо, были уже на протяжении определенного количества времени.

Чем можно объяснить такие методы конвоя по отношению к тяжелобольному человеку? Комментирует председатель координационного совета Московского межрегионального профсоюза полиции Михаил Пашкин:

Михаил Пашкин председатель координационного совета Московского межрегионального профсоюза полиции «Есть 140-й приказ о порядке конвоирования задержанных, подозреваемых. Сотрудников конвойной службы наказывают за то, что в туалет вдвоем нужно вести — ведет один. Или же ведет задержанного, он его держит за наручник, а наручник, второй конец себе на руку не пристегивает — тоже нарушение. Сотрудников за это наказывают, в том числе вплоть до увольнения. Помните, у нас в облсуде была стрельба из-за нарушений правил конвоирования? Там сейчас ведь посадки уже фактически начались, несколько человек под уголовными делами ходят. То есть сотрудники конвоя с одной стороны не имеют права не пристегивать так, как это положено, а с другой стороны, если инфаркт и пристегивают наручниками, это бесчеловечно. Но это все приказ министра 140-й — для служебного пользования, и отступать от него сотрудники не имеют права, их уволят. Здесь коллизия, как говорится, права, должны решать все следователь и суд. По идее, следователь имеет право дать указание письменное конвою: сиди рядом с ним, но не пристегивай. А следователь тоже не захочет на себя брать такую ответственность: все боятся, что, не дай бог, его сейчас за это уволят — проявил мягкотелость».

10 мая Басманный суд отказался рассмотреть повторное ходатайство о переводе Алексея Малобродского из СИЗО под домашний арест. Основания для перевода сейчас очевидны, считает председатель правления Московского юридического агентства Алексей Линецкий:

Алексей ЛинецкийАлексей Линецкий председатель правления Московского юридического агентства «Решение судьи явно продиктовано какими-то мотивами за рамками материалов дела, о которых мы знаем. Следствие вполне законно и обоснованно предложило перевести Малобродского под домашний арест, с учетом того, что следствие в значительной степени уже завершено. Скрыться от следствия у него нет никакой возможности. Состояние его здоровья явно требует нахождения в специализированном стационаре, а не в тюремной больнице. Тем не менее судья почему-то второй раз отказывает. Я думаю, есть какая-то проблема между следствием и судом, конфликтная ситуация, а Малобродский просто оказался между молотом и наковальней, терпит тяжести этого положения. Думаю, если сейчас все-таки следствие найдет какие-то подходы к тому, чтобы суд услышал их аргументы, по всей видимости, либо будет заявлено новое ходатайство, либо будет все-таки решение апелляционной инстанции, куда жалоба уже была подана».

Накануне экс-директора «Гоголь-центра» снова не отпустили под домашний арест. Ему стало плохо в зале Басманного суда, откуда его увезли с подозрением на инфаркт в 20-ю городскую клиническую больницу. Вот что рассказал Business FM кардиолог, заместитель главврача Ильинской больницы Ярослав Ашихмин, который осматривал Малобродского еще в пятницу, 4 мая: «Я увидел пациента с тяжелой одышкой в покое, с цианозом губ, синими губами, с болью в грудной клетке, который не мог самостоятельно передвигаться. Я считаю, что это такое состояние, которое сопряжено с прямой угрозой жизни, это можно трактовать как предынфарктное состояние».

Адвокаты Малобродского уже обратились к руководителю Минздрава Веронике Скворцовой с просьбой о помощи. Также защита направила просьбу Следственному комитету, считая, что следствие имеет возможность сегодня же, 11 мая, отпустить Малобродского под подписку о невыезде без обращения в суд. «Формальные причины будут стоить жизни человеку», — заявили адвокаты.

После госпитализации экс-директора «Гоголь-центра» мэр Москвы Сергей Собянин написал в соцсетях, что Малобродскому, который сейчас находится под наблюдением врачей, будет оказана вся необходимая помощь.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию