16+
Четверг, 22 июня 2017
  • BRENT $ 45.81 / ₽ 2730
  • RTS977.14

Каталог персон

Все персоны
Арбатов Алексей Георгиевич

Арбатов Алексей Георгиевич

Руководитель центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН

17 января 1951 г. р.

Родился в Москве.

В 1973 г. - окончил Московский государственный институт международных отношений (МГИМО) МИД СССР.

В 1976 г. – окончил аспирантуру Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) АН СССР.

В  1976-1994 гг. - научный сотрудник, старший исследователь, ведущий исследователь, заведующий сектором, заведующий отделом проблем разоружения Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) АН СССР (ныне РАН).

С 1992 г. - директор Центра геополитических и военных прогнозов.

Также возглавлял Центр по разоружению и стратегической стабильности Внешнеполитической ассоциации.

В качестве научного консультанта участвовал в деятельности различных структур ООН.

7 июля 1994 г. - получил мандат депутата Государственной Думы РФ первого созыва по федеральному списку избирательного блока «Явлинский-Болдырев-Лукин» («Яблоко»), был членом фракции «Яблоко», членом Комитета по обороне.

17 декабря 1995 г. - был избран в Государственную Думу РФ второго созыва также по федеральному списку избирательного объединения «Яблоко», был членом фракции «Яблоко», заместителем председателя Комитета по обороне, председателем подкомитета по международной безопасности и по ограничению вооружений.

 19 декабря 1999 г. - был избран в Государственную Думу РФ третьего созыва вновь по федеральному списку избирательного объединения «Яблоко», являлся членом совета фракции «Яблоко», заместителем председателя Комитета по обороне, возглавлял комиссию по обороне, безопасности и ратификации международных договоров.

С февраля 2004 г. - представитель России в Комиссии по проблемам оружия массового уничтожения.

23 декабря 2001 г. - на съезде, преобразовавшем организацию "Яблоко" в Российскую демократическую партию «Яблоко», был избран заместителем председателя партии.

Доктор исторических наук, член-корреспондент РАН (2003).

Член Президиума Совета по внешней и оборонной политике (СВОП).

Автор многочисленных научных и аналитических работ по проблемам международной безопасности, разоружения, военной политики в том числе 7 монографий.

Мнение к материалу от 8 июля 2015 года:
«Санкции против политиков болезненны для Москвы»
«Отягощающий фактор, но самое главное — это ситуация на юго-востоке Украины и минские договоренности, это главная проблема. Ну и, конечно, санкции экономические, военная активность, которая создает десятилетия угрозу инцидентов, небывалую за последние военную напряженность между Россией и НАТО. А это дополнительная тоже неприятность, но это не в основе наших противоречий».
Мнение к материалу от 1 февраля 2016 года:
««Серые волки» на Синае, или турецкий след в катастрофе A321»
«У нас так получается, если мы с кем-то поссоримся, то сразу все наши неприятности имеют след, тянущийся к тому, с кем мы поссоримся. С учетом наших плохих отношений с Турцией сейчас это выглядит, конечно, достаточно странно. До того, как мы поссорились с Турцией, ни о каких «Серых волках» речь не шла. С другой стороны, до сих пор непонятно, что за организация повинна в этом преступлении. Египет, насколько я знаю, никакого серьезного расследования не проводит и даже не признает факт теракта. И мне кажется очень странным то, что мы с Египтом сейчас уже ведем переговоры о восстановлении отношений, тогда как с Эрдоганом никаких переговоров не ведем, встав в принцип, что они совершили преступление, сбив наш фронтовой бомбардировщик. Здесь нет логики. Если бы эти «Серые волки» всплыли не в момент резкого обострения наших отношений с Турцией, тогда можно было бы это как одну из версий принять всерьез, но на фоне этой кампании поневоле начинаешь сомневаться».
Мнение к материалу от 15 декабря 2015 года:
«Приезд Керри: ждать ли прорыва по Турции или сирийскому кризису?»
«Путин с самого начала призвал к самой широкой коалиции, к самому тесному сотрудничеству. Другое дело, что по поводу Башара Асада у нас остаются большие разногласия, поэтому не получается коалиция. Плюс история предшествующих пары лет, когда напряженность достигла небывалых масштабов, и Украина тенью незримой все равно стоит за отношениями, даже хотя сейчас внимание привлечено к Сирии. Если этот компромисс будет достигнут, если сотрудничество по Сирии будет развиваться и даст свои плоды, в частности стабилизации обстановки, в отступлении «Исламского государства» (данная организация запрещена в РФ — Business FM), создании фронта умеренной оппозиции, который будет способен идти на компромиссы с Бшаром Асадом, тогда, я думаю, Россия приложит гораздо больше усилий к продвижению vинских соглашений. Они уже в первозданном виде просто по хронологии не получаются, но можно нагнать это время. И я полагаю, что тогда Путин покажет — он может очень большую роль сыграть с тем, чтобы была стабилизация и на Украине. О сближении можно будет говорить, когда Путин и Обама встретятся, и еще в большей степени, если они не просто встретятся, обсудят, а еще какое-то соглашение заключат по актуальным и самым насущным проблемам российско-американских отношений. Что касается встречи Путина и Керри, то я думаю, что это о сближении не говорит, но это говорит о том, что американцы хотят срочно обсудить вопросы Сирии, и, в частности, вопрос отношений России и Турции. Они Турцию формально поддержали, но не так, как поддерживают дорогого и близкого союзника, а как поддерживают союзника, который доставляет гораздо больше хлопот, чем выгод. Надо мирным путем решать, не надо обострять, не надо эскалации. Но, в принципе, они вынуждены какую-то все-таки более-менее лояльную позицию в отношении Турции соблюдать, но это совершенно не то, что может относиться к реальному соратнику и союзнику близкому. Однако их тревожит эскалация напряженности между Россией и Турцией, особенно учитывая, что это две крупные военные державы, а если брать региональный разрез, то Турция крупнейшая военная держава в данном регионе. И какой-то новый инцидент, будь он на море, как сегодня уже сообщили, чуть не произошел или будь он в воздухе, или он будет сухопутно-воздушный, здесь вариантов много. Их, конечно, очень тревожит, они ни в коем случае не хотят столкновения России и Турции, которое поставит их в еще более тяжелое положение».

Фотоистории